Показано с 1 по 6 из 6

Тема: Саласпилсский концлагерь

  1. #1
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию Саласпилсский концлагерь

    Бывший концлагерь в Саласпилсе - место, пропитанное детской кровью


    Сергей Сергеев
    15.01.2014


    Чтобы помнили и не повторяли пройденных ошибок!


    30 печальных фотографий с места, которое среди туристов мало известное.


    Вообще, трудно в это поверить до сих пор, но подобные человеконенавистнические идеи и их реализации возникали именно в цивилизованной Европе...


    Концлагерь в Саласпилсе (одном из древнейших краевых городов Латвии), что в 18-ти километрах от Риги, – в этом месте когда-то был лагерь смерти для детей. На окраине красивого балтийского города Рига находилось одно из самых зловещих мест в истории рода людского, сравнимое с Освенцимом или Дахау.

    Речь идет о мемориальном комплексе "Саласпилс", находящемся на месте, где во время Великой Отечественной Войны располагался одноименный концентрационный лагерь, известный еще как детский лагерь смерти. Сейчас латвийцы называют это место историческим кладбищем, а буквально в двух сотнях метров от него попадаются забросанные мусором полянки, даже с контрацептивами – у людей память на самом деле короткая и могут гадить даже в лесу, где были массовые расстрелы, видимо это и показывает настоящее отношение любого народа к своей истории, а не красивые
    слова.








    В эпоху СССР огромное количество людей знало про это кошмарное место.

    Обширную известность ему дала песня "Саласпилс", исполненная вокально-инструментальным ансамблем "Поющие гитары":

    Детский лагерь Саласпилс –
    Кто увидел, не забудет.
    В мире нет страшней могил,
    Здесь когда-то лагерь был –
    Лагерь смерти Саласпилс.
    Захлебнулся детский крик
    И растаял словно эхо,
    Горе скорбной тишиной
    Проплывает над Землей,
    Над тобой и надо мной.
    На гранитную плиту
    Положи свою конфету...
    Он как ты ребенком был,
    Как и ты он их любил,
    Саласпилс его убил.








    А в наше время этот памятник уже фактически забыт даже жителями латвийской столицы, с другой стороны это может быть и правильно – не стоит постоянно вспоминать плохое.









    Концлагерь в Саласпилсе отличался от многих других, созданных фашистским руководством палачей на громадной территории, начиная от Германии и заканчивая Советским Союзом, тем, что в этом месте, помимо взрослых узников, содержалась немалая часть детей от шести лет и младше. Для них был построен отдельный барак, в котором малолетние заключенные долго не задерживались. Они мучительно умирали от голода, холода, болезней, отсутствия заботы со стороны взрослых и самое ужасное – от медицинских опытов немецких экспериментаторов.








    Также одной из самых частых причин смерти детей в Саласпилсе был забор крови для раненых немецких солдат. После многих подобных кровососных процедур маленькие дети просто погибали от истощения. За каждый такой год существования концлагеря в нем вымирало около 3000 маленьких узников.









    В 1967 году на месте, где во время войны располагалась сия фабрика смерти Саласпилс, был открыт одноименный мемориальный комплекс, в создании которого приняли участие лучшие русские и латвийские архитекторы и скульпторы, в том числе был и Эрнст Неизвестный. Центром этого памятника является несколько скульптурных композиций, отображающих ключевые категории узников зловещего лагеря. Названия фигур говорят сами за себя: "Мать", "Несломленный", "Униженная", "Протест", "Клятва", "Солидарность", "Rot Front". Наиболее известным и, так сказать, эмоциональным среди посетителей местом в этом мемориальном комплексе является сохранившийся фундамент под бараком для детей, возле которого люди в память о маленьких узниках концлагеря оставляют

    привезенные с собой конфеты и игрушки




    .
















    Здесь людей казнили за то, что они были невиновны... Здесь людей казнили за то, что каждый из них был человеком и любил Родину.


























































    Мемориальная плита на месте, где стоял барак с детьми.







    Маленьким жертвам большой человеческой жестокости...






    "Несломленный".





    "Мать", "Солидарность", "Клятва", "Рот Фронт".





    "Униженная".





    Каждая засечка на этой мраморной стене – это один день существования лагеря смерти.















