Показано с 1 по 8 из 8

Тема: Формула теней

  1. По умолчанию Формула теней

    Каждый мах "дворников" по стеклу сопровождался отвратительным скрежетом; Данилова в очередной раз попеняла себе, что забывает заехать в гараж и заменить давно стершиеся щетки.
    Дорога показалась длиною в вечность. "Пробки", дождь... Да и вызов этот к начальству был ох как некстати!
    Она наслаждалась вторым днем законного отпуска. Стояла под душем, и тут этот звонок... Впрочем, определенные опасения у нее появились вчера вечером, когда они с Гришей смотрели телевизор, и вдруг прозвучало сообщение о расстреле двумя киллерами сотрудников российско-канадского офиса "Уорлдвайд реал эстейт".
    "Черт, неужто накрылись медным тазом мои каникулы?"
    Мысль вспыхла и угасла; а, точнее, тлела где-то на задворках сознания.
    Пока вновь, спустя менее суток, не вонзилась в мозг гундосыми переливами телефонного звонка.

    - Ты уж извини, Александра, что пришлось тебя из отпуска дёрнуть. Сама понимаешь, случай неординарный, - сказал начальник.
    - Понимаю, - вздохнула Данилова. - Присесть разрешите?
    - Конечно, садись. Чаю, может быть?
    - Не откажусь. Ну что там с этими киллерами? Вот так вот просто вошли средь бела дня и всех, кто был в офисе - в расход?
    - Не всех. Секретарша выжила. В новостях об этом не сказали, по нашей просьбе, естественно. Она сейчас в больнице, ФСБ ее охраняет. И как это они девицу не добили, ума не приложу.
    - Просто торопились. Сколько всего убитых?
    - Шестеро. Они их в два ствола, с глушителями... Под камеры не подставились, маски еще в машине надели. Номера грязью залепили. В общем, довольно чисто сработано, если б не эта Ордынцева. Ты, конечно, поговорить с нею захочешь?
    - А она в состоянии?
    - Ранение несерьезное. Правда, она в шоке. Ну, это как раз понятно. Всё про летучую мышь какую-то бормочет.
    Данилова поскребла указательным пальцем бровь.
    - Про летучую мышь? Это интересно. Фотографии с места преступления посмотреть можно?
    - Нужно,- сказал начальник, протягивая Даниловой тонкую кожаную папку. - Работать, как всегда, одна будешь?
    - Точно так, Иван Сергеевич. Вы же знаете, я не пою дуэтом...

    Длинные, длинные тени... Чувство такое, будто всё, что происходит, когда-то с тобою уже было. Но не наяву, а во сне. Фрагменты целого всплывают из памяти.
    Переполненная тюремная камера, стол посередине... Ночные допросы, лица сменяющих друг друга следователей... Кто поверит, если рассказать, что ты видел это в своих детских снах?.. Афган, Карабах, Косово, Чечня... Люди в "камуфляже", заросшие, неопрятные... И это было в мальчишеских видениях, которые и снами-то не назовешь.
    Лёнька Дергач окунался в свое будущее, не осознавая этого. Окунался постоянно, поперек своей воли. Прилежный школьник и спортсмен - образцовый солдат - наемный киллер - заключенный... Не сказать, чтоб уж очень необычайная биография для современной России. Долгий тюремный срок истек в конце позапрошлого года.
    И Леонид Дергач вернулся в другую страну. Той страны, которую он когда-то защищал, ради которой подставлял себя под пули и которую харизматичный, седовласый, беспалый алкоголик с легкостью отдал на растерзание осатаневшим от алчности мафиози - её уже не было. Была другая - раздувшаяся от важности, пухнущая от нефтяных денег и гниющая в нищете, по-детски радующаяся успехам в спорте и перессорившаяся почти со всеми соседями... Страна победившего "...изма" - вот только какого "...изма"? Леонид Дергач эту страну не понимал...
    Сорокадевятилетнему киллеру в отставке оставалось лишь доживать свой век в просторной квартире, благо, материальных проблем не было никаких, конфискация затронула лишь половину того, что удалось скопить за недолгую преступную карьеру.


    - "Уорлдвайд реал эстейт" - авторитетная компания в области аренды и продажи недвижимости за границей. Ну, теперь-то о ней нужно говорить, наверное, в прошедшем времени... Имеются два соучредителя: с российской стороны - Анатолий Мельник, выпускник нью-йоркских курсов экономики, с канадской стороны - некто Роберт Ли, предприниматель корейского происхождения. Вот, кстати, и он.
    На экране ноутбука возникло фото мужчины в костюме, но без галстука. На вид ему было лет сорок-сорок пять (хотя у азиатов не так-то просто порою определить возраст), длинные волосы зачесаны были назад, на переносице примостились дорогие очки в тонкой оправе.
    - Иван Сергеевич, а где сейчас эти двое?
    - Мельника оповестили, он через час будет здесь. А вот Ли... Мутный он тип, если честно. Мы пытались с ним связаться, но безуспешно. В его монреальском офисе секретарша отвечает, что он сейчас в Европе, на конференции. Большего выяснить не удалось. Ты вот что... Поезжай-ка в больницу, к выжившей сотруднице. С Мельником я сам побеседую.

