+ Ответить в теме
Показано с 1 по 4 из 4

Тема: Внимание всем!

  1. #1
    Емельян Григорьевич Гость

    По умолчанию Внимание всем!

    Дорогие друзья!
    Вашему вниманию предлагается глава из моего будущего детективного романа, в которой главная героиня, ища похищенного друга попадает в МЕП-компанию. Пожалуйста, скажите мне, насколько все олписано правдоподобно.
    Заранее признателен.
    Емельян Кладбищенский, вольный прозаик.
    Для справки: Некий Макарон, лидер Антимасонской Прочеченской Радикальной Партии, есть никто иной, как бывший министр культуры России, а ныне – экс-лидер Национально-державной партии, нео-фашист Борис Миронов. Снайперша – главная героиня повести, разыскивающавя своего похищенного друга Подрывника, тоже, как и они, из лево-оппозиционного «Авангарда Красной Молодежи» при партии «Трудовая Россия» В. Анпилова. Остальные персонажи выдуманы мною, за исключением некого Дмитрия по прозвищу Пум.

    Отрывок из будущего детективного романа «Зловещие Мертвецы»

    Глава девятая

    Новый модем работал как часы. Вдобавок к дискам с базами данных, Профессор презентовал подруге пару бесплатных паролей для входа в Интернет, и Снайперша полночи пролазала в сети, изучив вдоль и поперек все “красные”, националистические и диггеровские сайты.
    “Левые” порталы изобиловали сообщениями о смерти Мамани-Комбата. На электронной страничке “Революционной Партии Троцкистов”, остатки соратников покойного Бейца вывесили портрет убитой, предварительно до неузнаваемости изуродовав его в «Фотошопе». “Собаке – собачья смерть!”, гласила надпись под фотомонтажом, изображавшем усопшую в образе мутанта Сталина и Берии.
    На другом сайте – Антимасоноской Прочеченской Радикальной Партии, возглавляемой бывшим министром печати Борисом Макароном, смерти командира “Авангарда” была посвящена целая статья за подписью лидера партии. В ней автор утверждал, что покойная была никем иной, как внебрачной правнучкой генерала Ермолова, а также любовницей Сталина, Дзержинского и Молотова. Появившиеся на форуме робкие возражения, что Маманя-Комбат родилась многим позже смерти двух первых фигурантов, а на момент кончины третьего ей исполнилось лишь четыре года – эти возражения с ходу отметались господином Макароном, а лица, посмевшие усомниться в правоте экс-министра, немедленно были зачислены им в мировую масонскую ложу.
    Одной из немногих оказалась партия “Единой Народной Общероссийской Тревоги”, именуемая в сокращении “ЕНОТ”, которая не злобствовала по поводу безвременной кончины двадцатидвухлетней девушки, а напротив, посвятила Мамане-Комбату короткий, но душевной некролог. “… Память о Марии Анатольевне – мужественной девушке, товарище, коммунисте и патриоте с большой буквы, навсегда сохранится в наших сердцах…” – говорилось в прощальном слове, подписанном одним из сопредседателей партии – лидером “Офицерского Союза” подполковником Батей.
    …Утром болела голова и нестерпимо резало в глазах. Выругав себя последними словами, девушка решила впредь не засиживаться перед монитором больше двух часов подряд и купить себе защитные очки для компьютера.
    Холодный душ немного привел ее в чувство, и в посвежевшую, освобожденную от боли голову хлынул поток разнообразных мыслей. Было необходимо установить таинственную мадам, следившую за Подрывником на радиорынке. Не мешало наведаться к Лошаку, который также мог быть связан с похищением взрывотехника. Кроме того, нужно было продолжать искать подходы к Аристарху Провайдерову, чьи люди также могли стоять за шантажистами, ищущими кассету.
    Кандидатура знаменитого фирмача казалась Снайперше наиболее подходящей для роли похитителя, однако подобраться к нему даже на километр было нереально, как полет в космос на ершике от унитаза. Однако сквозь угрюмый туман безнадежности, в сознании смутно просвечивало нечто слабого лучика надежды.
    “Погоди-погоди, – вдруг отчетливо произнес внутренний голос, – что там Потапыч говорил про какой-то Яндекс?..”
    В памяти мгновенно всплыли события годичной давности: застолье на квартире покойного приятеля, золотящийся в рюмках коньяк и раскрасневшееся от выпитого лицо лейтенанта, разглагольствовавшего о фантастических возможностях Интернета.
    … – Знаешь, как быстрее всего о человеке информацию собрать? – хитро спрашивал Потапыч, заедая очередную порцию коньяка ароматным сациви. – Да притом самую полную? Через Интернет! Конечно, если крендель, которым ты интересуешься, какой-нибудь дядя Вася с соседней помойки, хрен ты чего накопаешь, а вот если более или менее известный фрукт – считай, узнаешь про него больше, чем все спецслужбы.
    – Интересно, это как же такое возможно? – удивлялась Снайперша. – Небось надо ФСБ-шный сайт взломать?
    – Ни хрена, – мотал головой офицер. – Заходишь на главную страницу Яндекса и тупо набираешь в окне поиска: “Дормидонт Тютькин, народный артист деревни Нижние Попыхи…” И. через минуту система тебе выдает сотню ссылок на материалы, где хоть полслова упоминается об этом раздолбае… Я так за полчаса всю подноготную о Макароне, с которым по-первости Станислав связался, выяснил: где родился, где крестился, с кем якшался… Откуда, ты думаешь, я пронюхал, что этот хрен мамин из Правительства Черной Морды не за “патриотизм” так называемый вылетел, а за то, что по пьянке ковер в кабинете премьера заблевал?..
