Показано с 1 по 2 из 2

Тема: Этюд в осенних тонах

  1. По умолчанию Этюд в осенних тонах

    ...Дождь перестал на какое-то время, и отец Станислав отключил "дворники".
    - Осень..., - произнес он устало. - На вас она, конечно, тоже навевает грусть?
    - Сама по себе осень мне, пожалуй, даже импонирует, - ответил его собеседник. - Можно сказать, я человек осени. Хотя главная беда в моей жизни и случилась именно в это время года. А вот люди вокруг... Все эти хмурые, озабоченные лица... Вы меня извините, но я никак не могу заставить себя поверить, что всё это, весь этот мир, действительно создал Бог, полный любви.
    - Вы разве атеист? - удивился отец Станислав.
    - Нет, что вы! Атеист - этот тот, кто Бога отрицает. Я же в Него верю. Только Он непохож на того, вашего Господа, который всем всё прощает и всегда готов прийти на помощь.
    - Значит, все-таки атеист?
    - Скорее уж, еретик, - усмехнулся пассажир. - Не суть важно. Сейчас ведь многими признано - религия возникла в свое время вовсе не потому, что некие многомудрые старцы общались напрямую со Всевышним и, постигнув великие истины, изложили их в святых книгах. Религию дали народу власть имущие, ибо это был превосходный способ держать народ в страхе и повиновении. Еще бы! Царь, король, император - Богом данные правители, против них нельзя бунтовать, им можно лишь подчиняться, их следует лишь почитать! И тысячи захребетников паразитировали на миллионах тружеников, прикрываясь именем Божьим! А святая инквизиция? Народ безмолвно взирал, как эти садисты сжигают на площадях ученых, поэтов, целителей, объявляя их врагами церкви, а значит - врагами Бога! Вы только вдумайтесь: они убивали и убивали, твердя при этом, что защищают Его - того, кто, по их же словам, был противником всяких убийств! Как удобно! Церковная десятина, крестовые походы... Грабеж и насилие во славу Всевышнего! А в наши дни? Это вы, отец, ездите на потрепанном "Москвиче". А коллеги ваши столичные предпочитают все больше джипы с мигалками. Сколько еще пройдет времени, пока люди осознают правду - что их просто стригут, как овец?..
    - Вы рассержены, друг мой. На весь мир и на себя самого. Я был бы рад помочь вам, но... Право, не знаю, чем.
    - Зато я знаю, - внезапно изменившимся тоном проговорил пассажир. - Остановите машину!
    - Но мы же еще не...
    - Остановите, я сказал!
    - Ну, хорошо. Как скажете..., - удивленный отец Станислав принял вправо и притормозил у обочины.
    - Выключите мотор. Вот так... Я заранее попросил у Него прощения за то, что сейчас собираюсь сделать. Обещаю - вы почти ничего не почувствуете.
    Прежде, чем отец Станислав понял смысл слов своего пассажира, тот движением фокусника извлек откуда-то небольшой одноразовый шприц и также молниеносно вонзил тускло блеснувшую иглу в шею священника. Отец Станислав широко раскрыл глаза, пару раз дернулся всем телом и затих. А его убийца, спрятав шприц в карман куртки, распахнул дверцу и вышел - под вновь зарядивший дождь. Оглядевшись, мужчина набросил на голову капюшон и быстро зашагал прочь...

    ***
    - Когда мне позвонили и сообщили, я подумал - ошибка. Отец Станислав... Какая нелепость!..
    - Я тоже никак не могу прийти в себя, Сергей Иосифович. У кого рука поднялась?.. Ладно, эмоции в сторону, давайте работать. Какие версии?
    Старший следователь "убойного" отдела Рудаков сдвинул очки на кончик носа и еще раз пробежал глазами протокол осмотра места преступления.
    - Я бы сказал, что это - месть. Хладнокровная и продуманная. Надо изучить круг знакомств отца Станислава. Хотя многих я и так знаю лично, это уважаемые в городе люди. Возможно, что со своим убийцей отец Станислав познакомился недавно.
    - Возможно, возможно..., - проворчал недовольным тоном начальник управления. - Действуйте, Сергей Иосифович, даю вам карт-бланш. Докладывайте мне лично. Вы же сами понимаете, что дело - резонансное, журналисты на ушах стоят... Ну, и администрация городская... Так что убийцу отыскать мы обязаны.

