Показано с 1 по 6 из 6

Тема: Сергея Довлатов

  1. #1
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию Сергея Довлатов

    Довлатов, Сергей Донатович

    Серге́й Дона́тович Довла́тов (по паспорту — Довла́тов-Ме́чик; 3 сентября 1941, Уфа24 августа 1990, Нью-Йорк) — советский и американский[4]писатель и журналист.




    Биография

    Сергей Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, в семье театрального режиссёра[5] Доната Исааковича Мечика (1909—1995), еврея, и актрисы, а впоследствии корректора Норы Степановны Довлатовой (1908—1999), армянки. В столицу Башкирской АССР его родители были эвакуированы из Ленинграда в июле 1941 года и жили три года в доме сотрудников НКВД по ул. Гоголя, 56.
    С 1944 года жил в Ленинграде на ул. Рубинштейна, д. 23. В 1959 году поступил на отделение финского языка филологического факультета Ленинградского государственного университета и учился там два с половиной года[6]. Общался с ленинградскими поэтами Евгением Рейном[7], Анатолием Найманом, Иосифом Бродским и писателем Сергеем Вольфом («Невидимая книга»), художником Александром Неждановым. Из университета был исключён за неуспеваемость.
    Служил три года во внутренних войсках в охране исправительных колоний в Республике Коми (посёлок Чиньяворык). По воспоминаниям Бродского[8], Довлатов вернулся из армии «как Толстой из Крыма, со свитком рассказов и некоторой ошеломлённостью во взгляде».
    Довлатов поступил на факультет журналистики ЛГУ, работал в студенческой многотиражке Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям», писал рассказы.
    После института работал в газете «Знамя прогресса» ЛОМО[9][10].
    Был приглашён в группу «Горожане», основанную Марамзиным, Ефимовым, Вахтиным и Губиным[11]. Работал литературным секретарём Веры Пановой[12].
    С сентября 1972 до марта 1975 года жил в Эстонской ССР. Для получения таллинской прописки около двух месяцев работал кочегаром в котельной, одновременно являясь внештатным корреспондентом газеты «Советская Эстония». Позже был принят на работу в выпускавшуюся Эстонским морским пароходством еженедельную газету «Моряк Эстонии», занимая должность ответственного секретаря. Являлся внештатным сотрудником городской газеты «Вечерний Таллин»[13]. Летом 1972 года принят на работу в отдел информации газеты «Советская Эстония». В своих рассказах, вошедших в книгу «Компромисс», Довлатов описывает истории из своей журналистской практики в качестве корреспондента «Советской Эстонии», а также рассказывает о работе редакции и жизни своих коллег-журналистов. Набор его первой книги «Пять углов» в издательстве «Ээсти Раамат» был уничтожен по указанию КГБ Эстонской ССР[14].
    Работал экскурсоводом в Пушкинском заповеднике под Псковом (Михайловское).
    В 1975 году вернулся в Ленинград. Работал в журнале «Костёр»[15].
    Писал прозу. Журналы отвергали его произведения по идеологическим причинам. Опубликованы лишь повесть в «Неве» и рассказ «Интервью» на производственную тему в «Юности» (в 1974), за последний он получил солидные 400 рублей[16][17]. Также издано чуть больше 10 рецензий в «Неве» и «Звезде»[18].
    Довлатов публиковался в самиздате, а также в эмигрантских журналах «Континент», «Время и мы»[19]. В 1976 году был исключён из Союза журналистов СССР.
    В августе 1978 года из-за преследования властей Довлатов эмигрировал из СССР, поселился в районе Форест-Хилс в Нью-Йорке, где стал главным редактором еженедельной газеты «Новый американец». Членами его редколлегии были Борис Меттер, Александр Генис, Пётр Вайль, балетный и театральный фотограф Нина Аловерт, поэт и эссеист Григорий Рыскин и другие. Газета быстро завоевала популярность в эмигрантской среде. Одна за другой выходили книги его прозы. К середине 1980 годов добился большого читательского успеха, печатался в престижных журналах «Partisan Review» и «The New Yorker».
    За двенадцать лет эмиграции издал двенадцать книг в США и Европе. В СССР писателя знали по самиздату и авторской передаче на Радио «Свобода». Готовя к печати свои ранние произведения он переписывал их[20], а в завещании оговорил запрет на публикацию всех текстов, созданных им в СССР[21].
    Сергей Довлатов умер 24 августа 1990 года в Нью-Йорке от сердечной недостаточности. Похоронен на еврейском кладбище «Маунт-Хеброн» в нью-йоркском районе Куинс[22].
    Личная жизнь