    … Чувствуя, как в душе вновь загорается знакомый охотничий азарт, девушка ринулась к компьютеру, швырнув недоеденную котлету в миску пуделя.
    Спустя минут сорок она уже вовсю читала скачанные из сети документы, в которых говорилось об Аристархе Провайдерове. Перед ее глазами мелькали статьи, очерки, заметки, повествующие о жизни президента московского филиала компании “Копперфильд”. Перед глазами мелькали сохраненные в “Ворде” страницы, где рассказывалось, что Аристарху Леопольдовичу месяц назад отметил свое тридцатилетие, происходит родом из репрессированных поволжских немцев, в детстве перенес все немыслимые болезни, начиная от ветрянки и кончая расстройством пяточного нерва. Что за неполные тринадцать лет успел окончить пять учебных заведений, начиная с циркового училища и заканчивая радио-электронным университетом. Со знаменитым кудесником и магом Аристарх познакомился, будучи на стажировке в Хьюстоне, разгадав несколько сложных фокусов маэстро, о чем незамедлительно сообщил местной бульварной прессе.
    Скандал удалось замять с помощью немалой суммы, выложенной чуть было не разоблаченным “магом” редакторам местных газет и чиновникам администрации штата, а настырный российский студент, в один из дней, на глазах перепуганных сокурсников был похищен неизвестными громилами исключительно гангстерской наружности.
    Аристарх отсутствовал почти неделю. Педагоги и приятели по Хьюстонскому университету уже мысленно похоронили юношу, как вдруг тот неожиданно возвратился в “альма-матер”. Студент был одет в вызывающе дорогие шмотки, сшитые на заказ известными кутюрье. На безымянном пальце правой руки, где прежде была дешевая бронзовая “печатка”, красовался массивный золотой перстень с бриллиантом в немыслимое количество карат. Небрежно поигрывая платиновой кредиткой одного из солиднейших мировых банков, юноша с загадочным видом сообщил, что вынужден оставить учебу и срочно отбыть в Москву. Лишь спустя несколько недель недоумевающие однокурсники и преподаватели узнали, что Давид Копперфильд назначил Провайдерова своим представителем в России.
    Тут же, на скачанных целиком веб-страницах, пестрели фотографии Аристарха. С каждой из них на Снайпершу глядел нескладный молодой человек с вечно взъерошенными волосами и в огромных бесформенных очках, напоминающих подводные окуляры. Лишь одна из них почему-то привлекла внимание девушки. На ней Провайдеров находился нагишом, в компании таких же голых людей различного пола и возраста. “Правая рука великого Копперфильда – завсегдатай МЕП-тусовок!” – значилось под снимком. Чуть ниже небольшая заметка рассказывала о том, что Аристарх состоит в международном обществе “Люди без комплексов” и обожает разнообразные оргии, именуемые их устроителями странным словом “смепки”.
    Чувствуя, что попала в “десятку”, Снайперша вновь вошла и Интернет и набрала в поисковой строке “МЕП-компания», “смепки” и “общество людей без комплексов”. Спустя минуту она уже вовсю жала на ссылки МЕП-портала, жадно скачивая всю информацию.
    Попасть в члены клуба оказалось просто, как выпить стакан воды. Для этого следовало лишь позвонить региональному координатору движения, чьи домашние и мобильные телефоны были вывешены на отдельной страничке сайта. Правила общества также подкупали своей незатейливостью и простодушием. Если кто-либо из гостей не желал участвовать в групповых оргиях и даже просто находиться в первозданном виде, то это нисколько не возбранялось. Более того, для еще не до конца раскомплексованных гостей существовали отдельные комнаты, где они могли находится с такими же новичками.
    Немного поразмыслив, Снайперша решилась и набрала номер Московского координатора. Простуженный, но тем не менее до безграничности приветливый голос на том конце провода сообщил девушке, что ей неслыханно повезло, поскольку ближайшая “смепка” состоится прямо сегодняшним вечером.
    – Жаль, я приболел, – сипя и беспрерывно кашляя, сокрушался собеседник, – такую встречу пропущу! Сам Пум нынче в Москву прикатил… Кстати, вот его мобильный, звякните ему, если ходите уже сегодня с нами потусоваться…
    Как и его московский зам, Пум несказанно обрадовался звонку незнакомки.
    – Вы разыскали меня как нельзя вовремя, – ворковал он в трубку. – “Смепок” в Первопрестольной у нас с прошлого года не случалось. Все в Питере да в Израиле…
    – Скажите, а если я это… еще не до конца раскомплексована… – осторожно сказала Снайперша. – Я не буду смущать остальных?..
    – Ни в коем разе! – успокоил ее “гуру”. – Народ у нас понимающий что к чему, с ходу ведь от всех собственных тараканов в башке еще никому избавится не удавалось… В общем жду вас сегодня у на выходе из «Речного вокзала».
    Отключившись, Снайперша почувствовала неприятную дрожь в коленях. Так бывало всегда, когда она отправлялась на какое-нибудь сомнительное мероприятие, будь то уличение в стукачестве Потертого Седла или же сегодняшнее участие в непонятной оргии.
    Однако отступать было некуда. Захваченный людьми Провайдерова Подрывник и, неведомо как, попавший с ним за компанию чудак Мокроусов ждали ее помощи, медленно умирая под пытками.


