Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 12

Тема: Совиный бог

  1. #1
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    144,961

    По умолчанию Совиный бог

    Наконец-то можно опубликовать.
    Рассказ написан в соавторстве с Райтером. Причём, его вклад больше. Ну, я тоже кое-что вложил, чтобы гордо называться соавтором.
    В конкурсе "Летний детектив" рассказ занял 10-е место. Для международного конкурса очень неплохо. Хотя мы, конечно, надеялись на 1-е.
    В любом случае я рад, что рассказ написан, и что его можно опубликовать у нас.
    Пум




    -...Никаких иллюзий у нас обоих: просто приятельские отношения и секс. Ни огромной любви, ни планов на будущее. Всё по-честному. У неё был тяжёлый период: она была в процессе развода с мужем, и я пришёлся кстати. А ее сын... Отношения у нас сложились хорошие. Вообще я умею ладить с детьми. Приходил - приносил угощения, игрушки. Это, я считаю, нормально. И вот, много лет спустя, сын этой женщины вдруг находит меня в социальных сетях... Писатель взял небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями. - ... Потом начались обиды. Он послал фотографию - почему я не прокомментировал? Он мне поставил лайк - почему не отреагировал? Почему ему так мало лайков ставлю? Всё на полном серьёзе! Да мне не жалко лайк поставить! Но от него же информация гигабайтами пр ёт! И отреагировать надо на каждую фотку, на каждый цветочек, на каждое сердечко, на каждого котика в отдельности! Восхититься, поблагодарить и послать что-нибудь в ответ! Недавно попросил меня использовать мои связи и собрать для него денег на экстрасенса - считает, будто ему надо снять родовое проклятье, представляешь?Конечно же, я пробовал блокировать его, заносил в "черные списки". Но... Он меняет электронные адреса, сим-карты. Меня стали беспокоить его не вполне ясные угрозы, что-то вроде - "ты пожалеешь о своем поведении, одумайся, пока не поздно", и все в таком духе. - Ты пришел с этим ко мне, а не в полицию. Почему? - Ты - мой литературный агент. И старый друг. Кондиционер работал во всю мощь. Писатель почувствовал, что замерзает. - Что ж, это аргумент. Но чего именно ты от меня ждешь? Писатель задумался. А в самом деле - чего?.. - Ты бы мог... Встретиться с ним, поговорить. - О чем? Я, знаешь ли, не психиатр. - Но проблемы ты решать умеешь. Теперь уже задумался Генрих. - Поступим вот как... Ты дашь мне его телефон, я позвоню и потолкую. Идет?

    ** "...Полиция сбилась с ног, разыскивая таинственного преступника, оставляющего на телах жертв клеймо в форме птичьего следа. К делу подключились орнитологи. Именно с их подачи журналисты дали прозвище маньяку. Они окрестили его - Совиный бог..." (из газеты "Еврокриминал" за август 2004 г.)

    "Что ему нужно-то от меня, в самом деле? Я давно перестал отвечать на его послания..." Писатель по привычке сохранил текст письма в папку на рабочем столе. Потянулся к бутылке виски. - Надеюсь, Генрих вправит ему мозги, - пробубнил он себе под нос. И тут раздался телефонный звонок. - Да, Генрих? - Даниэль, у меня странные новости. Я сейчас приеду.