    Сергей Довлатов был официально женат дважды.
    • Первая жена: Ася Пекуровская, брак длился с 1960 по 1968 год.
    • В 1970 году, уже после развода, у неё родилась дочь — Мария Пекуровская, ныне вице-президент рекламного отдела кинокомпании Universal Pictures[23]. В 1973 году эмигрировали из СССР в США.
    • Фактическая жена: Тамара Зибунова[24].
    • Дочь Александра (род. 1975 г.).
    • Вторая жена: Елена Довлатова (урожд. Ритман)[25].
    • Дочь Екатерина (род. 1966 г.).
    • Сын Николай (Николас Доули; род. 23 декабря 1981 г.[26]), родился в США.
    Произведения

    Прижизненные издания

    Ни одного текста, опубликованного в СССР до 1978 года, Довлатов перепечатывать ни при каких обстоятельствах не позволял[27]. Список книг, вышедших при его прямом или косвенном участии:
    Некоторые посмертные издания

    • Заповедник — Л.: Васильевский остров, 1990.
    • Зона; Компромисс; Заповедник — М.: ПИК, 1991.
    • Сергей Довлатов. Собрание прозы в трёх томах, иллюстрации Александра Флоренского, 3 тома. — Лимбус-пресс, СПб., 1995. — ISBN 5-8370-0307-X..
    • Сергей Довлатов. Малоизвестный Довлатов. Сборник, иллюстрации Александра Флоренского. — АОЗТ «Журнал „Звезда“», СПб., 1995. — ISBN 5-7439-0021-3..
    • Сергей Довлатов. Собрание сочинений, 4 тома. — Азбука-Классика, СПб., 2003-2004. — ISBN 5-352-00079-6..
    • Уроки Чтения. Филологическая проза. — СПб.: Азбука, 2010. — 384 с. — ISBN 978-5-9985-0845-5. (Первое комментированное издание записных книжек и эссе о литературе)
    • С. Довлатов. Жизнь и мнения. Избранная переписка. СПб.: Журнал «Звезда», 2011. 384 с., 5000 экз., ISBN 978-5-7439-0156-2
    • Довлатов С. Последняя книга: Рассказы, статьи. — СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011. — 608 с. + вкл. (16 с.), ISBN 978-5-389-02233-1
    Экранизация произведений




    Память о Довлатове


    Могила Довлатова на кладбище Маунт-Хеброн в Нью-Йорке, 26 июля 2010 г.

    • 3 сентября 2007 года в 15:00 в Санкт-Петербурге, на улице Рубинштейна, дом 23, состоялась торжественная церемония открытия мемориальной доски писателю. Автором мемориальной доски является Алексей Архипов, член Союза художников России. В торжественной церемонии открытия мемориальной доски приняли участие деятели культуры, искусства, члены городского правительства. Для участия в церемонии в северную столицу приехали вдова писателя Елена Довлатова и его дочь Катерина, руководитель Международного Фонда Сергея Довлатова[30].
    • 3 сентября 2003 года в Таллине в честь Сергея Довлатова была установлена мемориальная доска на стене дома № 41 по улице Вабрику (до начала 1990-х — ул. И. В. Рабчинского), где в квартире № 4 писатель проживал почти три года (1972—1975). Отлитая из бронзы доска представляет собой книжный разворот, где слева сквозной текст, а справа — сквозное стилизованное изображение писателя, выводящего на прогулку свою любимую собаку — фокстерьера Глашу. Изображение сделано по рисунку Александра Флоренского из известной петербургской группы художников «Митьки», который иллюстрировал «Собрание прозы в 3-х томах» Довлатова (изд. «Лимбус Пресс»). Мемориальная доска, выполненная эстонским скульптором Ириной Рятсепп, установлена по инициативе и на средства эстонского общественного комитета «Dovlatov memo» при частичной финансовой поддержке правительства Москвы и Московского Фонда международного сотрудничества имени Юрия Долгорукого[31].
    • В честь Сергея Довлатова названа литературная Довлатовская премия, вручаемая журналом «Звезда».
    • В 2008 галерейный проект «Невская Башня» и студия ручной печати «Б&Ф» выпустили альбом эстампов «Рисунки А. Флоренского к произведениям Сергея Довлатова», посвященный 15-летию выхода из печати первого трёхтомника писателя с иллюстрациями Александра Флоренского. Этот трёхтомник, печатавшийся на протяжении всех 90-х, стал символом массовой популярности писателя. В 2011 году к юбилею писателя была выпущена серия эстампов «Окрестности Довлатова» по мотивам суперобложек к тому же изданию.
    • В 2011 году в издательстве «Азбука» готовился к выпуску юбилейный альбом фотографий, посвященный 70-летию со дня рождения С. Довлатова, составленный из работ Нины Аловерт, однако недостаток средств отодвинул осуществление этого проекта.
    • В 2011—2012 годах в рамках Дней Довлатова — 2011 состоялся выставочный проект «Окрестности Довлатова», посвящённый 70-летию писателя. Выставки эстампов Александра Флоренского к первому трёх(четырёх)томнику прошли во всех довлатовских местах: Ленинграде, Таллине, Пушкинских Горах и Нью-Йорке.
    • В одной из своих песен российская группа «Многоточие» упоминает имя Сергея Довлатова в качестве «не желающего мириться».
    • Дом-музей писателя Сергея Довлатова в Пушкинских Горах открылся 3 сентября 2011 года.
    • 26 ноября 2011 года в городе Уфе установили памятную доску писателю на фасаде дома № 56 по улице Гоголя, где он родился и провёл младенческие годы, о чём не раз упоминал в своих произведениях.
    • 7 сентября 2014 года в Нью-Йорке открыли улицу Сергея Довлатова[32].
    • В России первой именем Сергея Довлатова 28 августа 2014 года названа новая улица в городе Ухта[33].
    • 4 сентября 2016 года у дома 23 по улице Рубинштейна в Санкт-Петербурге в рамках трёхдневного фестиваля «День Д», посвящённого 75-летию Сергея Довлатова, состоялась церемония открытия памятника писателю работы скульптора Вячеслава Бухаева