    * * *

    В назначенный час Снайперша подкатила к метро “Речной вокзал”. Площадка перед вестибюлем оказалась забитой автомобилями, возле которых клубилась разношерстная компания. Каждую минуту к ней присоединялись все новые люди, обнимались, хлопали друг друга по плечам.
    Здесь были москвичи, слегка чопорные, глядевшие на остальных с едва заметным превосходством. Рядом толпились провинциалы, не имевших столичной регистрации, которых можно было вычислить по настороженным и опасливым взглядам на топтавшийся у метро милицейский патруль. Тут же находились иностранцы, аляповато одетые, с не сходящими с лиц глуповатыми улыбками. Среди европейских физиономий мелькали и раскосые азиаты, курчавые негры и даже одно смуглое носатое лицо, выдававшее в его обладателе чистокровного латиноса.
    В центре толпы выделялся высокий мужчина средних лет, с черной с проседью бородой. Окруженный сподвижниками, он напоминал магнит, к которому тянулись собравшиеся. Каждый вновь появившийся перед метро первым делом протискивался к нему, жал руку, дружески обнимался, бросался о чем-то расспрашивать. Бородач кивал в ответ, одаряя очередного соратника дружеской улыбкой, с удовольствием ловил обожающие взгляды, позволяя восхищаться собой, одновременно не переставая шарить веселыми птичьими глазами по сторонам, высматривая среди снующей вокруг толпы знакомые лица. В очередной раз “просканировав” прилегающую к метро местность, “гуру” безошибочно остановил свой взор на Снайперше.
    – Вы – Ольга? – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес он, раздвигая толпу приятелей легким движением плеча. – Отлично, я – Дмитрий, с которыми вы беседовали утром… Впрочем, все зовут меня Пумом. И еще, – добавил бородач, – Мы все, независимо от возраста, привыкли обращаться друг к другу на “ты”, так что предлагаю и вам держаться с нами попроще. Мы ведь не кусаемся, верно? – обернулся он к соратникам, и те радостно закивали в ответ
    В это же мгновение на площадке перед метро произошло оживление. Скучавший на обочине гаишник вдруг засуетился, всматриваясь вдаль, а затем подобострастно вытянулся, отдавая честь.
    Со стороны шоссе на дороге показалась кавалькада иномарок. Впереди, пульсируя разноцветной мигалкой на крыше, мчался огромный, похожий на хищника “джип”. Следом за ним скользил длинный белый “линкольн”, напоминавший проворного быстрого угря. Процессию замыкал еще один громоздкий “лендровер”, заслоняя своей черной лакированной тушей передние автомобили, от возможных преследователей.
    Машины остановились у метро. Из внедорожников высыпала охрана, окружая “линкольн” кольцом могучих плечистых тел. Десятки глаз зловеще впились в окрестности, выискивая потенциальную опасность. Часть “качков” держала руки за бортами одинаковых черных пиджаков, готовые в любой момент изрешетить любого, кто посмеет приблизиться к находящимся за их спинами жемчужному лимузину. Другие обратили свой взор внутрь кольца, ловя каждое движение за тонированными стеклами “главного” автомобиля.
    Спустя десяток секунд дверца «линкольна» распахнулась, выпуская наружу еще одну тройку телохранителей. Вслед за ними из машины на свет выскочило странное существо, похожее на хрупкого колченогого кузнечика в очках. Человекообразное насекомое приветственно вскинуло тощие, высовывающиеся из рукавов дорогого сюртука ручонки, и собравшиеся “меповцы” восторженно взревели, подобно футбольным болельщикам, дождавшимся наконец решающего матч гола.
    Пум, с чьего лица и прежде не сходило умиленно-восторженное выражение, теперь попросту расцвел, как африканская роза, шагнув навстречу очкарику. Настороженная охрана недовольно расступилась перед бородачом, пропуская его внутрь кольца, и тут же снова сомкнулась, не давая остальным ни малейшего шанса приблизиться к охраняемой персоне.
    Пум и очкарик, в котором Снайперша наконец угадала знаменитого Провайдерова, дружески обнялись, заставив еще больше напрячься толпу телохранителей. Бизнесмен на миг потерялся в могучих объятьях “гуру” и девушке показалось, что крупные ручищи Пума попросту переломят его, как прутик. Перебросившись парой слов, лидер “меповцев” возвратился обратно, а знаменитый Аристарх, послав соратникам воздушный поцелуй, вновь исчез в недрах автомобиля. Следом за ним, с видимым облегчением на лицах, по машинам расселась и охрана.
    – По машинам! – шутливо скомандовал Пум сотоварищам. – А ты давай тоже езжай за нами, – персонально обратился он к Снайперше, залезая в припаркованный у метро “фольксваген”.