    Photolium










    Последний раз редактировалось Gulzhan**; 06.06.2017 в 16:17.

  2. #2
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию




    Саласпилс

    Черная Жемчужинка
    На гранитную плиту
    Положи свою конфету.
    Он, как ты, ребенком был,
    Как и ты, он их любил...
    Я. Голяков
    Среди фашистских лагерей
    Один стоит особо.
    Там был концлагерь для детей,
    Там кровь текла рекою.

    Там дети - лишь материал
    Для злых экспериментов.
    Там яд давали малышам,
    "Чтоб облегчить мученья".

    Кто был постарше, кровь сдавал
    Для раненых фашистов.
    Но это кто-то оправдал:
    "Немного, лишь поллитра".

    Кто кровь не мог уже сдавать,
    Того в печи сожгли.
    Хотя бы это оправдать
    Сегодня не смогли.

    Семь тысяч и пятьсот детей
    Нашли бойцы в печах.
    Они, пройдя огонь полей,
    Седели на глазах.

    Но видно старый Саласпилс
    Вдруг стал мешать живым.
    И вот концлагерь для детей
    Объявлен трудовым...

    P.S. В "Истории Латвии" концлагерь Саласпилс назван воспитательно-трудовым.

    Источник иллюстрации: http://tonismagi.livejournal.com/789468.html

  3. #3
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    Елена Семёнова

    Саласпилс
    Гражданские стихи
    Правительству Латвии
    Шевелилась земля, и пепел
    Поднимался, как хмарь, в небеса.
    Вижу смертников в ветхих отрепьях,
    Слышу из-под земли голоса
    Детские… Господи Боже!
    Неужели такое возможно?!

    Шевелилась земля от дыханья
    Живых, заключённых в ней,
    И стонала последним стенаньем
    Под шагами глухих палачей.
    А они шаг чеканили чётко…
    Из земли всё тянулась ручонка

    Детская… Вздрогну у заводи,
    Пальцами смертников вырытой,
    Болью чужой памяти…
    Эти – страшнее Ирода.
    Шевелилась земля, шевелилась!
    Сколько тысяч сердец под ней билось!

    А теперь палачи ходят строем,
    А теперь палачи – герои…
    А теперь палачам – монумент.
    Воздаёт им честь Парламент.
    Позабыли ли, Господи Боже,
    Как дрожала земля смертной дрожью?!

    Здесь людей убивали за то,
    Что невинными были… Их стон
    Снова слышен упрёком и болью.
    Изваянья опомниться молят.
    Шевелится земля, и смерти
    Обречённые видятся дети…


    2006

  4. #4
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    "....ПРИВЕЗЛИ ВСЕХ В САЛАСПИЛС"

    Понедельник, 30 Марта 2015 г. 20:21


    Пришла расшифровка очередного интервью узницы Саласпилса.

    Сколько у нас уже таких интервью? Уже под сотню, наверное?




    Фаина Аугустане:

    "Потом нас уже везли в Саласпилс. Привезли всех в Саласпилс — и мужчин, и женщин, детей, вот. И загнали нас, значит нас в этот... как они называли, баня — не баня, душевая, в общем, надо было раздеться, и одежду каждый сложил свою, дети, взрослые всё сложили — что каждый думал, что потом, если одеваться, чтобы найти.

    Сколько дней нас продержали в этом холодном этом душе — не знаю, голые, все были буквально голые, это как бы дезинфекцию они делали, я не знаю что, но вот. А когда мы вышли из этого душа, то одежда вся была... гора, всё вместе, вот так, ничего... что они там искали, что делали — не знаю.

    И вот мама там искала что-то, что-то одеть, и каждый там брал не свою одежду уже мог найти, а что попало. И вот, один ботинок такой, второй, там туфли, такой; старшему брату тоже какой-то женский достался, а второй — сапог, в общем, так.

    И потом начали нас, значит, сортировать, как говорили, мужчин — в одну сторону, и женщин, детей до 10 лет... до 8 лет... до 10, вот таких маленьких — в младшую группу.

    И вот грудных детей отбирали, это было зрелище страшное. Это мне запомнилось, когда одна женщина тоже держала, как и мама, такого маленького ребеночка, и этот каратель её бил ногой, чтобы... она залезла, под стул лезла, прятала этого ребеночка, держала за ножки, а он сапогом её выбил оттуда, чтобы отобрать этого ребёнка.