    "Мы обязаны... То есть, ты, Рудаков - обязан..." Он шагал под моросящим дождем, сжимая в одной руке зонт, а в другой - потертую кожаную папку.
    Типичный зануда-следак - не берущий на "лапу", в меру пьющий по выходным, разведенный ...надцать лет назад...
    В городском парке, у памятника Ломоносову, какой-то уличный поэт декламировал стихи. Рудаков остановился, чтобы послушать. Стихов он не любил и не понимал, но вот внешность поэта... Эти седые, развевающиеся на ветру волосы, этот грубый вязаный свитер с огромным воротником, этот взгляд... Минуты две-три понадобилось Сергею для того, чтобы узнать в поэте своего одноклассника, Лёву Черноиваненко.
    Подождав, пока он закончит читать, Рудаков приблизился и с улыбкой протянул руку.
    - Серёга? - удивленно уточнил стихоплёт. - Сколько лет-сколько зим!
    - Ну так, а кто же еще? Ты не занят? Пойдем ко мне, выпьем по маленькой... А то что-то сыро на улице. Ты, никак, прихрамываешь?
    - Да, на погоду, ревматизм... По дороге возьмем или у тебя боезапас имеется?

    ...Вторая пустая бутылка перекочевала под стол.
    - Отец Станислав, говоришь? Как же, знаю. Пару раз совместно посещали детские дома - ну, концерты там, благотворительность... И давно его?..
    - Три дня назад. В машине нашли, за городом. Начальство рвет и мечет - убийцу им подавай. Священник-то он непростой был - связи имел важные в нашем городе. Сам к нам из Зуевска переехал, лет десять назад.
    - А как его убили?
    - Извини, Лева, тайна следствия... Хотя... Какие, к черту, тайны?.. Инъекция сильнодействующего яда - вот сюда, в шею...
    - На себе не показывай, - предостерег друга поэт.
    Рудаков в ответ только усмехнулся.
    - "Пальчиков" в машине нет чужих... Осторожный, гад. Вот и ищи теперь этого... химика.
    - А почему химика-то?
    - Ну, или врача. Того, кто в ядах понимает. Работа, как ты понимаешь, не из легких.
    - Врача, говоришь? Постой, постой... Сосед у него, по-моему, врач. Я как-то разговорился с Михаилом, так он мне и рассказал - ну так, к слову пришлось.
    - С Михаилом? - не понял Рудаков.
    - В миру его так звали. Станислав - имя, которое он получил, приняв сан.
    - Ах, ну да... Послушай, давай еще накатим - озноб чего-то не проходит...

    ***

    "Венера... Милая Венера... Вот уж сколько лет прошло, а ты стоишь у меня перед глазами... У Бога я сумел бы вымолить прощение, а у тебя - никогда... И дальше будет только хуже, я знаю. Ничто с той поры не имеет значения. Даже то, что правосудие - мое правосудие - свершилось. Я уже не живу на этой Земле. Я отдал бы все, чтобы вернуться в тот день, и не совершить той роковой ошибки. Но увы - это невозможно..."


    - П-прохор М-михалыч... Я всё понимаю - вы платите, я делаю свою работу, но... На такое я не подписывался! Я... Я не трус. Вы отлично знаете, что я хороший специалист. И если я говорю, что это - смертельный риск...
    - Да что ты, б..., завёлся! Не суетись под тесаком! Не хочешь - не надо, другого найду. Только вот что мне потом с тобою делать, а? Ты думаешь, у тебя есть выход? Может, и есть, да только в какую сторону? Подумай об этом, Варежка. Крепко подумай..


    ***

    - Значит, говорите - подбросили? Не ваш это яд, господин Алимов?
    - Разумеется, не мой. Я не храню яды у себя на квартире.
    Рудаков по своей давней привычке сдвинул на кончик носа очки. А затем и вовсе снял их, и положил на стол.
    - И кто мог проникнуть к вам в квартиру в ваше отсутствие?
    - Да кто угодно мог. Замок открыть проще простого. Я никаких ценностей дома не держу. Не нажил...
    - Не нажили, значит... Что ж получается - Прохор так плохо платит?
    - Какой Прохор? - дернув уголком рта, спросил врач.
    - Известно какой. Прохор Лесов, глава криминальной группировки. Вы отрицаете, что несколько раз подпольно оказывали помощь его раненым "бойцам"? Только не вздумайте сейчас мне тут про клятву Гиппократа, и всё такое. Было дело?
    - У вас, похоже, хорошие осведомители.
    - К моему вопросу это не имеет отношения. Итак, это Прохор приказал вам убрать отца Станислава?
    - Кого? - привстал от удивления Алимов.
    - Соседа вашего. В миру его звали Михаил Антипович Юдин. Он, как известно, мафию в лице господина Прохора недолюбливал и не раз высказывал свое мнение в печати и по радио. Имен он, конечно, не называл, но... Все и так понимали, о ком речь.
    - По-моему, на вашем языке это называется - "шить дело".
    - Ну, это не на нашем языке, а на языке наших оппонентов. А вам я советую хорошенько поразмыслить в камере над своим незавидным положением...