    Кортеж несся по Ленинградке, весело перекликаясь клаксонами. Старенький “москвич” Снайперши с трудом поспевал за резвыми иномарками и прыткими отечественными авто-новинками. На выезде из города кортеж прибавил газу и начал неумолимо исчезать за поворотом, грозя оставить гостью в гордом одиночестве, но, когда плоский зад хвостовых “жигулей” начал неумолимо растворяться за горизонтом, от колонны отделился знакомый желтый “фольксваген” и, сбавляя ход, постепенно поравнялся с машиной девушки. Сидевший за рулем Пум сделал успокаивающий знак рукой и, пристроившись спереди, неспешно покатил вперед, указывая новенькой дорогу.
    Свернув с магистрали не доезжая Шереметьева, они двинулись по узкой, выложенной асфальтом “двухполоске”. Проехав от силы километра два, дорога уперлась в бетонный забор с караульными вышками, напоминавший колонию строгого режима. Дежурившие у ворот рослые молодцы с помповыми ружьями, переговорив о чем-то с лидером “меповцев”, пропустили их на территорию, придирчиво оглядев обшарпанный “москвич” Снайперши.
    Проехав по необычно чистой, будто отдраенной с мылом бетонке, Пум аккуратно заехал в распахнутые ворота одного из участков. В глубине двора, за выстроившимися на площадке автомобилями приехавших, белел трехэтажный каменный особняк. Помимо гостей, по участку сновали уже знакомые охранники Провайдерова. Их двойники, облаченные в синие комбинезоны, бродили тут же с “помповиками” наперевес. Еще несколько мордоворотов удерживали рвущихся с поводков свирепых кавказских овчарок.
    Тут же расположилась группа военных с соколами на шевронах, вооруженных остроконечными щупами и миноискателями. Лицо одного из офицеров – невысокого круглолицего капитана показалось Снайперше знакомым. Спустя минута, она вспомнила, что видела его на одной из чеченских фотографий Потапыча.
    – Это кто? – поинтересовалась она у Пума, кивнув на военных.
    – Отдельный саперный батальон Московского округа, – ответил “гуру”. – Начальник охраны Аристарха, морда ГБ-шная, нанял, дабы территорию не заминировали.
    … – Друзья! – раздался среди общего гомона надрывный фальцет Провайдерова. Бизнесмен все еще стоял в окружении охраны, не пускавшей его к соскучившимся соратникам. – Я безумно рад сообщить вам, что отныне этот особняк является собственностью нашего общества “Людей без комплексов”. Почти год я потратил на его постройку и дизайн, и теперь нам больше не надо мыкаться по баням и прочим местам, чтобы кое-как оттянуться на очередной “смепке”. К нашим услугам есть все: многосекционная баня в подвале, десяток комнат и номеров, где можно заняться групповухой или же уединиться с партнером… Прошу в наш дом, друзья! – выпалил в завершение он, простирая руки к высокому, выложенному мрамором крыльцу, и “меповцы” отозвались восторженными криками на все лады.
    Снайперша вошла в дом одной из последних. В дверном проеме, у железного прямоугольника металлоискателя, ее на минуту задержала еще одна группа “секьюрити”. Девушке пришлось выложить ключи и мобильник, а также подвергнуться обнюхиванию вертлявого коккер-спаниеля на предмет наличия взрывчатки и лишь после этого шагнуть за порог таинственного заведения.
    Особняк поразил девушку своим великолепием. Стены были задрапированы шелком и бархатом, увенчаны лампами с диковинными абажурами в виде фигур людей и животных. Под ногами пестрели мягкие ковры с восточным орнаментом.
    – Давай-ка определимся, Ольга Батьковна, – обратился к Снайперше предводитель. – Общение и прочие элементы нашей тусовки у нас разделено строго по секторам. Сектор “А” служит для посторонних людей, не членов нашего клуба. Думаю, сегодня, как и прежде, там будет пусто, – усмехнулся он. – Для тех, кто уже начал постепенно избавляться от излишней стыдливости имеется сектор “B”, там и одетые и раздетые вперемешку тусуются. В “C” находятся полностью голыми, однако излишние вольности там не предусмотрены. А вот в зоне “D” можно вытворять все, что угодно: заниматься групповым сексом или же просто созерцать это великолепное зрелище! Так как, – “гуру” испытующе глянул на новенькую, – для какого сектора ты чувствуешь себя готовой?
    – Думаю, для “B”, – стараясь казаться спокойной, ответила та.
    – Тогда вперед! – провозгласил Пум, увлекая гостью за собой.
    Остановившись у одной из дверей, лидер “меповцев” порылся в карманах и надел на шею девушке маленькую желтую звездочку на цепочке. Две точно таких же болтались на шее у него самого.
    – Это для того, чтобы отделить тебя от полностью раскомплексованных членов нашего общества, – пояснил он. – У нас народ деликатный, поймет, что ты еще не того и не будет ненужными предложениями изводить.
    – А если все же будут?