    - Ну, и зачем ты пил в такую жару? Писатель предпочел не отвечать на вопрос, продиктованный, безусловно, заботой Генриха о его здоровье.
    - Как такое возможно? Ты говоришь - по его номеру ответил полицейский инспектор? Сказал, что парень убит?
    - Именно так, Даниэль. Мне пришлось встретиться с ним, рассказать все как есть. Скорее всего, к тебе обратятся за разъяснениями. - И они говорят, его убили неделю назад?Но за последнюю неделю я получил от него два письма! Значит, их отправил кто-то другой? Несмотря на пару стаканов виски, Писатель сохранял ясность мысли, и его приятель это отметил. После чего добавил:
    - Они показали фотографии... Это чудовищно. Его задушили веревкой. А потом поставили клеймо на грудь. - Клеймо? - переспросил Писатель. - Какое клеймо? - На снимках он лежал навзничь, рубашка расстегнута. На левой ключице небольшое клеймо, как отпечаток птичьей лапы. - Дичь какая... Ритуальное убийство?.. Что-нибудь еще они рассказали? - Ничего существенного. Лорен учился в иезуитском колледже в Европе. - В каком именно? Генрих произнес название. - Bсе правильно. Она как раз собиралась его туда определить, - в задумчивости проговорил Писатель. - Ты про мать парня? - Про нее. Подумать только - больше двадцати лет прошло... Он приeхал из Европы, разыскал меня. Почти полгода я получаю от него письма. Теперь это убийство... - Послушай, Даниэль... Hе кажется ли тебе, что из этого можно извлечь кое-что? Писатель нервно сглотнул. Старинный друг вслух высказал то, что едва лишь зашевелилось на задворках его сознания. - У тебя творческий кризис, - продолжал между тем Генрих. - Не будешь же ты спорить с очевидным. А эта история... Может дать тебе толчок. Что, если тебе отправиться туда? - Куда? - не понял Даниэль. - В город, где мы с тобою познакомились. И откуда родом этот парень. Писатель молчал, обдумывая слова друга. Генрих в чем-то был прав: кризис затянулся, за три последних года не вышло ни одного нового романа, только пара рассказов в малопопулярных изданиях. И если так пойдет дальше... - И что из этого может получиться? Бестселлер с продолжением? - Или сценарий триллера. Eсли полиция обратится ко мне с вопросом, где ты, я так и скажу - в творческой командировке.

    ** Попытки заснуть в кресле самолета под беспрерывный плач младенца и занудливый гул двигателей оказались безуспешными. Он решил поразмышлять... Перед глазами поплыли строчки из писем Альберта...
    "Дорогой отец! Обращаюсь с просьбой: если у тебя есть надежные друзья, пусть они поищут для меня девушку через Интернет..."
    "Альберт отыскал меня спустя двадцать с лишним лет... Взрослый, нормальный человек всерьёз рассчитывает на то, что другой взрослый человек, то есть я, возьмет на себя его проблемы? Tолько на основании того, что когда-то я был близок с его матерью? Все эти нелепые обвинения в эгоизме, оскорбления..."

    Полет отнял силы; Писатель едва выстоял очередь на паспортный контроль, затем, словно в полусне, отловил чемодан на ленте багажного транспортёра и выбрался из здания аэровокзала. Раскаленный воздух сразу заполнил легкие. Писатель влез в прохладный салон такси, назвал адрес гостиницы. - Как долетели? - вежливо спросил водитель. - Благодарю, неплохо. - У нас жара. Которое лето подряд... А мы все никак не привыкнем.
    Гостиница оказалась весьма средней. Но Писателя сейчас мало интересовал комфорт. Приняв душ и выставив кондиционер на "...надцать градусов", он рухнул на белоснежные простыни и провалился в сон...

    Проснувшись, первым делом он занялся просмотром сообщений на What"s app. И скривился, словно от зубной боли, прочитав первые строки: "Дорогой отец..." На этот раз Альберт сетовал на то, что его просьбу о поиске девушки в Интернете "нагло" проигнорировали. "У вас была возможность помочь, вы не помогли..." - Это уже слишком, - пробормотал Писатель и быстро отправил ответ: "Мне стало известно, что тебя убили больше недели назад. Или кого-то вместо тебя?.." Часы показывали 8:30 вечера. Еще нормальное время, чтобы позвонить кому-то. - Отец Стефан? Добрый вечер. Моe имя Даниэль... - Я знаю, кто вы, - мягко перебили на том конце. - Ваш друг Генрих мне уже звонил. Я читал ваши книги. Хотите встретиться и поговорить? - Еcли возможно. - Хорошо. Завтра в десять жду вас в колледже. Адрес, полагаю, вы знаете...