    Врачи сделали все возможное, чтобы с девушкой можно было пообщаться как со свидетельницей. Но Данилову предупредили, что разговор должен быть коротким.
    - Как вы себя чувствуете? - спросила она, войдя в одноместную палату, у дверей которой неотлучно находились агенты федеральной службы.
    - Спасибо... Уже лучше... Вы кто?
    Бледное, испуганное лицо девушки, ее перебинтованное плечо вызвали у Даниловой острый укол жалости.
    Волевым усилием она заставила себя думать только о работе.
    - Александра Данилова, следователь по особо важным делам. Вот мое удостоверение. Да вы не бойтесь, Лиля, вас круглосуточно охраняют. Чужой сюда не войдет. Вы могли бы в двух словах все рассказать? Что именно вам запомнилось?
    Девушка нахмурилась. Попыталась присесть. Скривилась от боли и снова откинулась на подушки.
    - Было часа три, по-моему. Я решила попить воды. Подошла к кулеру. И тут...
    Лиля спрятала лицо в ладонях. Данилова услыхала слабые всхлипы. В надежде успокоить девушку она погладила Лилю по волосам.
    - Я увидела тех двоих, в масках... Потом хлопки... Игорь Ильич упал... Потом Женя, наш программист. Я пыталась бежать куда глаза глядят, и тут - толчок... Все как в тумане... Летучая мышь... Синяя... Мимо меня... Вот так! - Лиля сделала странное движение указательным пальцем, будто изображая качающийся маятник.
    - Летучая мышь? - Данилова прикрыла глаза. - Так-так...
    Лилины всхлипы перешли в рыдания. В проеме слегка приоткрывшейся двери палаты показалась голова доктора...

    - Татуировка?
    - Да, Иван Сергеевич. После выстрела Лиля ничком упала на пол. Киллер прошел мимо нее, покачивая на ходу рукой. Рукава его куртки были закатаны. Значит, на левом предплечье у него наколота клыкастая летучая мышь, сжимающая в лапах кинжал.
    Иван Сергеевич пару раз картинно хлопнул в ладоши.
    - Браво, Данилова! Ох, не напрасно я тебя из отпуска выдернул. У нас есть база по татуировкам... Посиди-ка минут несколько, я попробую вытащить информацию.
    Пока Иван Сергеевич щелкал по клавишам ноутбука, Данилова вновь мысленно вернулась к разговору с Ордынцевой. Все ли рассказала ей девушка? Не упустила ли существенных деталей?
    - Вот оно! - радостно воскликнул Иван Сергеевич. - Наколка очень даже характерная. И теперь мы можем утверждать, что знаем имя одного из убийц.
    - И кто же это?
    - Леонид Дергач.

    Диск с записью допроса предпринимателя Мельника Данилова смотрела уже дома, вечером. Она увидела отчаявшегося человека, который поминутно хватался за голову и едва сдерживал себя, чтобы не разрыдаться, как мальчишка.
    " - Бред какой-то! Это же бред, вы понимаете?!. Ну кому это было нужно?.. Я их всех лично на работу принимал! Женька Скворцов, светлая голова! Яна!.. Никита Лесин! Игорь!.. Что это были за маньяки, которые их... а?!"
    " - Успокойтесь, Анатолий Георгиевич. Я вас прекрасно понимаю. Но нам необходима ваша помощь. Преступление носит явно заказной характер. Поэтому скажите: у вас есть враги? Конкуренты по бизнесу? Кредиторы, может быть?"
    " - Да какие, на хрен, кредиторы!.. Наша фирма давно и прочно стоит на ногах... Стояла. И никому мы ничего не должны - вы слышите!"
    " - А вам? Вам кто-нибудь должен?"
    " - Мы не банк, и в долг не даем. Еще вопросы?"
    " - Будут и еще, и немало. Вот, к примеру, партнер ваш, господин Роберт Ли... Что вы о нем можете сказать?"
    Данилова остановила запись и вышла на кухню, чтобы сделать себе кофе - ее неудержимо тянуло в сон. Гриша бы, конечно, сумел ее расшевелить. Порою на нее накатывало чувство жгучего стыда за то, что она, сорокачетырехлетняя женщина, встречается с парнем, который почти на двадцать лет моложе нее. Но она никак не могла с собою справиться...
    Дальнейший просмотр мало что дал; Мельник отзывался о Роберте Ли сдержанно, однако в положительном ключе. Выходило, что компания существовала именно благодаря финансовому гению канадского азиата, хотя Мельник признавал этот факт с большой неохотой.
    Данилова выключила плеер и принялась по привычке набрасывать на бумаге план. На листке, повинуясь движениям остро отточенного карандаша, стали возникать строчки:
    " - Евгений Скворцов, программист - Игорь Ерохин, менеджер - Яна Штейн, ведущий специалист - Никита Лесин, финансовый аналитик - Олег Ломов, бухгалтер - Эдуард Ремизов, референт-помощник "
    - А Лилия Ордынцева была только ранена. Ей просто повезло. Повезло...
    На том же листе, под списком погибших сотрудников фирмы, Данилова вывела крупно: "ЛЕОНИД ДЕРГАЧ".
    - Ясно, что Дергач - исполнитель. Кто же заказчик? Это вопрос вопросов...

    ***
    Двое - одетые в темные куртки, пугающе одинаковые с виду - вылезли из стареньких "Жигулей", преградив ему дорогу. - Дергач Леонид Валерьевич? Пройдемте с нами...