    – Ни в коем случае не посылай их грубо, – строго сказал Пум, – а просто вежливо объясни им, что ты не хочешь. Если же кто-то будет слишком назойливым, то просто предупреди его, что сообщишь об этом координатору движения и его тут же выпрут отсюда. Ну а если и это не подействует – зови меня, я в секции “D” буду. Хотя, – успокаивающе произнес он, – у нас до такого еще ни разу не доходило, – с этими словами предводитель распахнул дверь, пропуская девушку вперед. – Принимайте нашего нового члена, Ольгу, – обратился он к находившимся в помещении, – Да смотрите, не обижайте!
    Помещение, куда попала Снайперша, напоминало одновременно предбанник и театральную ложу. Вдоль стен, на старинных, с гнутыми спинками, кожаных диванах расселись с десяток человек разного пола и возраста. Часть из них была обнажена, другая оставила на себе минимум одежды.
    – Заходи, дорогая, – дебелая дама лет пятидесяти, похожая на гору сала, приветливо поднялась навстречу вошедшей, освобождая место рядом с собой. – Непривычно, небось, в первый раз? Ничего, я тоже не сразу привыкла!
    – Откуда будешь, местная? – спрашивал Снайпершу поджарый молодой мужчина в аляповатых семейных трусах.
    – А ты замужем или нет? – перебивая остальных, тараторил угловатый костистый парень с отвислым вялым животом и неестественно крохотными гениталиями, чем-то напоминающий недоразвитого телепузика.
    – А ну, оставьте ее в покое! – повысила голос дебелая. – Не смущайте человека, дайте хоть осмотреться! А ты, Оля, – обратилась она к новенькой, – не тушуйся, здесь все свои. Вон, сходи в раздевалку, скинь с себя все, что считаешь лишним.
    Взяв у толстухи ключ, Снайперша нырнула в неприметную дверь в стене, оказавшись в узеньком коридорчике. Справа и вправду располагались душевые кабины, слева был вход в уютную раздевалку с рядом отсеков, отгороженных занавесками.
    Переодевшись в купальник, Снайперша заперла шкафчик и вернулась к остальным, успевшим увлечься беседой про какого-то Гогу, получившего от умершей бабушки шикарную квартиру в центре Питера. Лишь Телепузик, изучив жадным взглядом голодного кобеля фигуру девушки, незаметно пересел поближе к новенькой.
    Получив из рук благообразной старушки-китаянки, чье сморщенное голое тело было похоже на засушенную корягу, высокий полуторалитровый бокал с пивом, Снайперша устроилась рядом с молодой коротко стриженной женщиной, завернутой в простыню. Тотчас же рядом примостился Телепузик, прижимаясь тощей костистой ногой к обнаженному бедру девушки.
    – Слушай… – жарко зашептал он ей в ухо. – Тут по соседству классные номера есть, давай сбежим туда… – и, словно желая подтвердить серьезность своего намерения, аккуратно положил ладонь чуть ниже плеча собеседницы.
    Первым, инстинктивным желанием Снайперши было перехватить шаловливую ручонку и заломить ее до хруста, превращая в месиво из мяса и костей, а после, когда тот, взвыв, упадет на колени, от души залепить ему ногой в кадык. Но в следующий миг холодный расчет, желание во что бы то ни стало спасти Подрывника, взяло верх над чувствами, и девушка мгновенным усилием воли подавила в себе яростный порыв.
    Вздохнув, она сняла с себя руку Телепузика, несильно сжав ему запястье.
    – Извини, но ты не в моем вкусе, – стараясь казаться вежливой, произнесла Снайперша. – И вообще, я сегодня не в настроении.
    – А может быть, как-нибудь… – попытался было вновь “забросить удочки” Телепузик.
    – Исключено, – все также спокойно, но твердо перебила его она. – Давай не будем нарушать правила общества, дабы избежать неприятных последствий.
    – Эй, Виталька, а ну отстань от нее, – крикнула Телепузику толстуха. – Отойди от нее, кому говорю, а то Пуму пожалуюсь – он мигом тебе на дверь укажет!
    Ловелас тут же сник. Торопливо поднявшись он зашлепал в дальний угол и больше не выходил оттуда, таращась на несостоявшуюся любовницу испуганными глазами, какие бывают у мышонка, завидевшего поблизости кошку.
    Вскоре Снайперша почти полностью освоилась в этой странной компании, перестав обращать внимание на нескольких обнаженных представителей мужского пола. Собравшиеся в комнате люди ничем не отличались от других, с кем не раз ей приходилось часами трепаться в заводских курилках или подсобках магазинов. Ее соседка, стриженая женщина по имени Стелла, оказалась заядлой собачницей, предпочитавшая исключительно карликовых пуделей, в связи с чем они начали увлеченно обсуждать собственных собак и даже предварительно сговорились повязать Шоника со Стеллиной Айзой.
    Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге возник Провайдеров. Миллионер был замотан в полотенце, на манер римского патриция, волосы на голове стояли торчком. Сквозь простыню была видна впалая, заросшая рыжими волосами грудь, хрупкое тело покачивалось на таких же мохнатых, тонких ногах. Глаза под толстыми стеклами очков сверкали полубезумным радостным блеском.