    ** Кабинет отца Крюгера был каким-то мрачным, неуютным. Портреты "под старину", книжные полки до потолка, массивные кресла... И чучела сов. Они выстроились в ряд на специальной подставке, над дубовым столом. - Присаживайтесь, - предложил хозяин кабинета - высокий, сухощавый, с проницательным взглядом.- Выпьете чего-нибудь? Хотелось виски... Писатель предпочел вежливо отказаться. - Как знаете. Сейчас лето, воспитанники на каникулах. Но я - на своем посту. Надо многое успеть к учебному году. Так чем я могу помочь? - Видите ли... Когда-то давно я и мой друг Генрих проживали в этом городе. Я искал вдохновения, а Генрих... В нем открылся талант литературного агента. Тогда жe я познакомился с Альбертом... Вернее, с его матерью, Луизой. Мы какое-то время встречались. Затем я вернулся домой. Генрих последовал за мной. - О чем именно вы хотели бы узнать? - История очень... Запутанная. Я хотел спросить - каким был Альберт? Было в нем что-то особенное? Отец Крюгер ненадолго задумался. - Смотря что считать особенным.У него был друг, они были неразлучны. Парня звали Давид Роуз. Мне, да и не только мне, их отношения казались странными. Давид старался во всем походить на Альберта, подражал ему даже в мелочах. Поймите, я ни на кого не хочу бросать тень... - Кажется, я понял ваш намек. А как сложилась их жизнь после окончания колледжа? - Hе знаю. Слышал только, что их, в числе других воспитанников, допрашивали в полиции. - В связи с чем? - С делом об убийствах.Это случилось в нашем городе как раз, когда Альберт и Давид учились в выпускном классе. Один за другим погибло пятеро подростков нетрадиционной ориентации. Полиция предприняла масштабные поиски. Допрашивали, в том числе, и наших учеников. Я тогда уже был здесь директором. - А как они погибли? - Их задушили веревкой.

    Информацию о деле пятнадцатилетней давности Писатель обнаружил в Интернете. Случайно или намеренно, отец Стефан не упомянул о том, что на телах покойных обнаружили отметины в виде птичьей лапы. Орнитологи утверждали, что это совиные следы. А журналисты, с их любовью к сенсациям и броским заголовкам, дали убийце прозвище - Совиный бог. Писатель сосредоточился на имени полицейского, который вел дело. - Hеужели это старина Хансен? Рауль Хансен был соседом Писателя в то далекое время, когда он проживал здесь, в этом тихом европейском городе. Молодой полицейский частенько составлял ему компанию: они пили пиво и играли в карты. Странное дело: номер телефона Хансена - правда, не трудный для запоминания - Писатель не забыл до сих пор... - Привет, Рауль! - Добрый день. Кто это?..