  2. #2
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    Русская культура в анекдотах Сергея Довлатова

    «Там жили поэты...» — второй альбом фотографа Марианны Волковой с текстами Сергея Довлатова. Первый альбом с историями про писателей, поэтов и других известных людей назывался «Не только Бродский» и вышел в 1988 году в Нью-Йорке. Второй альбом вышел уже после смерти Довлатова. Стихотворение Блока «Поэты», из которого и взято название книги, нравилось Бродскому.




    Во-первых, оно читается, как во многом автобиографическое — и для самого Довлатова, и для многих его друзей и современников (которые и мыслились героями этого нового фотоальбома). Затем, при всей внешней браваде этих стихов Блока, они глубоко сентиментальны. Хотя Блок и сообщает о поэтах, казалось бы, ужасные вещи: и пьяницы-де они, и циничные болтуны, и бабники, и рвет их под утро, — на самом-то деле он смотрит на них сквозь романтические стекла. Он их любит. Это качество в высшей степени свойственно и Довлатову.

    Марианна Волкова




    Некоторые из этих историй.

    Лев Лосев



    Лосев приехал в Дартмут. Стал преподавать в университете. Местные русские захотели встретиться с ним. Уговорили его прочесть им лекцию. Однако кто-то из новых знакомых предупредил Лосева:
    — Тут есть один антисемит из первой эмиграции. Человек он невоздержанный и грубоватый. Старайтесь не давать ему повода для хамства. Не сосредоточивайтесь целиком на еврейской теме.
    Началась лекция. Лосев говорил об Америке. О свободе. О своих американских впечатлениях. Про евреев — ни звука. В конце он сказал:
    — Мы с женой купили дом. Сначала в этом доме было как-то неуютно. И вдруг на территории стал появляться зайчик. Он вспрыгивал на крыльцо. Бегал под окнами. Брал оставленную для него морковку...
    Вдруг из последнего ряда донесся звонкий от сарказма голос:
    — Что же было потом с этим зайчиком? Небось подстрелили и съели?!






    Юнна Мориц

    Рассказывают, что на каком-то собрании, перед отъездом за границу, Евтушенко возмущался:
    — Меня будут спрашивать о деле Буковского. Снова мне отдуваться? Снова говно хлебать?!
    Юнна Мориц посоветовала из зала:
    — Раз в жизни объяви голодовку...






    Анатолий Найман



    Звонит Найману приятельница:
    — Толечка, приходите обедать. Возьмите по дороге сардин, таких импортных, марокканских... И еще варенья какого-нибудь. Если вас, конечно, не обеспокоят эти расходы.
    — Совершенно не обеспокоят. Потому что я не куплю ни того, ни другого.








    Евгений Рейн

    Женя Рейн оказался в Москве. Поселился в чьей-то отдельной квартире. Пригласил молодую женщину в гости. Сказал:
    — У меня есть бутылка водки и четыреста граммов сервелата.
    Женщина обещала зайти. Спросила адрес. Рейн продиктовал и добавил:
    — Я тебя увижу из окна.
    Стал взволнованно ждать. Молодая женщина направилась к нему. Повстречала Сергея Вольфа. «Пойдем, — говорит ему, — со мной. У Рейна есть бутылка водки и четыреста граммов сервелата». Пошли.
    Рейн увидел их в окно. Страшно рассердился. Бросился к столу. Выпил бутылку спиртного. Съел четыреста граммов твердокопченой колбасы. Это он успел сделать, пока гости ехали в лифте.








    Юз Алешковский

    Алешковский уверял: «В Москве репетируется балет, где среди действующих лиц есть Крупская. Перед балериной, исполняющей эту роль, стоит нелегкая хореографическая задача. А именно, средствами пластики выразить — базедову болезнь».