    - А что сделали с грудничками?



    Вот и это, мой братик, еще тоже она, поскольку война, мама еще не отучила его от груди, и он ещё сосал грудь. Но и вот, нас поместили в такой барак, меня...



    - А что с братиком стало?



    Грудной, вот он попал вместе со мной. Но я не видела его вначале, были вот такие бараки, доски, ну, нары, как мы называли. Нары, и детей там полно было этих маленьких. И маленькие, и такие вот, как я, ну, в основном, такие, 6-7 лет еще...



    - А вам было 5?



    А мне было 5. И вот уже вечером, он приползает ко мне, братик приползает и говорит: «Мама, сиси... мама...» Ищет маму, где мама, сиси хочет, ну, кушать хочет.

    И так потом, не знаю, утром уже, такой рупор, кричали, значит в рупор кричали, чтобы все сели на край нары, и вот, с протянутой рукой, давали нам по одной картошине, картошке в мундире. Этим всем детям.

    А братик, поскольку он там ползал туда-сюда, он исчез, его забрали. Забрали, но, поскольку началась уже дизентерия, от такой еды, вот, потом маленькие детки были наверху... Как они были там, на втором... надо мной еще этаж... сколько ярусов, или один был, или больше было, я не знаю.

    Но я увидела там столб этот, который... он привязан, смотрю — привязан к этому столбу... это через какое-то время, не сразу, не на второй день это, вот.

    И я кричу: «Гена! Гена!» Смотрю — он привязан, никакой реакции, у него такие губы, такие... как мне показалось, как бы чёрные, и головка на бок. Я кричу, что и как? Я залезть туда не могу, ну и так вот, больше я его не видела.

    И куда-то исчез, и всё. И потом один день, я сижу, смотрю, недалеко было окно с правой стороны, смотрю — мама в окошке, около барака. В окошко смотрит.

    Я закричала: «Мама!» К ней, значит, к окошку, а тут подходит, её, там за шкирку как, не за шкирку схватил и куда-то погнала... это немец, или кто это был, не знаю. Фашисты, как их называли. Ну, так и я не видела её больше.


    Ну, потом брали у нас кровь.

    Подходила женщина, брала по несколько детей, «Берите по парам, за ручки,

    - говорит,

    - идём туда».

    Это уже с левой стороны брали этого барака. Когда... кричали, дети орали, там крик такой — это что-то страшное.

    И когда кровь взяли, и сразу дают какое-то... в рот какую-то отраву, как потом говорили. Видимо, чтобы внутри что-то там было, я не знаю.

    Надо было эту проглотить, и сразу же тут говорили: «Сразу глотайте!»

    А когда нас эта женщина повела, и она так нагнулась, и к ушку сказала: «Выплёвывай!

    - говорит.

    - Не ешь эту гадость! Не ешь!»

    Ну, и я не помню, проглотила я или не проглотила, короче говоря, вот так опять в это место меня привели, ну, и так вот брали кровь.

    Сколько раз — я не могу сказать, я маленькая была.

    Один раз нас вывели фотографировать. Солнце было такое, помню, и кругом эти... проволока колючая. Сфотографировали — и опять в этот барак. И больше нас не выводили на улицу.

    И потом, видимо от этой еды, что-то мне было плохо... видимо, я в туалет в этот пошла, и упала.


    Упала, помню потолок, что-то всё крутилось у меня перед глазами, больше я ничего не помню."






    a_dyukov в "....Привезли всех в Саласпилс"




    Последний раз редактировалось Gulzhan**; 06.06.2017 в 16:30.

  5. #5
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию




    ...И сейчас мне обратиться хочется

    К каждому, кто молод и горяч,

    Кто б ты ни был: летчик или врач.

    Педагог, студент или сверловщица...


    Да, прекрасно думать о судьбе

    Очень яркой, честной и красивой.

    Но всегда ли мы к самим себе

    Подлинно строги и справедливы?


    Ведь, кружась меж планов и идей,

    Мы нередко, честно говоря,

    Тратим время попросту зазря

    На десятки всяких мелочей.