    Нечасто Даниловой доводилось видеть шефа таким разгневанным.
    - Ну, уроды! Идти на задержание профессионального киллера вдвоем! Там нужен был взвод ОМОНа... блин! Вот что я теперь буду наверх докладывать, а, Саша? Что Дергач сбежал, вырубив двоих оперативников? Э-эх, работнички... Мать их через коромысло...
    - Иван Сергеевич, я думаю, поимка Дергача - вопрос нескольких дней.
    - Нету! - развел руками начальник. - Нету у меня этих нескольких дней! Ты хотя бы понимаешь, как на меня давят? Шестерых, в центре, средь бела дня!.. Это слишком даже для нашего криминального времени! Ладно, Саш, всё это - эмоции... Версии какие у тебя?
    - Сложно сказать (тут шеф двусмысленно хмыкнул). С одной стороны, похоже на месть. Только кому? Роберту Ли? Мельнику? Кому-то из убитых сотрудников? Киллер-профессионал - удовольствие не из дешевых. Причина должна быть для такого вот показательного расстрела. А если все же это - коммерческие разборки...
    - Ты, Александра, конкретное что-либо сформулировать можешь?
    - У меня пока две основные версии. Первая: ссора между деловыми партнерами. Роберт Ли - темная лошадка. В российском бюро Интерпола на него имеется досье. Он подозревается в финансовых махинациях. Возможно, кореец что-то почувствовал и решил, так сказать, замутить воду. В создавшейся ситуации какое-то время будет не до него. Против этой версии говорит тот факт, что Ли находится за пределами России. Конечно, налет на офис можно организовать и сидя где-нибудь на Каймановых островах. Но в такой вариант мне мало верится.
    - Хорошо. Вторая версия?
    Данилова на пару секунд задумалась.
    - Со второй версией тоже далеко не все гладко. Эту бойню мог организовать человек, питающий к Мельнику ненависть... скорее, даже не ненависть, а... Не знаю, как это поточней сформулировать.
    - Ты уж постарайся! - двинул бровями начальник.
    - Возникает вопрос: почему он не устранил самого Мельника, а послал двоих, чтобы поубивали всех сотрудников...
    - Анатолия Георгиевича ты из числа подозреваемых исключаешь?
    - Процентов на девяносто. Иван Сергеевич, я же видела запись вашей с ним беседы. На нем лица не было!
    Шеф опять хмыкнул.
    - Подумаешь! Может, он - второй Майкл Дуглас... Изобразил тут вселенскую скорбь! Ладно, Саш, иди, работай. И не забывай докладывать о малейших изменениях в ходе расследования. Кстати, через час журналисты приедут. Ты уж будь любезна, пообщайся с ними. Так, пару общих фраз, как обычно.

    На чердаке было неуютно: пыль, грязь... Но Леонид давно научился не обращать на такие мелочи внимания. Главное - не упустить объект.
    - Ага, вот и ты..., - удовлетворенно прошептал он, увидев женщину, которая выходила из подъехавшей к тротуару иномарки.

    Гриша все-таки приехал, хотя Данилова, погруженная в свои мысли, не слишком-то горела желанием его видеть. Дежурные цветы в подарок, ужин на скорую руку, затем быстротечный секс... И Данилова (впервые за время их знакомства) попросила Гришу уйти.
    - Эй, Александра, в чем проблема?
    - Не знаю я, Гриш... Если скажу, что дело, которым я сейчас занимаюсь, покоя мне не дает - ты ведь меня не поймешь, правда?
    - Не пойму. Ты всегда умела отделять работу от личной жизни.
    - Умела, - вздохнула Данилова. - Да, видно, дела разные бывают. Скажи, Гриша - ты же в спецназе служил?
    - Да, верно. А что?
    - Знаком с армейскими татуировками?
    - Немного. Что тебя интересует?
    - Летучая мышь с кинжалом в лапах.
    Григорий пожал плечами.
    - Да вроде не знаю про такое. Хотя постой! Как ты сказала? Летучая мышь? Однажды слыхал от пацанов. По-моему, это снайперы из разведки морпехов. На слух, в полной темноте стреляли. Ножами орудовали как фокусники. Их недолго в Чечне продержали, вывели почти сразу. Но это, как говорится, штучный товар. Лично я живьем ни одного не видел. А ты?
    - Да и я тоже..., - рассеянно ответила Данилова, думая о своем.

    Она села в машину, вставила ключ в замок зажигания... Сзади коротко завозился кто-то, и холодная сталь коснулась ее горла.
    - Сидеть тихо!
    Пауза...
    - Послушайте, Дергач...
    - Тихо, я сказал!.. Данилова Александра Максимовна, шестьдесят седьмого года рождения, незамужняя, детей нет, образование высшее. Мне продолжать?
    Она позволила себе расслабиться; в конце концов, хотел бы зарезать - уже зарезал бы.
    - Чего вы хотите, Леонид?
    Она специально назвала его по имени, дабы наладить хоть какой-то человеческий контакт.
    - Правды. На меня ведь хотят повесить те шесть трупаков, про которые ты по телику говорила?
    - Вот, значит, как вы меня нашли. По телевизору увидели.
    Лезвие прижалось к коже немного сильнее.
    - На вопрос отвечай!
    - Да. То есть, вас подозревают в совершении этого преступления.
    - Основания?
    - Ваша летучая мышь, - после секундного замешательства выдохнула Данилова. - Татуировка на левом предплечье. Спецназ ВМФ?
    - Ха! Значит, и ты не лыком шита. Не зря ешь свой прокурорский хлеб.
    - Уберите, пожалуйста, нож, - попросила Данилова. - Я вам при ваших умениях абсолютно неопасна.
    - Пожалуй, - согласился Дергач и отвел лезвие. Тогда только Данилова рискнула бросить взгляд в зеркало заднего обзора и натолкнулась на две ярко-синие молнии - уставшие, в обрамлении мелких морщинок, глаза немолодого убийцы...
    - Нам с тобой до правды докопаться надо, - произнес он. - Обязательно надо, слышишь? Хватит, набегался я от ментов. Спокойной жизни хочу. Не убивал я этих, из офиса. Завязал...
    - Вот как? А татуировка?
    Дергач с досадой вздохнул, засучил левый рукав.
    - Повернись, посмотри.
    Данилова повернула голову. Все так, как и описывала Ордынцева: клыкастая летучая мышь, с кинжалом в лапах... А над головой мыши - полукругом надпись: "КРСФ".
    - Про буквы она ничего не говорила, - машинально пробормотала Данилова.
    - Кто не говорил?
    - Неважно. Что это означает?
    - Контрразведка Северного флота. Получается, там кто-то выжил и описал мою наколку?
    - Так и есть,- призналась Данилова.
    - Подстава это. Какая-то гнида стрелки на меня перевести хочет. Понять бы, кто...
    - А еще у кого-то может быть такая же татуировка?
    Дергач почесал затылок.
    - Может-то может, но... Чтобы ребята в киллеры подались, в безоружных палили... Нет, не верю.
    "Но вы же подались", - едва не вырвалось у Даниловой. Он, казалось, угадал ее мысли.
    - Я - особый случай. В семье, как говорится, не без урода. Я вот что предлагаю. Вместе работать будем. Ты мне поможешь. Ну, или я тебе. Найдем мы козлов этих... Ты как?
    - Шерлок Холмс и доктор Ватсон? - усмехнулась Данилова.
    - Называй как хочешь. А только вместе мы - сила. У тебя возможности. Но и у меня - тоже. Я тебя через дружка моего вычислил. Он дока в компьютерах, в любую базу данных залезет. Имя-фамилию человека назвал - и привет. Так что, пригожусь я тебе, по-любому.
    - И с чего начнем?
    - Я хочу потолковать с этой... со свидетельницей. Которая якобы меня там видела.
    - Невозможно, - отрезала Данилова.
    - Не стану я ей ничего делать! Поговорю, да и всё.
    - Забудьте об этом. А вот кое-что другое можете попробовать. Ваш гениальный приятель сумеет проникнуть на сервер фирмы "Уорлдвайд реал эстейт"?
    - Это на которую напали, что ли? А вы сами что, не изымали их компьютеры после налета?
    - Изымали, конечно. Но меня интересует канадский офис. Там своя, независимая сеть. Нужны сведения обо всех недавних сделках с недвижимостью. Особо пусть обратит внимание на Роберта Ли - какие сделки вел лично он. Вы все поняли?
    - Понял, не дурак,- проворчал Дергач. - Ты мне, типа, веришь, что ли?
    - Типа да,- в тон ему ответила Данилова.