    Петр Вайль и Александр Генис

    Вайль и Генис ехали сабвеем. Проезжали опасный, чудовищный Гарлем. Оба были сильно выпившие. На полу стояла бутылка виски. Генис курил.
    Вайль огляделся и говорит:
    — Сашка, обрати внимание! Мы здесь страшнее всех!









    Андрей Вознесенский

    Какой-то американский литературный клуб пригласил Андрея Вознесенского. Тот читал стихи. Затем говорил о перестройке. Предваряя чуть ли не каждое стихотворение, указывал:
    «Тут упоминается мой друг Аллен Гинсберг, который присутствует в этом зале!»
    Или:
    «Тут упоминается Артур Миллер, который здесь присутствует!»
    Или:
    «Тут упоминается Норман Мейлер, который сидит в задних рядах!»
    Кончились стихи. Начался серьезный политический разговор. Вознесенский предложил — спрашивайте. Задавайте вопросы.
    Все молчат. Вопросов не задают.
    Тот снова предлагает — задавайте вопросы. Тишина.
    Наконец поднимается бледный американский юноша.
    Вознесенский с готовностью к нему поворачивается:
    — Прошу вас. Задавайте любые, самые острые вопросы. Я вам отвечу честно, смело и подробно.
    Юноша поправил очки и тихо спросил:
    — Простите, где именно сидит Норман Мейлер?











    Владимир Войнович

    Приехал из Германии Войнович. Поселился в гостинице на Бродвее. Понадобилось ему сделать копии. Зашли они с женой в специальную контору. Протянули копировщику несколько страниц. Тот спрашивает:
    — Ван оф ич? (Каждую по одной?)
    Войнович говорит жене:
    — Ирка, ты слышала? Он спросил: «Войнович?» Он меня узнал! Ты представляешь? Вот это популярность!









    Глеб Горбовский

    Встретил я однажды поэта Горбовского. Слышу:
    — Со мной произошло несчастье. Оставил в такси рукавицы, шарф и пальто. Ну, пальто мне дал Ося Бродский, шарф — Кушнер. А вот рукавиц до сих пор нет.
    Тут я вынул свои перчатки и говорю:
    — Глеб, возьми.
    Лестно оказаться в такой системе — Бродский, Кушнер, Горбовский и я.
    На следующий день Горбовский пришел к Битову. Рассказал про утраченную одежду.
    Кончил так:
    — Ничего. Пальто мне дал Ося Бродский. Шарф — Кушнер. А перчатки — Миша Барышников.








    Евгений Евтушенко

    Лет тридцать назад Евтушенко приехал в Америку. Поселился в гостинице. Сидит раз в холле, ждет кого-то. Видит, к дверям направляется очень знакомый старик: борода, измятые штаны, армейская рубашка. Несколько секунд Евтушенко был в шоке. Затем он понял, что это Хемингуэй. Кинулся за ним. Но Хемингуэй успел сесть в поджидавшее его такси.
    — Какая досада, — сказал Евтушенко швейцару, — ведь это был Хемингуэй! А я не сразу узнал его!
    Швейцар ответил деликатно:
    — Не расстраивайтесь. Мистер Хемингуэй тоже не сразу узнал вас.








    Из книги Марианны Волковой и Сергея Довлатова «Там жили поэты…»



    Источник







    Опубликовано 22.06.2017 в 21:43



  3. #3
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    30 жизненных цитат Сергея Довлатова

    Художественная мысль Сергея Довлатова проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев.

    Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих.

    AdMe.ru собрал для вас лучшие высказывания Сергея Донатовича о жизни, человеке и любви.