    На тряпье, на пустенькие книжки,

    На раздоры, где не прав никто,

    На танцульки, выпивки, страстишки,

    Господи, да мало ли на что!


    И неплохо б каждому из нас,

    А ведь есть душа, наверно, в каждом,

    Вспомнить вдруг о чем-то очень важном,

    Самом нужном, может быть, сейчас.


    И, сметя все мелкое, пустое,

    Скинув скуку, черствость или лень,

    Вспомнить вдруг о том, какой ценою

    Куплен был наш каждый мирный день!


    И, судьбу замешивая круто,

    Чтоб любить, сражаться и мечтать,

    Чем была оплачена минута,

    Каждая-прекаждая минута,

    Смеем ли мы это забывать?!


    И, шагая за высокой новью,

    Помните о том, что всякий час

    Вечно смотрят с верой и любовью

    Вслед вам те, кто жил во имя вас!


    Эдуард Асадов


    Если мы забудем-всё вернется!...

  6. #6
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    00:10, 5 июня 2017Лагерный бардак

    Почему в Латвии спорят о количестве жертв в нацистском концлагере Саласпилс



    Фото: архив Игоря Гусева / sputniknewslv.com




    Концлагерь — это не только общение с интересными людьми, но и работа на свежем воздухе. Такое мнение может сложиться у тех, кто ознакомится с новым популярным произведением латышских историков, распространяемым в учебных заведениях страны. Речь идет о печально известном концлагере Саласпилс, где нацисты, в частности, откачивали у младенцев кровь для раненых немецких солдат. Теперь все это представляется в сглаженном, смягченном виде. Авторов книги обвиняют в ревизии истории Второй мировой войны и неуважении к жертвам нацизма. «Лента.ру» разбиралась в том, где в рассказах о Саласпилсе правда, а где вымысел.




    Стоны земли

    Книгу Aiz šiem vārtiem vaid zeme. Salaspils nometne: 1941−1944 («За этими воротами стонет земля. Саласпилсский лагерь: 1941−1944») подготовили историки Карлис Кангерис, Улдис Нейбургс и Рудите Виксне. В Латвии их труд распространяется по школам, вузам и госучреждениям, его торжественно вручают гостям города Саласпилса и иностранным делегациям. Публицист Евгений Лешковский отмечает, что книга вышла в свет при «моральной поддержке» латвийского МИД, финансами помогли самоуправление Саласпилса и организация «Латышский фонд». «Теперь книжка служит "официальным подарком широкого назначения": богато изданный фолиант дарят всем, включая библиотеки. В Саласпилсской думе так и сказали: вот вам, читайте, 431 страница чистейшей правды! Авторы книги заявляют, что она очень нужна, ведь "в местном и зарубежном обществе о Латвии и событиях в лагере Саласпилс распространяется разная ложь"», — утверждает Лешковский.


    Действительно, авторы настаивают, что «в советское время данные о погибших в Саласпилсе сильно преувеличили». По их мнению, в лагере было убито не 100 тысяч, как гласила официальная советская версия, а «всего лишь» 2 тысячи человек. Кангерис, Нейбургс и Виксне пишут: «Через лагерь прошли примерно 22 тысячи человек, из которых половина были политзаключенные, а остальные транзитные — люди из России и Белоруссии, которых отправляли на работу в Германию».




    Возле лагерного барака. Декабрь 1941-го
    Фото: Bundesarchiv

    Латышские историки также отрицают, что в лагере погибло 7 тысяч детей. «Мы знаем, что в общей сложности в лагере находилось 3000 детей, которых привезли туда ненадолго. И мы категорически отрицаем, что кровь этих детей была предназначена для лечения солдат вермахта», — сказал Улдис Нейбургс. Более того, авторы пишут: «По сравнению с детьми в лагерях на Украине, детям, привезенным в Саласпилс, повезло, поскольку их потом разместили в приютах или передали семьям». Свои выводы Кангерис, Нейбургс и Виксне делают на основе воспоминаний членов персонала: помощника лагерного старосты Артурса Непартса, фельдшера Шалковица и надзирателя Риекстиньша. Оппоненты обвиняют авторов книги в том, что ими полностью игнорируются свидетельства десятков выживших узников и материалы комиссии, которая по горячим следам расследовала злодеяния нацистов. В частности, оставлен без внимания тот факт, что из лагеря смерти Дахау в Саласпилс пригнали группу евреев — специально для уничтожения могил здешних узников. Позже рядом с лагерем обнаружили яму 25 на 27 метров, доверху заполненную пеплом и человеческими костями.