    Они встретились в кафе на набережной. Жара здесь не ощущалась. - Даниэль! Я так рад! Было выпито уже по паре кружек светлого пива, и Писатель, наконец, решил, что можно поговорить о главном. - Ты помнишь свое давнее расследование, дело Совиного бога? Август две тысячи четвертого... Улыбчивый Хансен мгновенно помрачнел. - К тебе-то это каким боком? Писатель коротко рассказал про виртуальное общение с Альбертом, про загадочную гибель последнего. - Вот даже как..., - только и произнес Хансен. - Я говорил с директором колледжа, отцом Крюгером. Но про клеймо на телах он не упомянул. - Этот отец Крюгер... Очень непрост. B ранней молодости его хотели привлечь по делу о совращении подростка. B итоге адвокату удалось доказать, что это - клевета. Писатель не донес до рта пивную кружку. - Педофилия? А ведь это кое-что объяснило бы... - Ты о чем, Даниэль? - Так, мысли вслух. Вы подозревали учеников колледжа? - В том числе. Понимаешь, Даниэль..., - тут отставной инспектор понизил голос и зачем-то оглянулся по сторонам. - Среди этих самых учеников были распространены... Нетрадиционные связи. А погибшие, как ты знаешь... - Ну да, ну да. А имена Альберт Лорен и Давид Роуз тебе о чем-нибудь говорят? - Слишком много лет прошло. Конкретных имен я не помню. - А кем были те пятеро убитых? - Завсегдатаи заведений для... Ну, ты понял. Однако персонал этих заведений на контакт с нами не шел. Камеры наблюдения в то время были распространены не столь широко. Убийства происходили в темных переулках, неподалеку от упомянутых клубов. Kто-то специально подкарауливал несчастных... Короче, дело заглохло. Я получил нагоняй от начальства... Стал выпивать и вскорости попросился в отставку. - Печальная история... Знаешь, я никогда не любил месяц август.Он, по ощущениям - самый продолжительный в году. Всё тянется и тянется... Никогда не замечал? Хансен пожал плечами. - Для меня после увольнения время вообще идет по-другому. - Может, тебе уехать из Европы? Открыть детективное агентство? - И следить за неверными супругами? Нет уж. Лежащий на столе мобильник Писателя издал характерный звук, оповещающий о новом послании в What"s app. "Со мною все в порядке, я жив и здоров..." - Это он? - догадался Хансен. - Да, - тяжко вздохнул Писатель. - На, почитай. Хансен взял телефон. -"... Когда вы помогаете всему миру, это хорошо, но когда вы игнорируете одного драгоценного человека со всего мира, помогаете всем, но никто больше не стоит этого..." Он точно психически здоров? - Я этого не утверждаю. Гораздо больше меня волнует вопрос - кого убили вместо него?.. - Или - кто вместо него продолжает с тобою переписку? - Да нет... Манера - точно его. - Ещё пива? - предложил Хансен. - Я бы хотел сохранить ясный ум... Мне не хватает некоторых деталей... После этих слов зазвонил сотовый у Писателя. - Да? Незнакомый голос на другом конце назвал его фамилию. - Это я. С кем я говорю? - Извините, - вежливо начал абонент. - Я - детектив Крафт из полиции штата... Мы расследуем убийство некоего Альберта Лорена. Он ведь вам знаком? - Знаком, - осторожно подтвердил Писатель. - Я говорил с вашим другом, Генрихом Шульцем. Он поведал, что вы в отъезде. Думаю, нам есть, что обсудить. Убитый молодой человек вас преследовал? - Не совсем так..., - протянул Писатель, лихорадочно обдумывая линию поведения. - Мы могли бы встретиться, когда вы вернетесь? - Разумеется, детектив. - С этим Лореном связан ряд странностей. В частности, следы недавней пластической операции. Есть и еще кое-что... Так что - до встречи! Надеюсь, до скорой. - До встречи, детектив..., - рассеянно закончил разговор Писатель. - Ты знаешь, Рауль... Кажется, в головоломке появляются недостающие фрагменты...

    Перед отлетом Писатель не смог отказать себе в удовольствии и прогулялся мимo кафе, где когда-то познакомился с Луизой (она работала там официанткой), а через несколько дней - и c Генрихом. Стоя напротив входа в заведение, он набрал домашний номер Луизы. Увы - никто ему не ответил...

    ** Рейс домой выдался почти таким же, как и путь в Европу - детский плач на фоне перманентно занятых туалетов и довольно посредственного питания. Но все когда-нибудь кончается... Еще не выйдя из здания Аэропорта, он увидал сквозь панорамные окна, что жара сменилась дождем, и это напомнило ему его родной город, где ясные дни вообще были редкостью. Покончив с формальностями на границе и устроившись в такси, он вошел в сеть через телефон. И сразу же увидел шокирующий заголовок в ленте новостей: около своего дома убит директор иезуитского колледжа отец Стефан Крюгер. Причем убийца (или кто-то другой) выложил в сеть фото жертвы. Одежда на груди трупа была разорвана, а на коже красовалось клеймо - след совиной лапы...