    Из дневника следователя Даниловой, раздел - "Беседы с отцом Вениамином"
    "Сегодня встречалась с батюшкой. Говорили о разном.
    "Почитай отца своего и мать свою", - в который раз процитировал он мне Писание. "Так мои уже умерли", - напомнила я.
    "Но память о них живет в твоем сердце, так? У меня тоже сын был..."
    "Был? А где он сейчас?" - позволила себе спросить я. "Умер", - коротко ответил отец Вениамин. И больше мы этой темы не касались..."

    - Александра?
    Голос Ивана Сергеевича, как показалось Даниловой, дрожал от волнения.
    - Тут у нас такое... Короче, Мельник в больнице. Инфаркт...

    И опять - тени. Эта женщина-следователь... Сделала вид, что поверила. Во всяком случае, навряд ли она станет докладывать о нашем разговоре своему начальству. Стасик "пробил" контору по недвижимости, взломал их канадский сервер. Ничего путного не нашел. Роберт Ли за последнее время лично не курировал ни одну сделку. Если причина расстрела его сотрудников в Москве и лежит в сфере бизнеса, то докопаться до нее будет непросто.
    Но кто-то ведь решил подставить именно его, Леонида Дергача. Кто-то из знакомых (и, скорее всего, не раз) видел татуировку. Надо перебрать всех, с кем общался после отсидки, их не так много. А с криминалом вообще никто не связан, не зря старые связи были обрублены. Надо позвонить Александре...


    Отец Вениамин, сидя в глубоком кресле, неспешно перебирал длинные четки.
    - Входи, доченька,- произнес он, когда Данилова робко постучала в двери его покоев. - С чем пожаловала?
    - Здравствуйте, батюшка. Может, я просто так зашла, вас проведать?
    - Ну уж... Лукавить не к лицу тебе. Я ведь слишком давно на свете живу. Господь сподобил меня читать в душах людских. Мыслю так: для того наградил он меня даром этим, дабы мог я помогать ближним наилучшим образом.
    Данилова подошла к старцу и почтительно поцеловала его руку.
    - Садись, милая. А что Григорий твой? Давненько он ко мне не заглядывал.
    - Занят, работает много.
    - И опять лукавишь. Небось, денежки у тебя берет, якобы в долг, а на самом деле? Ты прости меня за такие слова, но идешь по неверному пути, Александра. Чувствуешь - молодость позади, и пытаешься удержать ее всеми силами, в том числе и сожительствуя во грехе с парнем, который в сыновья тебе годится. Хотела бы ты доли такой для своей дочери? А?
    - Нет, отец мой, - едва слышно пробормотала Данилова.
    - Вот видишь... Что же, говори, какая на сердце печаль. Коль смогу, помогу советом. Ну, а нет - все одно тебе легче станет, поделишься.
    - Понимаете, отец Вениамин... Я, зная ваши ум и проницательность, хотела бы услышать ваше мнение. Увы, я не имею права раскрывать все подробности дела, над которым работаю...
    - Говори, Александра. Речи льстивые можешь опустить. Ближе к сути.
    - Простите, отец... Я веду дело об убийстве. Погибло несколько человек. У нас был подозреваемый, мы были почти уверены, что он замешан. Но этот человек сам вышел на меня и заявил, что непричастен. Не знаю почему, но я ему верю. Он хочет помогать мне, чтобы вместе мы нашли истинных виновников. Однако, общаясь с ним, я нарушаю свой служебный долг.
    Старец погладил рукою длинную, седую бороду.
    - Служебный долг..., - эхом повторил он. - Сколько раз я слышал эти слова. А что они, в сущности, означают? Есть долг перед Богом, долг перед семьей. Твой же долг в том, чтобы найти и покарать убийцу, разве не так?
    - Так-то оно так... Просто я по опыту своему знаю, что одно маленькое нарушение закона, как правило, влечет за собою другое. Затем еще и еще. - Тебе, конечно, виднее. А я вот знаю, что ни одно злодеяние не должно оставаться безнаказанным. И правда всегда выплывет наружу, как бы ни старались ее скрыть.