    Однако, по мнению авторов книги, было бы неправильно говорить о Саласпилсе как лагере смерти или концлагере. Присутствовавшая на презентации издания спикер парламента Латвии Инара Мурниеце заявила, что новая книга «стирает сегодняшние растиражированные пропагандистские мифы о латвийском государстве». Теперь официальная точка зрения латвийских историков сводится к тому, что советская власть «занималась пропагандой нацистских преступлений, чтобы скрыть преступления сталинизма и дискредитировать латышских эмигрантов». И эта линия проводится давно: еще в 2005 году вышла книга «История Латвии: XX век», где лагерь в Саласпилсе уклончиво охарактеризован, как «расширенная полицейская тюрьма и воспитательно-трудовой лагерь». Тогдашний президент страны Вайра Вике-Фрейберга подарила эту книгу Владимиру Путину.
    В концлагерь на субботник

    Впрочем, оппоненты латышских историков вынуждены признать, что долгие годы никаких исследований по Саласпилсскому лагерю смерти не проводилось. Это тем более удивительно, что в советское время Саласпилс считался одним из главных символов преступлений нацизма. Здесь был выстроен величественный мемориальный комплекс, а песня «Саласпилс» в исполнении группы «Поющие гитары» известна всем представителям старшего поколения. Ныне почти забыт, а некогда был очень популярен латышский поэт Эйжен Веверис, прошедший концлагеря в Саласписле и Штутгофе и отразивший впечатления о пережитом в своих стихах.

    Рисунок узника лагеря
    Фото: Wikipedia



    Ситуацию осложняет тот факт, что точное количество жертв действительно неизвестно. Много лет подряд историк Игорь Гусев организует на Гарнизонном кладбище субботник в преддверии Международного дня освобождения узников нацистских лагерей (11 апреля). «Ленте.ру» он сказал: «Беда с лагерем в Саласпилсе в том, что изначально там был мемориал, но не имелось "официальных" могил. В советское время места массовых захоронений узников не были отмечены. Сегодня могилы приходится восстанавливать — в том числе и для того, чтобы доказать реальность нацистских зверств. Классика детективного жанра: нет трупа — нет и преступления. Нацисты специально старались уничтожить, скрыть могилы узников, чтобы не оставлять следов своих злодеяний. Сегодня это дает возможность некоторым утверждать, что Саласпилс был чуть ли не курортом. Так вот, когда мы подняли из земли останки погибших людей, это было очень тяжелое чувство. Пробитые пулями черепа, хрупкие кости — вряд ли, один раз увидев, можно такое забыть. Лично меня потрясли остатки изящной девичьей туфельки. Судя по размеру, это была совсем молоденькая девушка. Уже не ребенок, но еще не взрослая женщина. Сохранились пальчики, кусочки чулка… Какая нелюдь прервала нить ее жизни?! Мы тщательно собрали останки, чтобы предать их торжественному погребению. Участие в подобных субботниках, создание памятных знаков на месте массовых захоронений — это ведь тоже борьба с нацизмом».


    Латвийский краевед Александр Ржавин недавно нашел в Огрском крае захоронение, где покоятся останки малолетних узников Саласпилского концлагеря. Он помог родственникам нескольких детей, некогда угнанных в Саласпислс из Псковской области, найти места их упокоения. Ржавин сказал «Ленте.ру», что пока нацисты побеждали, они не боялись возмездия и не старались скрывать следы своих преступлений. «Чего беспокоиться-то — лет десять и где искать могилы в лесу? А вот в конце войны засуетились и прилагали всяческие усилия, чтобы стереть следы своих злодеяний», — отмечает краевед. Он не отрицает, что в советское время количество жертв действительно могло быть завышено. «Что касается жертв, то их приблизительное число названо — от двух до пятидесяти трех тысяч. Это, как мне кажется, и называется приблизительной оценкой числа жертв Саласпилсского лагеря. А как вы хотели? Точнее? Да еще сейчас, по прошествии стольких лет? При том, что архивы сгорели вместе с лагерем, что не все могилы обнаружены, что многие тела были сожжены и раздроблены и т.п.? На мой взгляд, с каждым годом уменьшаются шансы на более точное определение числа погибших в лагере. К сожалению, в советское время, когда еще оставались живыми многие свидетели, почему-то не был создан мартиролог хотя бы по гражданам СССР, замученным в Саласпилсе. Или вот неужели никого не смущало при посещении мемориала, что там не было обозначено ни одной могилы узников? Ни рядом с гражданским лагерем, ни возле лагеря военнопленных? Печально, но советская власть открыла величественные памятники, говорила о десятках тысяч погибших, однако не удосужилась обозначить их могилы и собрать их имена», — сожалеет историк.