    1. Человек привык себя спрашивать: кто я? Там ученый, американец, шофер, еврей, иммигрант... А надо бы все время себя спрашивать: не говно ли я?
    2. Большинство людей считает неразрешимыми те проблемы, решение которых мало их устраивает.
    3. Единственная честная дорога — это путь ошибок, разочарований и надежд.
    4. Порядочный человек — это тот, кто делает гадости без удовольствия.
    5. Ты утверждаешь — значит, не было любви. Любовь была. Любовь ушла вперед, а ты отстал.
    6. Когда человека бросают одного и при этом называют самым любимым, делается тошно.
    7. Всю жизнь я дул в подзорную трубу и удивлялся, что нету музыки. А потом внимательно глядел в тромбон и удивлялся, что ни хрена не видно.
    8. Чего другого, а вот одиночества хватает. Деньги, скажем, у меня быстро кончаются, одиночество — никогда...
    9. Это безумие — жить с мужчиной, который не уходит только потому, что ленится...
    10. Знаешь, что главное в жизни? Главное — то, что жизнь одна. Прошла минута, и конец. Другой не будет...
    11. Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.
    12. Я шел и думал — мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.
    13. Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?
    14. Лучший способ побороть врожденную неуверенность — это держаться как можно увереннее.
    15. Чем безнадежнее цель, тем глубже эмоции.
    16. Я думаю, у любви вообще нет размеров. Есть только — да или нет.
    17. Любовь — это для молодежи. Для военнослужащих и спортсменов... А тут все гораздо сложнее. Тут уже не любовь, а судьба.
    18. «Главное в книге и в женщине — не форма, а содержание.» Даже теперь, после бесчисленных жизненных разочарований, эта установка кажется мне скучноватой. И мне по-прежнему нравятся только красивые женщины.
    19. Целый год между нами происходило что-то вроде интеллектуальной близости. С оттенком вражды и разврата.
    20. Я предпочитаю быть один, но рядом с кем-то...
    21. Живется мне сейчас вполне сносно, я ни черта не делаю, читаю и толстею. Но иногда бывает так скверно на душе, что хочется самому себе набить морду.
    22. Человек человеку — все что угодно... В зависимости от стечения обстоятельств.
    23. Нормально идти в гости, когда зовут. Ужасно идти в гости, когда не зовут. Однако самое лучшее — это когда зовут, а ты не идешь.
    24. Я не буду менять линолеум. Я передумал, ибо мир обречен.
    25. «Жизнь прекрасна и удивительна!» — как восклицал товарищ Маяковский накануне самоубийства.
    26. Я закуриваю, только когда выпью. А выпиваю я беспрерывно. Поэтому многие ошибочно думают, что я курю.
    27. У Бога добавки не просят.
    28. Деньги я пересчитал, не вынимая руку из кармана.
    29. Я давно уже не разделяю людей на положительных и отрицательных. А литературных героев — тем более. Кроме того, я не уверен, что в жизни за преступлением неизбежно следует раскаяние, а за подвигом — блаженство. Мы есть то, чем себя ощущаем.
    30. Семья — это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.









    Источник: https://www.adme.ru/tvorchestvo-pisa...latova-802110/ © AdMe.ru

  4. #4
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    С днем рождения, Сергей Довлатов!

    3 сентября 1941 года родился Сергей Довлатов — один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ — начала XXI века. Удивительно позитивная и одновременно пронзительно-печальная проза Довлатова давно стала классикой и, как почти всякая классика, «растаскана на пословицы и поговорки». За двенадцать лет жизни в эмиграции он издал в общей сложности двенадцать книг, которые вышли в США и Европе.

    Художественная мысль Сергея Донатовича проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих.

    AdMe.ru собрал для васлучшие высказывания и размышления Сергея Довлатова о жизни, человеке и любви.


    © Nina Alovert / Academia Rossica

    — У хорошего человека отношения с женщинами всегда складываются трудно. А я человек хороший. Заявляю без тени смущения, потому что гордиться тут нечем. От хорошего человека ждут соответствующего поведения. К нему предъявляют высокие требования. Он тащит на себе ежедневный мучительный груз благородства, ума, прилежания, совести, юмора. А затем его бросают ради какого-нибудь отъявленного подонка. И этому подонку рассказывают, смеясь, о нудных добродетелях хорошего человека.

    Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано. У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности. Консервы девять лет в Мордовию посылала. Ждала...
    А хороший человек, кому он нужен, спрашивается?..




    © sergeidovlatov.com


    • Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?
    • Человек привык себя спрашивать: кто я? Там ученый, американец, шофер, еврей, иммигрант... А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?
    • Большинство людей считает неразрешимыми те проблемы, решение которых мало их устраивает.
    • Интродукция затянулась. Мы должны переспать или расстаться.
    • Ты утверждаешь — значит, не было любви. Любовь была. Любовь ушла вперед, а ты отстал.
    • Когда человека бросают одного и при этом называют самым любимым, делается тошно.
    • Всю жизнь я дул в подзорную трубу и удивлялся, что нету музыки. А потом внимательно глядел в тромбон и удивлялся, что ни хрена не видно.
    • Единственная честная дорога — это путь ошибок, разочарований и надежд.
    • Чего другого, а вот одиночества хватает. Деньги, скажем, у меня быстро кончаются, одиночество — никогда...
    • Это безумие — жить с мужчиной, который не уходит только потому, что ленится...



    Иосиф Бродский и Сергей Довлатов



    © sergeidovlatov.com


    • Я шел и думал — мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.
    • Знаешь, что главное в жизни? Главное то, что жизнь одна. Прошла минута, и конец. Другой не будет...
    • Чем безнадежнее цель, тем глубже эмоции.
    • Любовь — это для молодежи. Для военнослужащих и спортсменов...А тут все гораздо сложнее. Тут уже не любовь, а судьба.
    • «Главное в книге и в женщине — не форма, а содержание...» Даже теперь, после бесчисленных жизненных разочарований, эта установка кажется мне скучноватой. И мне по-прежнему нравятся только красивые женщины.
    • Целый год между нами происходило что-то вроде интеллектуальной близости. С оттенком вражды и разврата.
    • Живется мне сейчас вполне сносно, я ни черта не делаю, читаю и толстею. Но иногда бывает так скверно на душе, что хочется самому себе набить морду.