    Они сидели в парке, под сенью деревьев. Со стороны могло показаться, что это просто свидание мужчины с женщиной. Однако между сидящими шел деловой разговор.
    - Как они проникли в офис? Там, насколько я знаю, бывают электронные замки с кодами и прочие прибамбасы.
    - Код узнать нетрудно. Достаточно понаблюдать за входной дверью какое-то время. Похолодало... Вы не замечаете, Леонид?
    Он пожал плечами.
    - Мне сейчас как-то не до погоды.
    К их скамейке быстрым шагом приблизился высокий, спортивного вида мужчина.
    - О-о, кого я вижу! Привет, Саша!
    Данилова смотрела на Гришу удивленным взглядом.
    - Ты как здесь?
    - Мимо проходил. Я, вообще-то, живу неподалеку. На тот случай, если ты забыла. Представишь меня?
    Данилова замешкалась с ответом. Положение спас сам Дергач.
    - Леонид, - произнес он, протягивая руку.
    - Григорий. А вы, я смотрю, мне не рады, Александра Максимовна?
    - Гриш... Ты извини. Сейчас у меня мало времени. Вечером созвонимся, окей?
    - Окей, - буркнул Григорий и так же, быстрым шагом, удалился прочь.
    - Неловко получилось, - сказал Дергач.
    - Ничего страшного. Кстати... Вам ведь ничего не говорят такие имена, как Анатолий Мельник, Роберт Ли?
    - Ничего абсолютно. А должны?
    - Да нет, спросила просто. Стреляю наугад. И с Лилией Ордынцевой вы тоже незнакомы?
    - Нет, - покачал головой Дергач. - А этого парня я определенно где-то видел.
    - Григория?
    - Я не утверждаю, но... После тюрьмы у меня резко ухудшилась память. Да и не только память. Сами понимаете, двенадцать лет... Такое впечатление, что мы с ним сталкивались мельком. Но вот где и когда?
    - Ну, мало ли... В одном городе живете все-таки.
    Дергач поднялся с места.
    - Мне нужно идти. Как вы намерены действовать?
    - Нужно обратиться в главный штаб ВМФ и получить списки подразделения, в котором вы служили. Возможно, кто-либо из ваших бывших товарищей все же подойдет на роль киллера.

    ***
    Мельник был бледен, дышал тяжело.
    Присев на край его постели, она безотчетным движением накрыла своей ладонью лежащую поверх одеяла худую руку.
    - Как вы, Анатолий Георгиевич?
    Он ответил не сразу. Повернул голову в сторону и, казалось, сосредоточил взгляд на какой-то точке на стене. Когда заговорил, речь его была медлительной, местами невнятной.
    - Я, пока лежал тут, все думал - за что мне это? Теперь понял, за что... Исправить уже ничего нельзя. Совсем ничего...
    - Это ведь месть, не так ли? Вам лично?
    Мельник закашлялся. Прикрыл ладонью рот. В уголках его глаз блестели мутноватые кристаллики слезинок.
    - Это не месть. Это - урок. Самый жестокий из всех, какие я когда-либо получал.
    - Простите, я не понимаю...
    - Уходите, - тихо произнес больной.
    - Да, но я бы хотела спросить...
    - Уходите! - уже тверже повторил Мельник. - Вам никогда не найти убийцу...


    - Не думал, что вы согласитесь. Не стоит волноваться, я просто поговорю с ней.
    - Ладно, идемте.
    Данилова и Дергач поднялись на лифте на пятый этаж больницы. Стоявшему у дверей палаты охраннику Данилова показала удостоверение.
    - Это со мной, - кивнула она на Дергача.

    Лиля уже не лежала в койке, а сидела у стола, пила кофе. Увидев Данилову, она улыбнулась. Но тут же напряглась, переведя взгляд на незнакомого мужчину. Дергач мягко отстранил Данилову, затем шагнул вперед и быстро закатал левый рукав своей куртки.
    - Вот это ты, значит, видела?!.
    Девушка испугалась. Вскочила, попятилась к кровати.
    - Вы кто такой? Вы здесь... зачем? Я... я позову на помощь!
    - Успокойтесь, - Данилова, схватив своего спутника за локоть, чуть ли не силой выволокла его из палаты. Они прошли мимо ничего не понимающего агента, и только в лифте Данилова дала волю своему негодованию.
    - Что это за выходка, Леонид? Мы о чем с вами договаривались?!
    - Извините, я не сторонник долгих психологических игр. Не видала она наколку эту. Ей приказали меня оговорить, не ясно разве?
    - Леонид Валерьевич! - повысила голос Данилова. - Позвольте напомнить, что вы по-прежнему подозреваемый номер один! А эта девушка - свидетель по делу. Свидетель, которого охраняет ФСБ. Вам ясно?
    - Более чем. И что мне прикажете делать?
    - Ждать! И не высовываться...

    - Роберт Ли задержан в Бельгии.
    С такой фразы Иван Сергеевич начал утренний разговор, и Данилова привычно переключилась в режим анализа ситуации.
    - Что он говорит?
    Начальник принялся рассеянно перекладывать на своем столе всякие канцелярские мелочи.
    - Ничего путного для нас. Тамошние его, в основном, на финансовое мошенничество колют. А насчет убийства - твердит, что ни ухом, ни рылом, что сам в шоке, ну и так далее. Это, похоже, правда. Понимаешь, этот Ли - практичный просто до омерзения. Ничего не делает без выгоды для себя. А что ему дает это убийство, кроме лишних проблем? Мотив отсутствует начисто. Так что...
    - Иван Сергеевич, мне кажется, я напала на след.
    - Вот как? - оживился начальник. - Ну-ка, ну-ка!..
    - Еще рано об этом говорить...
    - Александра, ты это брось! "Рано говори-ить..." Да для меня каждая минута промедления в этом деле как..., - он выразительно провел ладонью по горлу.
    - Короче, это месть. В чистом виде. Не только Мельнику, но и... Дергачу.
    - И как прикажешь тебя понимать?
    - Сама пока не знаю. Дайте мне еще время. Либо Мельник должен заговорить, либо Ордынцева. Кстати, что там с экспертизой оружия? Почему они тянут?
    - Уже не тянут,- Иван Сергеевич выдвинул ящик стола. - Держи. Мелкокалиберные пистолеты иностранного производства. В Россию ввозятся контрабандно, достать не проблема, были бы деньги. Думаю, оба ствола уже где-нибудь на дне реки.
    Данилова пробежала документ глазами. Зазвонил ее сотовый. Взглянув на входящий номер, она замешкалась.
    - Ответь, что же ты? - непонимающе улыбнулся Иван Сергеевич. Она нажала кнопку принятия вызова.
    - Александра? Вы слышите меня? Только что ваш парень попытался поговорить с этой бабой. Подошел к ней на прогулке, в садике больничном. Охранник его спугнул, и он удрал.
    - Какой парень? С какой бабой? - не сразу поняла она.
    - Григорий. Тот самый, что видел нас тогда вместе.
    Внутри у нее все оборвалось. Она едва нашла в себе силы пробормотать:
    - Спасибо, я поняла...
    - Что случилось, кто звонил? Ты так побледнела, Саша, - обеспокоенно проговорил Иван Сергеевич.
    - Это Дергач, - рассеянно сказала Данилова.
    - Что-о?!. Какой Дергач? Леонид Дергач, тот самый? Он ведь в розыске! И он вот так, спокойно, звонит тебе? Ты не заболела часом?
    - Нет, Иван Сергеевич.
    Она решительно встала.
    - Простите, мне нужно идти. Дайте мне еще пару-тройку дней, и я назову имя заказчика убийства.