    Инспектор Крафт оказался в точности таким, каким его Писатель и представлял: высоким, нескладным, до тошноты вежливым. А еще у него была слегка виноватая улыбка, которая, казалось бы, навечно запечатлелась на устах. - Значит, задушен? Как и Альберт Лорен? Как и те пятеро юношей, много лет назад? Простите, Даниэль - можно мне вас так называть? - а что вы сами обо всем этом думаете? Как это может быть связано с вами? - Со мной? - переспросил Писатель. Мысль о том, что он сам может оказаться под подозрением, его посещала, но... - Когда происходили убийства тех юношей, меня уже не было в Европе. Я уехал в конце девяносто шестого и снова появился уже сейчас, спустя много лет. С отцом Крюгером я познакомился несколько дней назад - зачем мне его убивать? Что же касается Альберта... - А я разве говорил, что подозреваю вас в убийствах? - с улыбкой перебил его Крафт. - Я лишь хочу услышать ваши соображения. Писатель глубоко вздохнул - как перед прыжком в холодную воду. - Я считаю, что убит не Альберт Лорен, а кто-то другой. Скорее всего, его друг по имени Давид Роуз, который по какой-то причине сделал пластическую операцию и принял облик Лорена... - Отлично, Даниэль! Мы пришли к такому же выводу. Роуз, как видно, повсюду следовал за Альбертом, стараясь стать его тенью. Мы опросили множество людей - хозяина квартиры, которую снимал Альберт, соседей, даже продавцов магазинов в том районе. Молодые люди везде появлялись вместе... до определенного момента. После чего Альберта стали замечать одного. А все очень просто - их теперь было не отличить друг от друга. - Зачем это им понадобилось? Крафт коротко засмеялся - будто кто-то железом по стеклу провел. - Думаю - из практических соображений. - То есть?.. - Незадолго до убийства Лорена - будем пока так называть нашу жертву - произошло ограбление. Человек в лыжной маске ворвался вечером в квартиру к известному коллекционеру, мистеру Доусону. Угрожая пистолетом, преступник вынудил хозяина отдать ему ценности и деньги. Стоимость похищенного весьма велика. - И какая тут связь со смертью Альберта - или же его приятеля? - Самая прямая: Доусон уверял, что опознал в грабителе Альберта Лорена - по фигуре, легкому акценту, манере двигаться. Наконец, Доусон видел из окна, как преступник садится на мотоцикл и уезжает. А у Альберта - точно такой мотоцикл. - Доусон и Лорен были знакомы? - уточнил Писатель. - В том-то и дело! - радостно заулыбался детектив. - Альберт жил на соседней улице, был вхож в дом коллекционера. Молодой человек проявлял интерес к искусству, к предметам старины. Но когда полиция явилась к Лорену... - ...То он предъявил стопроцентное алиби, - вздохнул Писатель. - Естественно! - довольно сверкнул глазами Крафт. - Полторы сотни человек видели его на какой-то книжной презентации. То есть, конечно, они видели Роуза... -...Которого Альберт затем и убрал. Причем все были уверены, что убит именно он, Лорен. - Конечно же! Убийство произошло в квартире Лорена, там же мы нашли документы Лорена... Даже отпечатки убитого совпадают с найденными повсюду, поскольку Роуз постоянно торчал у своего друга. А то, что в квартире присутствуют и другие "пальчики" - так что ж?.. Это ничего не доказывает. - Знаете, что меня смущает, детектив? Не могу поверить, что этот хитроумный план с двойником придумал балбес и дегенерат Лорен. - Да и мне это, признаться, не дает покоя. Но пока факты говорят именно за такую версию. - Вы не откажетесь от небольшой помощи со стороны дилетанта? - Вы что-то задумали? Если это опасно, я обязан вас отговорить... - Не думаю, что это опасно. В любом случае, будем с вами на связи.

    "Я готов с тобой встретиться. Давай начнем все с чистого листа. Назови место и время. Обсудим, как и чем я могу тебе помочь". Набрав этот текст, Писатель пару секунд поколебался, а затем нажал на кнопку отправки сообщения. И тут же принялся звонить Генриху...

    - Pад тебя слышать, старина! Давно прилетел? - Недавно. Cначала пришлось пообщаться с полицией. - Вот как? Что они от тебя хотели? - При встрече расскажу. Кстати, я отправил Альберту сообщение. - Он же убит, разве нет? - Убит его друг по имени Давид Роуз. - Вот это новость! Тебе в полиции так сказали? - Они тоже про это знают. - Н-ну, хорошо... Нам обязательно нужно увидеться. - Конечно, Генрих. Но сначала я встречусь с Альбертом.

    Ответное сообщение пришло спустя где-то час. Альберт предлагал увидеться в десять вечера у портового пакгауза. - Звонить или не звонить? - спрашивал себя Писатель, глядя на телефон. - Не спугнет ли негодяя этот улыбчивый коп?.. В конце концов, Писатель решил пока не оповещать полицию.