    Сергей Довлатов с Куртом Воннегутом



    © sergeidovlatov.com


    • Я думаю, у любви вообще нет размеров. Есть только — да или нет.
    • Человек человеку — всё, что угодно... В зависимости от стечения обстоятельств.
    • Я предпочитаю быть один, но рядом с кем-то...
    • Нормально идти в гости, когда зовут. Ужасно идти в гости, когда не зовут. Однако самое лучшее — это когда зовут, а ты не идешь.
    • Я не буду менять линолеум. Я передумал, ибо мир обречён.
    • «Жизнь прекрасна и удивительна! » — как восклицал товарищ Маяковский накануне самоубийства.
    • Я давно уже не разделяю людей на положительных и отрицательных. А литературных героев — тем более. Кроме того, я не уверен, что в жизни за преступлением неизбежно следует раскаяние, а за подвигом — блаженство. Мы есть то, чем себя ощущаем.

    Довлатов с сыном Колей. Нью-Йорк



    © sergeidovlatov.com

    «Завистники считают, что женщин привлекают в богачах их деньги. Или то что можно на эти деньги приобрести. Раньше и я так думал, но затем убедился, что это ложь. Не деньги привлекают женщин. Не автомобили и драгоценности. Не рестораны и дорогая одежда. Не могущество, богатство и элегантность. А то, что сделало человека могущественным, богатым и элегантным. Сила, которой наделены одни и полностью лишены другие».

    «Стимул отсутствует, — говорила Таня, — хорошего человека любить неинтересно...В поразительную эпоху мы живем. „Хороший человек“ для нас звучит как оскорбление. „Зато он человек хороший“ — говорят про жениха, который выглядит явным ничтожеством...»




    © sergeidovlatov.com

    «До Нового года еще шесть часов, — отметил замполит, — а вы уже пьяные, как свиньи.
    — Жизнь, товарищ лейтенант, обгоняет мечту, — сказал Фидель».




    Источник: https://www.adme.ru/vdohnovenie/post...latova-547205/ © AdMe.ru

  5. #5
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    ПЕТЕРБУРГ: ПРОГУЛКА ПО ДОВЛАТОВЫМ МЕСТАМ





    Вполне традиционная ситуация для нашей страны, при жизни он был никому не нужен, забытый практически всеми в далекой Америке, не получал добрых слов ни от власти, ни от критиков, ни от коллег. А в минуту своей смерти превратился в народную "икону", в почитаемый идол, во всенародный тотем гонения советской властью. Даже сегодня о нем говорят, и он обсуждаем. Довлатов стал посмертной легендой того режима, тех властей. Так в чем же была его жизненная трагедия?



    В преддверии ежегодного фестиваля "День Д", приуроченного к памяти великого писателя, который пройдет в этом году с 8 по 10 сентября, я предлагаю вам прогуляться по улочкам Петербурга, вспомнить отрывки его произведений, взглянуть на дома, которые напрямую связаны с его жизнью. Возможно, они смогут лично ответить на многие вопросы, при условии, что вы знаете у какого кирпича спросить. Но, если вы думаете, что знакомы с деталями его жизни и без меня, то прокрутите вниз, там вас ждет интересный конкурс и призы. С оставшимися же мы отправимся в путь...

    1. Редакция журнала "Костёр"
    Набережная Кутузова, 6. Работал тут в 1975.



    Начинается наша экскурсия с того места в Ленинграде, куда вернулся Довлатов после эстонской части своей биографии. Тьфу... Вижу уже, как половина читателей потянулась к крестику закрывать пост. Нет. Будет все не так.



    2.



    В призрачной надежде реализовать себя как писатель Довлатов уезжает в Таллин, к тому же способствовала этому и напряженная атмосфера в семье. Старый эстонский город встречает его улыбкой чеширского кота, хлебом да солью, молодому писателю выпадает джек-пот в виде должности в журнале "Советская Эстония", и готовится к выпуску первая книга "Пять углов". Казалось бы, успех близок.. Но тут с ним начинается чехарда похлеще чаепития у безумного шляпника, сотрудники КГБ находят рукопись его "Зоны" у одного таллинского вероотступника, читайте диссидента, и имя Довлатова сразу попадает во все возможные черные списки.



    3.