    Тени... И среди них одна, главная. Тень человека, которого в жизни Леонида Дергача никогда не было. Даже имя его не сформировало, как полагается, одну из частей пресловутого Ф.И.О. - мать не допустила этого. Человек-загадка, человек-сон...
    Ни одной фотографии, ни одного слова, пусть хотя бы проклятья в его адрес. Ничего... Дергач долго не отвечал на звонок, и Данилова начала уже беспокоиться. Но всё оказалось проще простого...
    - Да?- раздалось в трубке. Она поняла, что он просто пьян.
    - Леонид, послушайте... Мне нужно увидеться с вашим гениальным приятелем-программистом. Это очень важно! Вы в состоянии меня понять?
    - А?.. Да-да, хорошо. Я перезвоню...

    Классическая музыка (не всякая, конечно, а какая-нибудь легкая пьеса, скерцо) всегда ее успокаивала. Вот и сейчас, когда ей предстояло сделать последний, решающий шаг в расследовании, она сидела в кресле, в наушниках и, прикрыв глаза, слушала... Знала, что преступник никуда не скроется. Через час с небольшим она встретилась в городе с Дергачом.
    - Куда мы едем?
    - Вначале в какое-нибудь тихое место. Поговорим. А потом уже решим.
    - Не возражаю, - кивнул он. Они, покинув центр, направились в промзону.
    Дергач спросил, как бы между прочим:
    - Слежки опасаетесь?
    - С чего вы взяли?
    - Я ж вижу - то и дело в зеркальце поглядываете. Проверяетесь, значит.
    Данилова вывернула на грунтовую дорогу, ведущую к большому карьеру.
    - Здесь, пожалуй, можно и пообщаться. Вы, Леонид, пожалуйста, не удивляйтесь вопросам, которые я буду задавать. Обещаете?
    - Ладно уж... Удивить меня не так просто. Для этого ох как постараться придется.
    - Не зарекайтесь...
    Она долго не решалась начать этот, совершенно необходимый, разговор.
    - В общем, за последние пару дней я узнала немало интересного. И ваш приятель мне в этом, конечно, здорово помог. Откуда вы его, кстати, знаете?
    - Он мой родственник. Ближе к делу, Александра. Кто этот ублюдок, который устроил кровавую бойню и решил спихнуть все на меня?
    - Вы отца своего помните?
    Дергачу показалось, что он ослышался.
    - Причем здесь мой отец?
    - Вы обещали не удивляться моим вопросам.
    - Ну, раз обещал... Нет, отца я не помню. Мать никогда о нем не рассказывала. Вот вроде и не было его совсем. У меня ведь даже отчество - Валерьевич - от имени деда по материнской линии.
    - А отца как звали?
    - Георгий.
    Данилова щелкнула пальцами правой руки.
    - И что из этого? - спросил Дергач.
    - Вы были правы насчет свидетельницы. Лилия Ордынцева не видела никакой татуировки. Ей просто описали вашу летучую мышь. Она созналась, хотя не сразу - следователям из ФСБ пришлось попотеть.
    - Кто? Кто описал?
    - Тот, кто ее видел. Но не целиком. Без букв. Позвольте-ка..., - она взялась за левый рукав его куртки и затем медленно стала сдвигать его к локтю.
    - Вот так примерно. Мышь видна, а надпись - нет.
    Дергач принялся тереть рукою лоб, пытаясь сосредоточиться.
    - Черт, не вспоминается...
    - Не напрягайтесь. Тот, кто собирался вас подставить, твердо знал, что на момент убийства у вас не будет алиби. Идеи есть?
    - Нет, - процедил Дергач.
    - Подумайте. Вы же тоже профессионал. Он точно знал, где вы будете.
    - Погодите... Когда это произошло?
    Данилова назвала дату и время налета.
    - Так ведь... Нет, не может быть! Но зачем ему это?
    - Давайте поедем и спросим.
    - Вы серьезно? - встрепенулся он.
    - Я вообще всегда серьезна, если дело касается убийства. Ведь вы впервые увидели Григория именно там, правда? А потом мучились, не могли припомнить.
    - Звучит как бред. Ладно, поехали.