    По лицу начальника управления нельзя было понять, доволен он или нет докладом одного из своих лучших сыщиков.
    - Ты извини, Сергей, но это и вправду притянуто за уши. Для суда недостаточно косвенных улик и твоих подозрений. Ну нашли у него этот чертов пузырек с ядом! Ну нет у него алиби на этот день! А мотив? Прохор заказал священника на почве личной неприязни? Ты лучше вот что... Убитый родом из Зуевска? Вот и поезжай туда, разузнай на месте, что к чему. Часиков пять потрясешься в автобусе - и ты там. А я позвоню местным, чтобы тебя встретили и помогли...


    +++

    "Послушай, послушай, послушай!!. Ее уже не вернешь, ее уже не вернешь!.. Да, да, да, я виноват, виноват я! Пьяный я был, да! Что тебе даст моя смерть, ну что?!. А я помогу тебе до него добраться - слово даю!!."
    И ведь стоило тогда всего еще один раз взмахнуть обрезком трубы... Ладно, что сделано, то сделано. Надо уезжать из этого города. Вычислят, найдут...
    НО ЧТО-ТО МЕНЯ ЗДЕСЬ ДЕРЖИТ. Когда-то это ведь был мой город. А теперь... Теперь он - чужой...


    Возвращаться Рудаков решил не на автобусе, а на поезде. Экспресс Москва - Новолапино проходил как раз через Зуевск.
    Сергей хотел поразмыслить и решить для себя, ЧТО из того, что ему удалось узнать, следует немедленно доложить начальству, а о чем можно и умолчать. Он припомнил, как выпросил у шефа перед командировкой разрешение на разговор с Прохором Лесовым.
    "Дожили!.. - такой была его первая мысль, когда бравые секъюрити новолапинского мафиозного короля обыскивали его на входе. - Следователя шмонают, прежде чем удостоить аудиенции у бандюгана!.."
    Лесову недавно исполнилось пятьдесят. То есть, они с Сергеем были почти что ровесники. Рослый, холеный, с красиво уложенной гривой рано поседевших волос и тончайшей ниточкой усов, Лосев походил на голливудского киногероя шестидесятых.
    - Чем обязан, Сергей Иосифович? - почти безразличным тоном поинтересовался хозяин особняка, чья обстановка могла дать фору любому антикварному магазину, а то и музею.
    - Отец Станислав.
    - Что - отец Станислав? Вы что, полагаете - это я заказал его, в отместку за какие-то высказывания в местной газетенке? Не разочаровывайте меня, Сергей Иосифович - я всегда уважал вас за ваши ум и проницательность.
    - Следы ведут к вам, Прохор Аристархович,- не моргнув глазом, произнес следователь.
    - Если бы я захотел это сделать... Да, если бы я действительно захотел это сделать - то никакие следы никуда бы не вели, и вы это знаете. Так что ищите в другом направлении.
    - И в каком же?
    Лесов невесело усмехнулся.
    - Кто из нас сыщик - вы или я? Вы хорошо знаете биографию отца Станислава? Я имею в виду - до того, как он переехал к нам в Новолапино? Вот то-то же. С нее и начните. А сейчас прошу извинить - меня ждет массажистка...

    Выходя из особняка Лесова, Рудаков напоролся взглядом на невзрачного, тусклого человечка, который стоял чуть поодаль от ворот, в саду, и курил. Человечек тоже его заприметил и поспешно отвернулся.
    "Где ж я тебя видел?" - подумалось Рудакову тогда. Но память в тот раз не слишком ему помогла...