    – А вот и я! – провозгласил он, влетая в комнату, подобно метеору.
    Тотчас же все собравшиеся повскакали с мест, окружив фирмача. Женщины по очереди висли на нем, мужчины дружески хлопали по плечам. Когда же очередь дошла до толстухи по имени Лариса, та с размаху прыгнула на очкарика, и тот, не устояв по ее тяжестью, грохнулся на пол, отчего остальные зашлись в безудержном хохоте.
    Вслед за Аристархом ловкие привратники внесли в сектор очередную порцию пива и поднос с разнообразной снедью. На старинных фарфоровых блюдах нежно розовели лепестки семги, белели ломти осетрины, в маленьком декоративном бочонке краснела крупная лососевая икра.
    Оживившиеся “меповцы” по новой лили в бокалы вино и пиво, чокались друг с другом, наполняя комнату звоном хрусталя и радостным смехом.
    – Ну дела в секторе “D”! – восторженно делился впечатлениями Аристарх. – Аллочка там не на шутку разошлась и мужиков по очереди седлает!.. Видать, изголодалась в своем Житомире.
    – Конечно, где ей там оторваться, – сочувственно вздыхала Стелла. – Там, говорят, мужики все спились, ни одного нормального не сыщешь!
    Снайперша не сводила взгляд с тощей фигуры Провайдерова, ища момент и предлог, чтобы завязать с ним разговор, но фирмач вдруг неожиданно сам заметил новенькую и направился к ней.
    – Привет, ты первый раз, я смотрю? – спросил он, усаживаясь рядом.
    – Первый, – призналась девушка, в душе моля вся и всех, чтобы бизнесмен не потерял к ней интерес, вновь переключившись на остальных.
    Но тот и не думал прекращать разговора.
    – Я тоже три года назад в эту компанию впервые попал, – Аристарх мечтательно поднял глаза к выложенному лепниной потолку. – Набрел на их страничку в Инете, пролазил по всем ссылкам и, понимаешь, почему-то интересно стало. Долго потом сам не свой ходил, все не решался звякнуть и ради любопытства наведаться на ближайшую «смепку». Конечно, поначалу боязно было: чудики какие-то, голыми ходят друг перед другом, трахаются у всех на глазах… А потом набрался храбрости и позвонил одному из координаторов. Сначала, помню, мы с ним в забегаловке какой-то встретились, поговорили за жизнь. Оказалось, нормальный мужик, не сектант-сатанист какой… Потом, через месяц, в одной из бань «смепка» состоялась… Ох и здорово я тогда сдрейфил, когда все вокруг раздеваться начали, да прелестями своими у меня перед носом трясти… А потом ничего, освоился и даже сам разделся… до трусов.
    – И что это дало? – поинтересовалась Снайперша.
    – Все! – ответил фирмач. – Понимаешь, до знакомства с Пумом и его компанией я был совсем другим: затюканным ботаником, всего на свете боявшимся… Не поверишь, у меня до двадцати семи лет ни одной бабы не было! Чурался их, все думал, что опозорюсь, мне тогда казалось, что у меня инструмент слишком маленький и с потенцией проблемы… Да и над внешностью моей природа здорово подшутила: тощий, очкастый, ноги кривые, да в придачу заика!.. Короче, был у меня тогда комплекс, что, мол, я никому не нужен и в жизни мне места нету… Почему я, спрашивается, столько институтов покончал? Да потому, что уверен был, что на работу такого урода никто не возьмет… А потом, как начал с «меповцами» тусоваться, сразу дело на лад пошло. Женщины здесь – настоящие кудесницы, с ходу меня раскрепостили! А после, как по заказу, и в жизни у меня все наладилось: на стажировку в Штаты поехал, а оттуда – миллионером вернулся!
    Лицо Аристарха раскраснелось, глаза восторженно светились, как у проповедника, указывающего путь в иной волшебный мир. В его облике исчезла сутулость, он даже стал казаться выше ростом, будто бы напитался чудотворной энергией от окружающих.
    – Каждый раз, когда я попадаю в общество этих удивительных людей, – продолжал бизнесмен, – мне становится так хорошо, как не бывает никогда! Здесь – настоящий земной рай, о котором писали Кампанелла и Отраднева!.. У нас равны миллионер и нищий, потому что каждым «меповцем» движет любовь и уважение к ближнему. За годы существования этого общества здесь были исцелены от комплексов, недугов и пороков тысячи людей, и это только начало!.
    Теперь его слушали все. Стелла, Лариса, пожилая китаянка, спортсмен в семейных трусах и остальные восторженно и жадно внимали своему соратнику. Даже телепузик-Виталий высунулся из своего угла, вытянул тощую шею, внимая говорившему.
    – Все, что ты видишь здесь, – фирмач очертил в воздухе круг, будто пытался заключить в него весь особняк, с находящимися внутри людьми, – это только начало. Будущей весной я заканчиваю строительство двух двадцатиэтажных новостроек, одной в Москве, прямо у метро «Новослободская», второй – в Питере, на Невском. В подвале, кроме подземного гаража, будет еще и многоместная баня с апартаментами, а в квартирах будут жить московские и питерские «меповцы».