    На место встречи он прибыл немного раньше назначенного часа. Отпустив такси, прогулялся метров пятьсот и очутился на большой территории, в царстве огромных грузовых контейнеров, деревянных поддонов и "отдыхающих" после трудового дня автопогрузчиков. Присесть тут было решительно негде. Жара не была столь удушающей, как в дневное время, нo, тем не менее, давала о себе знать. Писатель подумал, что, если Альберт решит с ним покончить, то лучшего места не придумать. Территория была скверно освещена немногочисленными фонарями, а самое главное - рядом плескался океан, куда легко было сбросить тело... Писатель огляделся по сторонам. Что-то привлекло его внимание. Это что-то торчало из-за груды деревянной тары. Нога в ботинке... Подойдя ближе, Писатель увидел молодого парня, лежащего лицом вверх. Черная рубашка была расстегнута, а на левой половине груди выделялось выжженное изображение птичьей лапы. Писатель присел на корточки перед убитым. Тихо произнес: - Альберт... И секунду спустя получил тяжелый удар по голове...

    -...Что же вы, Даниэль? Не позвонили, не предупредили... А если бы байкеры сюда не заехали на ночь глядя? До утра бы и провалялись?.. Голос детектива Крафта вернул его в реальность. Он лежал на носилках, в машине "Скорой". Справа сидела симпатичная медсестра, слева - улыбающийся Крафт. - Я хотел..., - Писатель сделал попытку подняться. Но тут же со стоном опустился обратно - голова болела нещадно. - Лежите, лежите! - прощебетала медсестра. - Вы видели, кто убил Лорена? - спросил Крафт. Писатель покосился на медсестру. Детектив понял намек и вежливо попросил ее ненадолго выйти из машины. - Кто убил - я не видел. Но уверен, что знаю убийцу. - Неужели? Cо мной не поделитесь? - Разумеется. Только у меня просьба. Я хотел бы участвовать в задержании...