    Что дальше? Правильно, "Осторожно, двери закрываются", - произносит рупор советской цензуры, и электричка груженная успехом Довлатова с его бренным телом уходит от третьего пути в направлении Ленинграда, где с огромным трудом он все же устраивается на работу в этот самый детский журнал "Костёр". Тем более с ним он был знаком не понаслышке, еще во времена обучения в школе и университете свои первые рассказы печатал именно тут.



    4.



    2. Последняя ленинградская обитель
    улица Рубинштейна, 22. Годы проживания 1975 - 1978.



    Не будем далеко переворачивать страницы биографии великого писателя, затронем те же годы его жизни. Из-за постоянных и неудачных попыток печататься он бросает работу в детском журнале, при этом на зло его запачканной репутации за железным занавесом советской границы публикуют его рассказы в журналах "Континент" и "Время и мы". Про это прознали за стенами КГБ, автоматом исключили из союза журналистов, и дальнейшая писательская карьера в Советском союзе стояла на краю обрыва с уходящей из под ног почвой. Теперь его читали только под страхом смертной казни, да и то в самиздатовской запрещенной версии.



    5.


    После своего увольнения здесь, на улице Рубинштейна он скрывался от милиции и легко мог загреметь по статье тунеядство, но спасался от этой участи вполне оригинальным способом. За бутылку вермута была куплена душа одного журналиста, который стал сидеть на первом этаже и наблюдать за происходящим. Как только объявлялись сотрудники милиции в поисках Довлатова, тот снимал трубку, набирал нужный номер и говорил всего два слова: "Б**ди идут".



    6.


    Враг государства по имени Сергей мгновенно реагировал на поступающий сигнал, естественно он не выбегал с бутылкой шампанского и цветами на встречу блудливым особам, а запирал дверь на замок и по-детски прятался под одеялом. Этот способ помогал обводить вокруг пальца сотрудников милиции, но в итоге не спас от лап всемогущего КГБ.

    В момент, когда он вышел за хлебушком или бутылочкой водочки, тут истории расходятся, его схватили, и уже в тюрьме более человечный полковник обратился к нему с известными словами: "Сергей Донатович, вы любите свою жену? Свою дочь? Вас ведь издают за границей? Вы не хотите уехать? Мы вам поможем...". Что решили бы вы? Знаю, что решил он... Чемодан, вокзал, Варшава, Будапешт, Вена, Нью-Йорк.




    7.


    И уже там, за далеким океаном, после второй свадьбы к нему приходят должность в журнале "Новый американец", минуты вещания на "Радио свобода", возможность печататься, ну и популярность, смешанная местными барменами с известностью. В итоге приходит все, кроме счастья.

    Ведь он сам потом произнесет определяющие его жизнь слова: "Главная моя ошибка – в надежде, что, легализовавшись как писатель, я стану веселым и счастливым. Этого не случилось". Там, вдали от родного дома, по которому он скучал все оставшиеся годы и умрет...



    3. Материнский дом
    улица Рубинштейна, 23. Годы проживания 1944 - 1972.


    Не будем с шашкой на коне скакать впереди эмиграционного паровоза, вернемся к начальным годикам его жизни. Как только с Ленинграда сняли блокаду, его семья вместе с трехлетним Довлатовым вернулась в Петербург. Казалось бы впереди самые сладкие годы, окончание войны, на горизонте стал растворяться туман, и повеяло свежим воздухом надежды, но...



    8.


    Из семьи уходит отец, мама с трудом зарабатывает на жизнь корректором, и юный Сережа с самого детства знает, что такое жить за чертой бедности. Пусть роскошный облик дома не пускает вам пыль в глаза, жили они с мамой в коммуналке, ибо на собственную квартиру денег никогда не хватало.




    9.


    В своей книге "Ремесло" он достаточно ярко описывает всю эту жизнь. Зачем мне есть чужой хлеб? "Толстый застенчивый мальчик… Бедность… Мать самокритично бросила театр и работает корректором… Школа… Дружба с Алешей Лаврентьевым, за которым приезжает «Форд»… Алеша шалит, мне поручено воспитывать его.… Тогда меня возьмут на дачу…. Я становлюсь маленьким гувернером…. Я умнее и больше читал… Я знаю, как угодить взрослым… Черные дворы.… Мечты о силе и бесстрашии… Бесконечные двойки…"




    10.


    5. Самая трудная школа
    набережная Фонтанки, 62. Учился здесь в 1950-х.



    Продолжая тему двоек отойдем немного от родного дома писателя и сделаем пару увесистых шагов до школы, до самой трудной школы. Каждый из моих читателей может сказать о том, что его школа тоже была не легкой, советское время, раздельное обучение, и это мужская, чисто мужская школа, с ее суровыми законами жизни.




    11.


