Страница 1 из 5 123 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 44

Тема: Юрий Левитанский

  1. #1

    По умолчанию Юрий Левитанский

    Творчество Юрия Левитанского, по существу, неразрывно связано со всеми дорогами и порывами поэтов, пришедших с войны, оно также закалялось на военных дорогах, так же предано людям своего времени. И есть в его замечательной поэзии то, что переносит ее к новым людям, к новым временам, есть крылья поэтически осознанной и возвышенной жизни.
    Я очень жалею, что поздно узнал поэзию Левитанского, ее очень не хватало на нашей послевоенной перекличке, она бы открыла еще одну характерность нашей поэзии — тонкую углубленность мыслей и чувства, акварель душевных переживаний. Но Левитанский и тогда, и сейчас — человек тихий, стихи он выдает скупо, расстается с ними так неохотно и застенчиво, что диву даешься. Зато и стихи Левитанского все выношены и отточены, и в самих стихах нет суеты. Все они написаны как бы для себя, как насущная потребность высказаться, за каждым его стихотворением видишь причину, и каждое имеет продолжение.
    С самого начала было заметно художественное своеобразие стихов Юрия Левитанского — у него своя интонация, свои рифмы, свои краски, а главное, есть то неуловимое свое, что делает поэта, — свой талант жить, и думать о жизни, и выражать это сильными и волнующими стихами.
    Михаил Луконин (1969)



    http://levitansky.ru/?r=2


    Каждый выбирает для себя...


    Каждый выбирает для себя
    женщину, религию, дорогу.
    Дьяволу служить или пророку —
    каждый выбирает для себя.

    Каждый выбирает по себе
    слово для любви и для молитвы.
    Шпагу для дуэли, меч для битвы
    каждый выбирает по себе.

    Каждый выбирает по себе.
    Щит и латы. Посох и заплаты.
    Меру окончательной расплаты.
    Каждый выбирает по себе.

    Каждый выбирает для себя.
    Выбираю тоже — как умею.
    Ни к кому претензий не имею.
    Каждый выбирает для себя.

    Юрий Левитанский
    Последний раз редактировалось Sanur; 15.09.2019 в 17:24.

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  2. #2

    По умолчанию

    ПАМЯТЬ


    1
    Бездна памяти, расширяющаяся Вселенная,
    вся из края в край обжитая и заселенная,
    вместе с вьюгами, снегопадами и метелями,
    как реликтовый лес не вянущий, вся зеленая.

    Бездна памяти, беспредельное мироздание,
    расходящиеся галактики и туманности,
    где все давнее
    только четче и первозданнее,
    очевиднее и яснее до самой малости.

    Расширяющаяся Вселенная нашей памяти.
    Гулкой вечностью дышит небо ее вечернее.
    И когда наши звезды,
    здесь умирая,
    падают,
    в небе памяти загорается их свечение.

    И уходят они все дальше путями млечными,
    и, хранимое небом памяти, ее безднами,
    все земное мое
    ушедшее и минувшее
    с высоты на меня очами глядит небесными.

    И звучат, почти как земные, только
    пронзительней,
    погребальные марши, колокола венчальные,
    и чем дальше даль, тем смиреннее
    и просительней
    эти вечные очи, эти глаза печальные.

    Бездна памяти, ты как моря вода зеленая,
    где волна к волне, все уходит и отдаляется,
    но вода, увы, слишком горькая и соленая,
    пьешь и пьешь ее, а все жажда не утоляется.

    И опять стоишь возле этой безлюдной пристани,
    одиноко под небесами ночными темными,
    и глядишь туда все внимательнее и пристальней,
    еще миг один — и руками коснешься теплыми.

    2
    Небо памяти, ты с годами все идилличнее,
    как наивный рисунок, проще и простодушнее.
    Умудренный мастер с холста удаляет лишнее,
    и становится фон прозрачнее и воздушнее.

    Надвигается море, щедро позолоченное,
    серебристая ель по небу летит рассветному.
    Забывается слишком пасмурное и черное,
    уступая место солнечному и светлому.

    Словно тихим осенним светом душа наполнилась,
    и, как сон, ее омывает теченье теплое.
    И не то что бы все дурное уже не помнилось,
    просто чаще припоминается что-то доброе.

    Это странное и могучее свойство памяти,
    порожденное зрелым опытом, а не робостью, —
    постепенно
    воспоминанья взрывоопасные
    то забавной, а то смешной вытеснять
    подробностью.