    Перед входом на территорию храма Данилова остановилась и повязала на голову косынку.
    - Теперь можно.
    Дергач был здесь далеко не впервые, но всякий раз испытывал какой-то трепет. Сегодня к этому чувству примешивалось еще и глубокое непонимание...
    - Войдите, открыто! - донесся знакомый им обоим голос из-за деревянной двери.
    - Здравствуйте, отец Вениамин, - почтительно поздоровался Дергач с человеком, к которому пришел когда-то сразу же после освобождения из тюрьмы и которому рассказал всю свою жизнь, ничего не утаивая, надеясь на поддержку и понимание...
    - Здравствуй, сын мой, - ответил старец, продолжая невозмутимо перебирать свои четки.
    - Вот уж воистину... Пути Господни неисповедимы, - тоном, полным сарказма, заметила Данилова.
    - Да, дочь моя. И все тайное рано или поздно становится явным. Если бы я знал, что дело это поручат тебе...
    - ...то что? Приказали бы Григорию убрать меня сразу же?
    - Это слово из вашего лексикона. Меня оно коробит, - отец Вениамин поднялся из кресла и отошел к зарешеченному окну. Солнце играло полуденным лучом на его длинных, посеребренных сединою прядях. - "И сказал Господь..." Что же он сказал? Ах, да... "Прощайте врагов своих". А я вот - не простил. Не смог...
    Он стоял к ним спиною, и Данилова не могла видеть выражение глаз своего духовника. Как часто эти глаза светились добротой и спокойствием во время их долгих бесед! Но сейчас она отнюдь не была уверена, что найдет в них то же самое...
    - В какой же момент вы решили, что враги - это ваши дети, отец Вениамин?
    Он, наконец, повернулся к ним лицом.
    - Когда вот этот..., - он протянул свой указательный палец в направлении Дергача, -...когда он явился ко мне на исповедь, и рассказал свою жизнь, а я понял, кто передо мной! Мой сын - убийца... Он убивает за деньги!..
    Сейчас престарелый духовник похож был на каменную статую бога правосудия. У Даниловой по спине побежали мурашки.
    Но она продолжала, то, ради чего сюда явилась.
    - И вы решили наказать обоих сыновей?
    - И Каина, и Авеля! - звенящим от гнева голосом произнес отец Вениамин. - Хотя - кто из них Каин, а кто - Авель? Я не знаю... Толик, он... Хорошим таким был мальчиком. Пока с дурной компанией не связался. В пятнадцать лет уже получил условный срок, за драку. Вы представляете? Он мать до инсульта довел. Я дневал и ночевал в милиции, в прокуратуре, обивал пороги...
    Старик прижал ладони к лицу и вздохнул. По тому, как вздрогнули его узкие плечи, по тонким, жалобным звукам Данилова поняла, что он плачет. Но слабость его длилась недолго. Он отнял руки от лица и снова заговорил, тоном обвинителя.
    - Я ушел из семьи, когда он пересек черту. Во время очередного скандала он меня ударил. Выбил два зуба. Пригрозил, что убьет. Жена к тому времени уже была фактически прикована к постели. Тогда мне казалось, что я поступаю как трус... А теперь... Я все эти годы следил за его жизнью - через знакомых, а потом, когда он стал известным - и по газетам, по телевидению. Бывший уличный хулиган и задира - бизнесмен первой руки. Один раз даже на прием к Президенту попал. Но разве он обо мне вспомнил - хотя бы тогда?..
    - Вы хотели, чтобы он ощутил ту же боль? - едва ли не с сочувствием спросила Данилова.
    - Да! - выкрикнул в ответ старик. - А этот - чтобы возвратился в узилище, где ему самое место!
    Указательный палец отца Вениамина только что не уперся в грудь Дергача.
    - А почему вы... ты оставил нас с матерью? - едва слышно спросил Дергач, глядя в пол.
    - А разве ты не знаешь? Ну да, ну да... Мы не были женаты официально, но я к ней относился как к законной супруге. Она же - пила, гуляла... Она была шлюхой! Прости, Господи..., - священник перекрестился. - Я вообще не уверен, что ты - мой единокровный сын.
    Дергач сделал было шаг вперед, но Данилова решительно удержала его.
    - Когда же я ушел - она встала на путь исправления. Мой уход встряхнул ее. Но она все равно не смогла воспитать достойного сына. Ты вырос и стал убийцей... Лёня.
    - Все в руках Господа,- сказал Дергач. - Так вы... ты меня учил.
    - Того самого Господа, который допустил костры инквизиции, Гитлера и Хиросиму? Не смеши меня... сын.
    - Но вы же были моим духовным отцом. И Григория... Почему вы толкнули его на преступление, на смертный грех? - вмешалась Данилова.
    - Молчи! - отец Вениамин поднял правую руку, как будто собираясь ударить Александру, и она с ужасом поняла, что не осталось в нем ничего от того милосердного пастыря, которого она знала столько лет.
    - Ничего, отец Вениамин. Пусть поговорит... напоследок.
    Данилова и Дергач одновременно обернулись, чтобы увидеть того, кто произнес эти слова. Григорий вышел из-за портьеры в дальнем углу комнаты и теперь держал обоих гостей отца Вениамина на прицеле.
    - Не допущу!.. В Божьем храме!.. - захрипел священник, простирая руки к своему воспитаннику.
    - Успокойтесь, отец мой. Этот грех я возьму на себя.
    Шагнув вперед, Григорий встретился взглядом с Дергачом.
    - Ну, с кого начнем? С тебя, может быть? Руки за голову и спиной ко мне! Живо!
    Дергач покорно исполнил приказание.
    - А теперь - на колени!
    Дергач опять повиновался. Приставляя дуло пистолета к его затылку, Григорий процедил:
    - Ты умрешь быстро!
    - Гриша, остановись! - воскликнула Данилова.
    Григорий отвлекся - ровно на полсекунды. Но и этого хватило Дергачу.
    Из своего неудобного положения он ухитрился вывернуться и обезоружить Григория, а затем - отпихнул его от себя, упершись каблуком ему в живот. Дергач вскочил и с ходу вступил в схватку. Которая, впрочем, продлилась недолго - опыт взял верх над молодостью.
    Прямолинейная атака Григория натолкнулась на какую-то замысловатую защиту Дергача, а через считанные мгновения молодой спецназовец был повержен и ткнулся лицом в пол.
    - Вы его убили?! - в ужасе воскликнула Данилова.
    - Да ну что вы..., - снисходительно улыбнулся Дергач. - Отдохнет немного, всего и делов. Вызывайте своих архаровцев. Пусть приезжают и забирают всю эту шайку...
    - Подождите! - остановил их отец Вениамин. - Дайте мне уйти...
    - Это как же? - с сарказмом спросил Дергач. - В бега подашься, что ли? Или на самоубийство намекаешь? Так ведь грех это большой...
    - Нет-нет, я просто... уйду. Совсем.
    Отец Вениамин медленно попятился к окну. Остановился он только тогда, когда уперся спиною в витую металлическую решетку. Взгляд его остекленел; пальцы левой руки обхватили горло.
    - Господи, воля твоя! Прими душу раба своего грешного!!.
    Произнеся эти слова, он вздрогнул всем телом, затем как-то обмяк... И повалился набок.