    Первые творческие порывы будущего писателя рождаются в этих стенах. Вы же еще помните про вышеупомянутый детский журнал? Так вот, юный Довлатов пробует на вкус писательское перо, и его впервые печатают без каких либо проблем. Позже он сам об этом напишет: "1952 год. Я отсылаю в газету "Ленинские искры" четыре стихотворения. Одно, конечно, про Сталина. Три - про животных... Они публикуются в детском журнале "Кoстёр"




    12.


    6. "Корабелка"
    улица Лоцманская, 3. Работал здесь в начале 1970-х.



    Это не просто здание Кораблестроительного института, это целая веха истории молодого человека, который твердо решил быть писателем. Для этого Довлатов всегда вставал в 6 утра, закалялся, обливаясь холодной водой и обязался писать хотя бы по странице в день, смешивая это все с работой на газету "За кадры верфям".



    13.


    Здесь Сергей начинает писать свои первые рассказы, присоединяется к союзу писателей, из которого его позже с треском и выгонят. То, что он писал здесь, невозможно было напечатать по идеологическим и коммунистическим соображениям, а на подпольном рынке его рукописи влет расходились по оппозиционным кухням в форме самиздата. Работа в стенах этого здания не была важной частью его биографии, но позволяла купить корочку хлеба на поддержание штанов, да оставляла надежды на первую книгу.




    14.


    8. Филфак СПбГУ
    набережная Университетская, 11. Учился здесь с 1959 по 1961 годы.



    Вынужден немного перетасовать цифры рассказа и экскурсии, только ради лучшей динамичности повествования, ибо хватит уже прыгать как лягушка с кувшинки на кувшинку по биографии Довлатова. В этом здании, о котором сам Сергей однажды написал так, что я лично доволен до сих пор, так как не глупый читатель поймет: "Университет имени Жданова (звучит не хуже чем «Университет имени Аль-Капоне»)... Филфак... Прогулы... Студенческие литературные упражнения... Бесконечные переэкзаменовки... Несчастная любовь, окончившаяся женитьбой..."




    15.



    Вот бы был университет в мою честь! Но это отступление, лирическое, в пользу сего автора. Университет же Довлатову дал многое - новые знакомства и любовь, которая что-то неясное творит с мужчинами... Лучше всего об этой истории нашего героя написал Бродский: "Мы все осаждали одну миловидную коротко стриженную крепость… Вернувшись в Ленинград, я узнал, что крепость пала". Ася сыграла важную роль в жизни Сергея, родила ему дочь, пока не ушла к другому, более успешному на тот момент Аксенову. Возможно, это и стало причиной беспробудного пьянства Сергея Донатовича.



    7. Журфак СПбГУ
    линия первая В.О., 26. Учился здесь с 1965-1970.




    16.


    По итогам обучения на ФилФаке Довлатов плотно подсел на бутылку, поэтому не справился с наваливающейся степенью ответственности и забросил учебу. Естественно, его за это отчислили и выписали путевку в армию, где он стал винтиком системы в охране трудовых лагерей. Бесценный жизненный опыт в последствии лег в основу книги "Зона", той самой книги, с теми самыми последствиями...




    17.


    Но это было позже, ведь вернувшись он снова поступил в СПбГУ, но теперь уже на факультет журналистики, здесь он и начал совмещать работу на пользу газеты "Корабелки" со своим обучением. Как бы между прочим публикуется в журнале "Костёр" и также мечтает о собственной книге. Чай не закончился в кружках? А печеньки на столе? Не волнуйтесь, наша виртуальная экскурсия по местам славы Довлатова уже подходит к логическому концу. Потерпите, скоро будет награда.




    18.




    4. Памятник Довлатову
    улица Рубинштейна, 23. Вечная память.

    19.




    На фоне всего этого выглядит несколько абсурдной и его смерть, которой в принципе могло бы и не быть. Дорогая страховка, которую он почему-то не купил, и растерянный взгляд медиков, которые долго искали ту самую Нью-Йоркскую больницу, которая принимает всех подряд. Инфаркт... Сергей Довлатов - это человек-легенда, человек-анекдот, человек-миф и человек-байка. Он умер слишком молодым, а в его жизни, как и в его рассказах, переплетено трагическое и комическое, абсурдное и смешное.

    20.


    Кстати, для тех, кто захочет повторить такую прогулку, выкладываю еще и маршрут, выше под каждой описательной частью есть точный адрес, ну а фотографии помогут найти необходимое здание и не запутаться среди фасадов нашего города.

    21.







    Источник →


    Опубликовано 13.09.2017 в 12:02


    Последний раз редактировалось Gulzhan**; 13.09.2017 в 23:07.

  6. #6
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    28,793

    По умолчанию

    Спасибо автору за пост ! Жаль,что судьба талантливого человека так рано и трагично,нелепо оборвалась на чужбине....



    Сергей Довлатов - это человек-легенда, человек-анекдот, человек-миф и человек-байка.





Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+