    ** - Проходи, дружище! Cейчас сварю кофе - как ты любишь. Писатель опустился в хорошо знакомое кресло. - Ты говори, я тебя слушаю. Но Писатель предпочел подождать, пока хозяин апартаментов закончит готовить напиток. Они сидели друг напротив друга, с небольшими изящными чашечками в руках. - Тебя посетили какие-нибудь идеи по поводу нового романа? - Можно и так сказать. Давай поговорим об убийствах. - Об убийствах?.. - Именно о них. У нас их - восемь. - Бог мой! Целых восемь?.. - Да, Генрих. Пятеро молодых геев, с которыми расправились в Европе, пятнадцать лет назад. Затем - Давид Роуз, друг и однокашник Альберта Лорена. Отец Стефан, погибший на днях. И наконец - сам Альберт. Что общего у всех этих смертей? Клеймо на груди в виде совиного следа. Считаю ли я, что все убийства мог совершить один и тот же человек? Конечно - нет. Писатель замолчал, внимательно глядя на старого друга. Тот спокойно допил свой кофе и аккуратно отставил чашку. - Даниэль, ты что, записался в волонтеры? Помогаешь полиции? Писатель внутренне содрогнулся - настолько его визави был близок к истине. - Разоблачить преступника - долг каждого порядочного члена общества, - сказал он, подумав, что немного демагогии сейчас не повредит. - Продолжай, - одобрительно улыбнулся Генрих. - Начнем по порядку - с тех, давних убийств. Тут у нас меньше всего фактов, зато есть предположения. Покойный отец Стефан пытался убедить меня, что среди воспитанников колледжа процветали нетрадиционные связи. Но он скромно умолчал о своей роли в этом. А между тем, его в молодости обвиняли в развратных действиях. Да, и... Чучела сов у него в кабинете. А если предположить, что там все и происходило? Если у кого-то из воспитанников не выдержала психика, и он стал убивать? Мы знаем - среди людей нетрадиционной ориентации немало тех, кто ненавидит себе подобных. А уж если кого-то сделали таким насильно, сломав его волю... - Конечно, все это возможно, Даниэль. Но к чему ты клонишь? - К тому, что и Давид Роуз, и его друг Альберт были убиты точно так же: их задушили и выжгли клеймо на груди. Это никак не может быть случайным совпадением. - Подражатель?.. - Спустя столько лет? Вряд ли. Есть более логичное и простое объяснение. Альберт Лорен и был тем самым убийцей, который сначала подвергся насилию со стороны отца Стефана, а затем лишил жизни пятерых геев. Он же убил и своего друга Роуза - из него он предварительно сделал для себя двойника, чем и обеспечил алиби в деле об ограблении коллекционера Доусона. - Ограбления, убийства..., - Генрих нервно кашлянул. - Всё это - дело полиции, Даниэль. Почему ты решил в это влезть? - Потому что меня в это втянули. Генрих откинулся на диване, скрестив руки на груди. - Втянули, значит... Позволь спросить - кто? - Я к этому веду. Давай-ка вспомним о посланиях Альберта. С чего они все начинались? С каких слов?.. Генрих нахмурил брови, припоминая. - Мне кажется... - "Дорогой отец!" Так он писал, ты ведь помнишь? Но я-то ему вовсе не отец! - У парня поехала "крыша"... - Это - само собой. Но именно тут он крайне логичен! Потому что писал он не мне, а... Своему настоящему отцу! Тому, ради кого он и приехал сюда из Европы. - Вот как? - Генрих поскреб пятерней затылок. - Настоящий отец?.. - Конечно. Этот человек затеял со мною игру и пересылал мне сообщения от Альберта - чтобы я думал, будто они адресованы мне. А уже потом, когда отец и сын встретились, Альберт получил четкие инструкции и продолжал слать мне письма, добавив в них упреки и невнятные угрозы. - Не слишком ли все это сложно? Затеял игру... Зачем? - Чтобы отомстить. Он был уязвлен тем, что Луиза, уйдя от мужа, предпочла меня. - Луиза - это мать Альберта? Писатель усмехнулся. - Генрих... Не делай вид, что у тебя настолько плохая память. Мы с тобой познакомились в кафе "Красный конь", в котором Луиза работала официанткой. И случилось это буквально сразу же, как мы с ней начали встречаться. - И что из этого следует? - Настоящий отец Альберта - ты... Лицо Генриха словно окаменело; он смотрел теперь на своего гостя вовсе не снисходительно, как раньше, а, скорее, враждебно. - Что ты еще придумаешь, Даниэль? Я, конечно, желал вывести тебя из творческого кризиса, но... Имел в виду немного другое. - План ограбления коллекционера - с двойником и последующим убийством ставшего ненужным Роуза - разработал тоже ты, поскольку Альберту это было явно не по силам. Вероятно, друживший с Доусоном Альберт рассказал тебе про какую-нибудь вещицу, которую видел в доме у старика. И ты ею заинтересовался. Альберт же имел на Роуза огромное влияние и уговорил того на пластическую операцию - пообещав большой куш, к примеру. - Ты себя слышишь вообще?.. - Прекрасно слышу, Генрих! Если это - твое настоящее имя... Экспертиза ДНК может легко подтвердить твое родство с Альбертом. Которого, кстати, убил ты... Генрих вскочил на ноги. - Довольно! Я - мошенник, грабитель, да еще и убийца собственного сына! - Все говорит об этом. Ты один знал, что я планирую встречу с Альбертом. Покончив с ним, ты подождал меня у склада и как следует врезал по голове - чтобы на меня пало подозрение в убийстве. Да еще чтоб меня сочли тем самым маньяком, клеймившим своих жертв! Думаю, что-то из вещей Доусона до сих пор находится здесь, в доме? - Хочешь устроить обыск? - с сарказмом спросил Генрих. - Это сделает полиция. Детектив Крафт - сообразительный малый... Самый интересный вопрос - кто убил отца Стефана? Ни ты, ни Альберт этого сделать не могли. Кто же тогда?.. Лицо Генриха сделалось каким-то темным, злым (а может, то была всего лишь игра света и тени?). Облокотившись о спинку дивана, хозяин квартиры смотрел на Писателя, словно бы что-то для себя решая. - А сам не догадываешься? Дуэль взглядов Писатель проиграл. Но он понял... Он догадался. - Ты... Расcказал ей... -...И объяснил подробно, как и что нужно сделать. Она отомстила тому, кто совратил ее сына. Достав платок, Писатель вытер со лба пот. Да, Луизе это было под силу - она в молодости занималась спортом, и довольно серьезно. - Ты прав, - устало произнес Генрих. - Анализ ДНК, обыск, биллинг моего телефона... В конце концов они всё докажут. Я скажу тебе то, чего ты не знаешь. Давид Роуз не был ангелом: они с Альбертом вместе убивали тех парней. Отец Стефан, мерзкий извращенец, этому поспособствовал, изуродовав их психику... Да и Доусон - отнюдь не белый и пушистый. Кинул меня в свое время. Так что я просто вернул ему "должок". Генрих вдруг замолчал, словно собираясь с духом. - Альберт меня подвел. Я велел ему просто устранить Давида. Просто, без этой театральщины. А он не удержался, поставил это дурацкое клеймо... Я понял - он неуправляем... Я освободил его: безумие уже вышло за рамки. Совиный бог забрал его душу в ад... Что же до тебя... Я хотел... Не то, чтобы отомстить за Луизу... Но - встряхнуть тебя. Вытащить из твоей раковины. Из кризиса... Раздался звонок в дверь. - Иди открывай, - сказал Писатель. - Это детектив Крафт. Он слышал наш разговор. Расстегнув несколько пуговиц на рубашке, Писатель продемонстрировал закрепленный на теле микрофон. Генрих равнодушно пожал плечами и направился к входной двери...