    ***
    Иван Сергеевич был мрачнее тучи.
    - Ох, Александра, с тобою не соскучишься! Значит, говоришь, отец Вениамин, в миру - Георгий Иванович Девятаев, до принятия сана был женат на Тамаре Мельник, а когда их сыну Анатолию исполнилось пятнадцать, ушел из семьи? Мальчик при получении паспорта взял фамилию матери, это понятно... А через несколько лет Девятаев познакомился с другой женщиной, Ольгой Дергач. В официальном браке они не состояли... И их общий сын, Леонид, никогда отца не видел. М-да, история... А Григорий твой - он что, тоже исповедовался у отца Вениамина?
    Данилова, слух которой слегка царапнуло слово "твой", откашлялась.
    - Именно так. Григорий Стручко, бывший сержант спецназа ВДВ, часто навещал отца Вениамина, и тот подговорил его на преступление. В напарники Стручко выбрал своего бывшего сослуживца, Семена Артемова, которого в тот же вечер, после налета на офис, ликвидировал. Вот сводка происшествий за тот день: труп Артемова обнаружен в лесопарке. Причина смерти - ножевое ранение. В деле была замешана также и Лилия Ордынцева, которая... которая была когда-то любовницей Стручко. Он передал ей деньги от отца Вениамина, и девушка согласилась назвать код электронного замка на двери офиса, а также сыграть роль свидетельницы, то есть - оклеветать Дергача, описав его татуировку, летучую мышь с кинжалом в лапах.
    - Так-так... А про летучую мышь ей кто рассказал?
    - Григорий, со слов отца Вениамина. Но тот, общаясь на исповедях с Дергачом, видел татуировку не полностью. А может, просто не обратил внимания на буквы... И в описании Ордынцевой они не упоминались. Но - и это самое удивительное - ради достоверности картины Ордынцева даже согласилась на легкое ранение. Стручко выстрелил ей в плечо таким образом, что можно было подумать - девушка спасалась от убийц бегством. Лечение опять же обещал оплатить отец Вениамин. Ему нужно было наказать обоих - и Анатолия Мельника, и Дергача. Последний регулярно являлся к нему на исповедь. Поняв, кто перед ним, Девятаев принял решение и разработал свой план. Убивать сыновей он не хотел - это было бы уж слишком, а вот причинить боль... Анатолия он считал виновным в смерти своей жены, а Леонида рассматривал как убийцу, место которого - за решеткой. В случае чего, алиби Дергача подтвердить было бы некому, поскольку он в этот день и час как раз был на исповеди у отца Вениамина.
    - Хм... К сожалению, при приеме в духовную семинарию справку из психдиспансера не требуют. Ну что ж, Александра. Ты молодец. Я в тебе не сомневался. Плохо, конечно, что ты воспользовалась услугами хакера, чтобы выяснить детали биографии наших... хм... фигурантов. Незаконно это. Но что поделать?.. Иди, отдыхай. Отпуск свой можешь догуливать смело.

    Они шли по главной аллее больничного парка. Дергач заметно волновался.
    - Что я ему скажу? Ведь он даже не знал о моем существовании...
    - Это не страшно. Просто познакомитесь, и всё.
    - Знаете, Александра... Я ведь унаследовал от отца... некий дар. Мать рассказывала об этом - всего один раз. Во сне я иногда вижу свое будущее. Образы, словно тени... Вам, конечно, сложно понять. Так вот, в этих моих снах была женщина... Очень похожая на вас.
    Данилова остановилась. Повернулась к Дергачу.
    - Леонид, вы... Торопите события.
    Ее рука мягко легла на его плечо.
    - Пока я могу сказать только одно: мы с вами славно поработали вдвоем. А сейчас - настройтесь на встречу со своим братом.

    Мельник сидел на койке и читал газету. Подняв взгляд на вошедших, он неспеша поднялся.
    - Здравствуйте, Анатолий Георгиевич, - улыбнулась ему Данилова. - Как вы сегодня себя чувствуете?
    - Благодарю вас, значительно лучше.
    - Вот и хорошо. Ну, я вас оставляю.
    Данилова покинула палату. Дергач неуверенно шагнул к человеку в больничной пижаме. Протянул ему руку.
    - Добрый день. Меня зовут Леонид.
    Мельник ответил на рукопожатие.
    - Анатолий. Очень приятно...
    Последний раз редактировалось writer; 20.08.2017 в 18:40.

  2. #2

    По умолчанию

    Ну , очень интересно , прочитала не отрываясь!
    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



  3. #3
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    145,039

    По умолчанию

    Мне кажется, совпадений многовато.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  4. #4

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Пyмяyx** Посмотреть сообщение
    Мне кажется, совпадений многовато.
    Каких совпадений?
    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



  5. #5
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    145,039

    По умолчанию

    1. Один духовник у всех троих? Причём каждый не знает, что этот поп - духовник двух остальных.
    2. Деркач, сам того не зная, выбирает в духовник собственного отца.
    3. Любовник Данилиной оказывается братом Деркача и сыном убийцы.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  6. #6

    По умолчанию

    В этом интрига рассказа.
    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



  7. #7
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    145,039

    По умолчанию

    Многовато.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  8. #8

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Пyмяyx** Посмотреть сообщение
    Многовато.
    Напиши по другому ты же писатель)
    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+