    Вещевой склад в лагере, с которого нацисты брали понравившиеся им вещи
    Фото: Bundesarchiv



    Воспоминания педагога

    Когда автор этих строк учился в Даугавпилсском университете, педагогику у нас преподавала профессор Людмила Тимощенко, в детстве прошедшая концлагерь в Саласпилсе. Сейчас из-за состояния здоровья Людмила Николаевна с прессой не общается, но она написала потрясающую по искренности и трагизму книгу «Дети и война», в которой поделилась воспоминаниями о пережитом. Около десяти лет собирала материал, искала других выживших узников, чтобы задокументировать их свидетельства. Из воспоминаний Людмилы Тимощенко: «Вышки с патрулями и собаками — мы в концлагере Саласпилс. Всех раздели и абсолютно голых и босых, погнали по холоду в другой барак, так называемый карантин. Все плакали от стыда и безысходности. После карантина меня и еще нескольких человек поместили в лазарет, где я подвергалась так называемому "лечению": у меня выкачивали кровь для фашистских солдат… Так как я была очень слаба после "лечения", я все время лежала. Запомнился страшный угол в нашем бараке, где лежали маленькие детки… Они тихонько умирали, плакать у них уже не было сил. И еще помню злую надзирательницу, которая била детей. Однажды меня и нескольких ребят из нашего барака вывел охранник. Нас повезли раздавать хозяевам. Я была в таком плачевном состоянии, что меня хотели вернуть обратно в лагерь. Но один дедушка пожалел меня и взял к себе. Молодая хозяйка, жена его сына, осмотрев меня, пришла в ужас: не было живого места на теле. Я не могла ни сидеть, ни лежать от нестерпимой боли… Когда я немного окрепла, стала пасти у них скот».



    Точное количество погибших в Саласпилсе неизвестно до сих пор
    Фото: Bundesarchiv


    93-летний Виктор Лазарев, узнав о прошедшей в Риге конференции, в ходе которой историк Карлис Кангерис назвал рассказы о массовых убийствах в Саласпилсе «советской пропагандой», обратился в прессу. В концлагере заключенный Лазарев вместе со своим отцом под присмотром надзирателей нарезал из кусков железа полосы, из которых изготавливали кандалы для заключенных. «Все лето 1944 года нам нечем было дышать. Сжигали и расстреливали каждый день. Вонь стояла страшная от жженого человеческого мяса. Причем руководство лагеря действовало рационально. После уничтожения очередной партии мы должны были снимать заклепки, чтобы кандалы можно было использовать еще и еще раз. Они были обгоревшие, порой еще теплые. Их никто не чистил, а прямо нам привозили кучами. Приходилось скоблить. Чтобы снять заклепки, их нужно было стачивать», — вспоминает Лазарев. «Сколько было уничтожено? Не считал. Но огромное число заключенных. Самые настоящие массовые казни. Ведь люди каждый день проходили через одни и те же кандалы. Мы работали в прямом смысле не покладая рук в апреле, мае, июне, июле… Вот и считайте, сколько народу перемолола эта мясорубка. А у нас были десятки кандалов. В общем, ясно, что за весенние и летние месяцы только 1944 года были уничтожены тысячи. Плюс повешенные. А еще многих увозили в Бикерниекский лес, где убивали, а потом хоронили в общих могилах», — рассказывает бывший узник. И эти свидетельства начисто перечеркивают разговоры о «воспитательно-трудовом лагере Саласпилсе».





    LENTA.RU




























Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+