    Звонок мобильного телефона вырвал Писателя из сна. Взяв с тумбочки аппарат, он нажал кнопку ответа. - Даниэль? - Да. Кто это? - Это Луиза. Луиза Лорен...
    Последний раз редактировалось Пyмяyx**; 10.09.2019 в 14:29.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  2. #2
    Регистрация
    15.07.2019
    Адрес
    Мигдаль Ха Эмек Израиль
    Сообщений
    1,381

    По умолчанию

    Чья идея такой концовки?
    Я имею ввиду равнодушие убийцы.
    А в целом идея для полновесного романа хорошая. И я говорю серьезно. Можно столько написать, расписать. Правда концовка известная.
    ​Хотя если все сделать в стиле Нуар, то это будет класс.
    Мы каждый в этом мире судья и палач, прежде всего, самих себя

  3. #3
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    144,961

    По умолчанию

    Концовка Райтера
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  4. #4
    Регистрация
    15.07.2019
    Адрес
    Мигдаль Ха Эмек Израиль
    Сообщений
    1,381

    По умолчанию

    У меня же все преступники в моих рассказах тоже не возмущаются, признавая свою вину. Поэтому и спросил.
    Мы каждый в этом мире судья и палач, прежде всего, самих себя

  5. По умолчанию

    Рассказ понравился. Очень надеюсь,что реальный человек,послуживший прототипом Альберта жив и здоров и даже ничего не подозревает о своей книжной судьбе...... Интересно было бы почитать и другие рассказы,которые были представлены на конкурс,хотя бы первые девять... А ещё узнать, что это был за конкурс, кто его проводил и представители каких стран участвовали...

  6. #6
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    144,961

    По умолчанию

    Да, жив, здоров и донимает меня.


    Ссылка на конкурс
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  7. По умолчанию

    Цитата Сообщение от Пyмяyx** Посмотреть сообщение
    Да, жив, здоров и донимает меня.


    Ссылка на конкурс
    Благодарю

  8. #8

    По умолчанию

    Ну , что сказать , неплохой рассказ , прочитала от начала до конца без остановки .
    Для победы вам нехватило острого перчика чили , то есть остроты сюжета .
    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



  9. По умолчанию

    Рассказ интересный с необычным и не избитым сюжетом.но ,что-то в нем не хватает для большей остроты.подумай над этим.А в общем,браво.Творческих успехов.Надеюсь,что в следующем конкурсе вы будете первыми.
    Я родом из Одессы, и этим всё сказано
    На смёпках с
    358 Израильской

  10. #10
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    144,961

    По умолчанию

    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+