    ***
    - По глазам вижу, Сергей Иосифович - что-то ты да узнал в этом Зуевске...
    "Глаза... А что глаза? Сегодня утром проснулся, глянул в зеркало - ни дать, ни взять, старик, уставший от жизни..."
    - Да, узнал, Олег Константинович. Только пока это еще больше запутывает ситуацию.
    - Ну-ка, ну-ка?..
    - Понимаете... Местные не слишком горели желанием помогать - так мне, во всяком случае, показалось. История уж очень... Неприглядная. Особенно если учесть, что закончилась она убийством... И не одним.
    - Говори по делу, Сережа. Не люблю лирических отступлений.
    - По делу так по делу..., - вздохнул Рудаков. - Отец Станислав... То есть, Михаил Антипович Юдин... Был в Зуевске одним из самых известных карточных игроков. Иначе говоря - каталой. За руку схватить его не удавалось - очень был осторожен. Целые подпольные турниры организовывал... Прозвище имел - Мишель-Четыре туза. До того раскрутился, что передвигался исключительно на джипе, с двумя телохранителями.
    Шеф управления присвистнул.
    - Во как?..
    - Да... А однажды в Зуевск из Новолапино приехал... ну, некий человек. Он решил навестить своего армейского друга, который, кстати тоже родом из нашего города. Навестил, и даже познакомился с его сестрой, влюбился в нее. Все бы ничего, но... Черт дернул этого приезжего сесть с Мишелем за карточный стол...
    - Зачем?
    - Азартен был не в меру. Да и считал себя круче, чем Юдин.
    - Понятно, - хмыкнул шеф. - Короче, проигрался в пух и прах?
    - Это бы еще полбеды... По ходу игры он успокаивал нервы алкоголем... И когда понял, что уже гол как сокол, то..., - Рудаков замолчал.
    - То?.. - поторопил его шеф.
    - ...Поставил Венеру на кон.
    - Какую еще Венеру? Милосскую, что ли?
    - Да нет... Девушку... Сестру своего сослуживца, Венеру Жиленкову.
    - Он что, идиот?!.
    - Хуже. Он - игроман. А это не лечится. Кроме того, он вычитал где-то индийскую легенду, где правитель, играя в шахматы, поставил на кон свою жену. И выиграл.
    - А этот - проиграл?..
    - Увы..., - тяжко вздохнул Рудаков. - Но даже и после этого не успокоился. И поставил на кон свою жизнь...
    - М-да...
    - Проиграл, конечно. А Юдин его отпустил...
    - А девушка? С ней что?
    - Карточный долг - святое. Юдин, как выяснилось, до женского пола не слишком-то был охоч. А вот его опричники... Им он и отдал Венеру. Они ее подкараулили и увезли в лесопарк. Развлекались там с ней, как хотели... А после - задушили и тело бросили в реку.
    - Прямо как в сказке - чем дальше, тем страшнее.
    - Вскоре и этих отморозков тоже кто-то отправил на тот свет: их сшибли насмерть на угнанной машине, когда они выходили из ночного клуба. Юдин же предпочел убраться из Зуевска и осел тут, у нас, в Новолапино.
    - И стал отцом Станиславом?
    - Точно.
    - Как тебе удалось все это выудить из местных, если, как ты говоришь, они неохотно шли на контакт?
    - Пришлось проявить чудеса дипломатии. Тут еще и вот какой момент: Юдин, судя по всему, имел неформальные отношения с предыдущим руководством местного УВД, потому и скандал тот замяли. А нынешние начальники не очень-то хорошего мнения о своих предшественниках.
    - Понятно. Значит, похоже, что тот мститель не успокоился и добрался-таки до отца Станислава?
    Рудаков замялся.
    - Олег Константинович, я... Должен еще кое-что проверить, прежде чем делать окончательные выводы...


    ***
    - Ну, как дела, Лева? Пройдемся?
    - Пройдемся, - бывший одноклассник пожал плечами. - Почему бы и не пройтись?