    – Ура-а! – раздалось со всех сторон.
    Обитатели по новой вскочили с насиженных мест, спешно наполняя бокалы, потянулись к благодетелю. Женщины вновь осыпали его поцелуями, а спортсмен в семейных трусах, попросту сгреб соратника в охапку и пару раз торжественно подбросил в воздух.
    – Так что ты сделала правильный выбор, – продолжил Аристарх. – В скором времени весь мир ждут небывалые перемены. Мы образовали собственную партию, отделения которой будут баллотироваться в парламенты многих стран. На будущих думских выборах в России мы впервые выдвинем наших людей, и наверняка обойдем «левых», «правых» и «единороссов», и подарим всем жителям новую идею, новый социализм, но – с человеческим лицом!
    – Что же это за партия такая? – удивленно спросила Снайперша.
    – Лучшая на свете! – отозвался собеседник. – Наш остроумный Пум обозвал ее «Лопатой». Идея ее проста и приемлема для всех: устройство жизни по максимально лучшим параметрам. Здесь не надо изобретать велосипед, а всего лишь взять все хорошее от социализма, капитализма и прочих государственных строев! Кстати, ты не хочешь вступить в «Лопату»? – поинтересовался он у девушки.
    – Не знаю, – пожала плечами та, и тут же ее озарила новая, томившаяся до сей поры в подсознании идея. – Я вообще-то у «Трудороссов» состою и в «Красном Авангарде»…
    – Надо же, значит мы почти единомышленники! – расплылся в улыбке Провайдеров. – Знаю я вашу организацию и уважаю. У вас порой встречаются такие бесценные люди… А, черт! – вдруг обреченно махнул рукой он и обиженно замолчал.
    – Ты о чем? – осторожно, боясь спугнуть собеседника неверным словом или жестом, обратилась к нему Снайперша.
    – Да был там у вас один парнишка, – грустно произнес Аристарх. – Химик – от Бога, да вот по глупости сначала за решетку, а потом в психушку угодил. Жаль, я о нем узнал поздно, а то бы вытащил его из дурдома.
    – Вы имеете в виду Подрывника, то есть – Игоря Федорова? – не веря удаче, спросила девушка.
    – Да, его, – кивнул фирмач. – Эх, разгоню я к чертовой матери этих олухов из информационного отдела! Пацана два с половиной года назад повязали, на всю страну о нем раструбили, а мои кретины только в пятницу о нем в Инетовских архивах сведения нарыли… Ну, я самолично на следующий день в ваш штаб на Пролетарку приехал и выспросил, где этого Менделеева юного содержат. Хотел сразу тогда в Чехов рвануть, да решил, что лучше с утра наведаюсь… Отложил на свою голову, козел! – он в отчаянии хлопнул себя по лбу. – Приехали мы в этот дурдом в воскресенье, а там шухер полнейший!.. Оказывается, Подрывник ваш ночью исчез бесследно. Причем никто ничего не видел и не слышал, только утром обнаружили, что на окне решетка с корнями выдрана, а под забором – подкоп!
    – А зачем вам понадобился Игорь? – все так же осторожно спросила девушка.
    – Неужели тебе не ясно?! – воскликнул Провайдеров. – Ваш Федоров – непревзойденный взрывотехник, каких не только в России – во всем мире единицы! Наша фирма давно уже бьется, пытаясь переплюнуть Жана-Мишеля в его потрясающих салютах!.. А Игорь!.. С его талантами мы бы засунули за пояс этого француза и сотворили бы такие фейерверки, что мир содрогнулся бы и упал к нашим ногам! Мы бы сделали революцию в области пиротехники, отбросив прежние достижения в каменный век!
    Глаза бизнесмена вновь засияли, но уже во сто крат ярче и торжественнее. Теперь он уже вещал не только для Снайперши, но и для всего мира, не ведающего о скором великом открытии.
    – Я собирался выкупить его из этой проклятой психушки, – продолжал Аристарх, – осыпал бы деньгами, создал все условия для работы. Я уже договорился о покупке одного из полигонов в области, дабы Игорь мог проводить любые испытания. Я бы выстроил там макеты Кремля и Думы, РАО «ЕЭС» и Мосгортранса, что бы он мог взрывать их, снимая накопившийся стресс!.. Я бы заказал ему восковые куклы Чубайса, Березовского и Лилипутина, а также троцкистов и всех остальных, которые он бы минировал, нашпиговывая их тротилом и гексогеном!.. А теперь, – он понурил голову, – теперь я не знаю, где искать этого талантливого юношу… Если бы он только нашелся, я бы заплатил всем ментам, психиатрам, прокурорам и судейским, чтобы его отдали мне на поруки… Кстати, – он взглянул на Снайпершу, – ты ведь наверняка была дружна с ним?
    Девушка кивнула.
    – Если он вдруг отыщется, позвони мне сразу же, – жалобно попросил ее Провайдеров. – Я очень хочу взять к себе на работу этого русского самородка…

    … Они покидали дом вместе. Прощались с Пумом и остальными, остающимися гулять до утра, шли под черным полночным небом, окруженные толпой охранников, думая каждый о своем.
    Аристарх галантно довел девушку до машины, сокрушенно цокнув языком при виде ее старого потрепанного «москвича». Немного поразмыслив, он достал бумажник и протянул ей пачку стодолларовых купюр и тисненую золотом визитку.
    – Возьми, – будто бы прося свою новую знакомую об одолжении, произнес он. – Извини, что только полторы штуки наскреб – привык, понимаешь, кредиткой пользоваться… И если об Игорьке чего узнаешь – позвони мне сразу же, пожалуйста… – повторил он, исчезая в недрах «линкольна».

  2. #2
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    108,037

    По умолчанию

    Забавно. Так всё и видится.
    Вот только 12-этажный дом на Невском ни по каким нормативам строить не разрешат.
    Сам задумался, где бы такой элитный дом можно было бы построить. Элитной считается, например, набережная Робеспьера и таковой же станет недавно постороенная Смольная набережная. Станцию "Водоканала" скоро перенесут из центра города, а место застроят. Метро, правда, далековато.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  3. #3
    Емельян Григорьевич Гость

    По умолчанию

    Ну, что касеется дома на Невском, то я возможно погорячился, это так был мечтательный наплыв. Я ведь не питерец, а москвич. А вот на Новослободской, в Москве у метро похожий дом действительно строится. Вот я и думаю: а пусть этот дом волшебным образом перешел бы к "меповцам". Осталось только в реальной жизни обществу найти своего Провайдерова.

  4. #4
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    108,037

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Емельян Григорьевич
    Ну, что касеется дома на Невском, то я возможно погорячился.
    Не проблема поменять, пока роман не опубликован. А то это выглядит как 12-этажный дом на Красной площади.
    А я тут ещё одно место вспомнил. Возле площади Александра Невского (и одноимённой станции метро) в одном из переулков есть небольшая древообрабатывающая фабрика. От Невского - 3 минуты ходьбы. Все предприятия из Центра города постепенно выселяют. Вот и пятно застройки.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

+ Ответить в теме

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

     

Похожие темы

  1. Внимание!
    от urtit в разделе Тесты
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 28.04.2007, 02:21
  2. Ответов: 64
    Последнее сообщение: 02.01.2007, 12:10

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно. Деньги слать с пометкой «Хостинг ЛБК, (ваш никнейм)».

Яндекс.Деньги 4100162806856
WebMoney R135597850750
На карту VISA 4377 7314 2262 0002 Тинькофф Банк

Работаем до 01.01.2017

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Архив

18+