    Они неспеша зашагали вдоль главной аллеи городского парка.
    Рудаков долго молчал, пытаясь подобрать правильные слова. И начал совсем не так, как собирался:
    - Ты почему про этого Алимова мне сказал? Тоже часть плана?
    - Серёж, я...
    - Лёва! - Рудаков резко остановился.
    Они были почти одного роста, и теперь Сергей смотрел на приятеля в упор, глаза в глаза, а тот первым, не выдержав, отвернулся...
    - Я не верю, что убил ты. Хотя в школе у тебя и была по химии твердая "пятерка". Но соучастие - тоже статья, и весьма тяжелая. Чем ты думал, Лева? Ведь достаточно было мне одной поездки в Зуевск... Дело закрыто, но протоколы, все записи... Тебя же вызывали тогда на допрос...
    - Серёж...
    На поэта было больно смотреть. На лица его явственно читалось: "Эх, была бы у меня сейчас шапка-невидимка..."
    - Ты говори, Лева, говори. Может, легче станет...
    Черноиваненко только рукой махнул.
    - Раз ты все знаешь... Когда я увидел его опять... Ну тут, у нас, в Новолапино... в церкви... Как будто молнией меня поразило: эта мразь теперь - Богу служит?!. Но сам бы я никогда... Наоборот, мы с ним как-то так... законтачили. Он, конечно, напомнил мне про то, что долг простил... То есть, не убил меня... Хотя и мог, имел право. Он хотел, чтобы я и дальше продолжал молчать, как все эти годы. Вот я и молчал... А Глеб-то... Глеб, брат ее - не забыл. Подстерег меня как-то в потемках и - трубой!.. Сначала - по колену, а потом - сюда вот..., - поэт коснулся своей левой ключицы. - Замахнулся и в третий раз, и я понял - смерть пришла!.. Я стал умолять, кричать стал. Обещал помочь ему разделаться с... Ну, с Юдиным. Вeдь и я, и он любили Венеру, каждый по-своему, но любили!.. Глеб поверил - уж очень он попа этого новоявленного достать хотел. Представил я их друг другу. Ну, будто бы Глеб - бизнесмен из столицы и хочет храм у нас в Новолапино возвести... Клюнул отец Станислав...
    "Так вот куда они ехали вместе в тот день! Смотреть место для будущего храма", - понял Рудаков.
    - А ты ему и яду подогнал, да?
    Поэт потупился. - Н-нет... Просто... Подсказал кое-что. А он сам его где-то достал. Так ведь это и гуманнее. А то бы он его так же, как тех двоих - машиной сбил, или еще что похуже придумал... Глеб - он такой... Если бы не он - "деды" б меня в армии в первую неделю утоптали...
    - А на соседа кто придумал стрелки перевести? Ты или Глеб?
    - Да какая разница! Ну, я... Сволочь он, твой Алимов - бандюков раненых лечит... Вот я и подбросил ему... Если б мы не встретились с тобою случайно в парке - пришлось бы анонимный звонок вашим организовать.
    Рудаков положил товарищу руку на плечо.
    - Ты скажешь мне, где сейчас Глеб?

    ***
    Удостоверение УВД возымело на дежурного портье гостиницы ожидаемое действие.
    - Глеб Жиленков, говорите? В четыреста втором.
    На стук никто не отзывался, и Рудаков, недолго думая, высадил дверь плечом. Жиленков лежал в ванной, голый, а вода была алой от крови. На кафельном полу рядом с его рукой валялась опасная бритва. Предсмертную записку Рудаков нашел на столе.
    "...Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне. Нет мне мира, нет покоя, нет отрады: постигло несчастье..."
    "Сетование Иова, Глава вторая",- машинально отметил про себя Рудаков.

    ++
    - Представляешь, Сергей Иосифович - Лесов-то влип по полной программе!
    - Это как? - удивленно глянул на начальника Рудаков.
    - А вот так. Киллер его "раскололся", погоняло - Варежка.
    - С повинной явился, что ли?
    - Ну да! Держи карман... Признание на видео записал, а диск нам по почте переслал. Сам, наверное, уже за границей. Понимаешь, последний заказ Прохора напугал его очень. Он подумал - после такого и самого, не ровен час, уберут.
    - И кого же Прохор ему заказал?
    - Догадайся с трех раз... Меня, кого ж еще! У него на мое место свой человек уже был.
    - Ну, Прохор!.. - процедил Рудаков. И память, наконец-таки, услужливо подсказала ему: лицо того невзрачного типа, в особняке у Прохора, он видел на фото из оперативно-розыскного дела на киллера Варежкина Илью Антоновича.

    ...И снова шел дождь. "Осень...", - невесело вздохнул Рудаков, подымая воротник плаща.
    Возвращаться домой через городской парк ему почему-то в этот раз не хотелось...
    Последний раз редактировалось writer; 08.05.2017 в 18:30.

  2. #2
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    145,034

    По умолчанию

    Как всегда, неожиданно, интересно. Спасибо!
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+