    И все чаще мы, оставляя как бы за скобками
    и беду, и боль, и мучения все, и тяготы,
    вспоминаем уже не лес, побитый осколками,
    а какие там летом сладкие были ягоды.

    Вспоминается спирт и брага, пирушка давняя,
    а не степь, где тебя бураны валили зимние,
    и не бинт в крови, и не коечка госпитальная,
    а та нянечка над тобою — глазищи синие.

    Вспоминаются губы, руки и плечи хрупкие,
    и приходит на память всякая мелочь разная.
    И бредут по земле ничейной ромашки крупные,
    и пылает на минном поле клубника красная.

    3
    Небо памяти, идиллический луг с ромашками,
    над которым сияет солнце и птица кружится,
    но от первого же движенья неосторожного
    сразу вдребезги разлетается все и рушится.

    И навзрыд,
    раздирая душу,
    клокочут заново
    те взрывные воспоминанья, почти забытые.
    И в глазах потемневших дымное дышит зарево,
    и по ровному белому полю идут убитые.

    Прикипают к ледовой корке ладони потные.
    Под руками перегревается сталь каленая...

    И стоят на столе стаканы, до края полные,
    и течет по щеке небритой слеза соленая.

    ​Юрий Левитанский

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  3. #3

    По умолчанию

    Каждое утро ходит отец за хлебом...


    Каждое утро
    ходит отец за хлебом.
    В булочной рядом
    он покупает хлеб.
    Он возвращается
    с черным и белым хлебом
    и режет торжественно
    черный и белый хлеб.
    Сердится мама:
    — Куда нам так много хлеба!
    Вот и вчерашний даже
    не съели хлеб... —
    Но завтра опять берет он
    две булки хлеба
    и режет старательно
    черный и белый хлеб.
    Милые, полно,
    чего уж тут пререкаться!
    Ведь между вами
    других разногласий нет.
    ...О, голодная память
    далеких эвакуаций,
    трудная память
    наших военных лет!

    ​Юрий Левитанский 1959

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  4. #4

    По умолчанию

    Весь день сегодня в городе...


    Весь день сегодня в городе
    мимозой торговали,
    и на карнизах голуби
    влюбленно ворковали.
    А я припомнил белую
    сирень, ее метели, —
    над нею, над победною,
    колокола гудели.
    И я припомнил черные
    от копоти соборы —
    там дымом прокопченные
    работали саперы.
    Сапер с миноискателем
    в своей работе точен.
    Он, как хирург со скальпелем,
    на ней сосредоточен.
    И я припомнил добрую
    саперную работу.
    Я сам веду подобную
    саперную работу.
    Сквозь перекрытья грузные
    и сросшиеся камни
    глаза я вижу грустные,
    как дождевые капли.
    За той стеной парадною,
    где вывеска прибита,
    сейчас, как мина, спрятана
    вчерашняя обида.
    О, только бы не смели вы
    обиде поддаваться!
    О, только б не успели вы
    на мине подорваться!
    Сквозь шторы невесомые,
    сквозь плотные ворота
    веди меня, бессонная
    саперная работа!

    ​Юрий Левитанский

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  5. #5

    По умолчанию

    То снега да снега...


    То снега да снега,
    то трава эта вешняя.
    А тайга — все тайга.
    А тайга — она вечная.
    От ее пространств,
    от ее безбрежности —
    этот дух спокойствия
    и безгрешности.
    Топором рубили,
    и огнем губили —
    а ее не кончили,
    а ее не убили.
    Где-то рухнула лиственница,
    и упала, и смолкла.
    Где-то смолка закапала,
    обгоревшая смолка.
    Повалилась береза,
    топором изувеченная.
    А она — все такая же.
    А она — извечная.
    Неприметны рубцы ее,
    не видны переломы
    за ее буревалами,
    сквозь ее буреломы.
    Только волны зеленые
    ветер гонит по склонам.
    Что — отдельное дерево
    в этом мире зеленом?
    Просто рухнула лиственница,
    и упала, и смолкла,
    Просто смолка закапала,
    обгоревшая смолка,
    как росинка незрячая,
    как слезинка невинная,
    вся почти что прозрачная
    и почти что не видная.

    Юрий Левитанский

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  6. #6

    По умолчанию

    НАДПИСЬ НА КАМНЕ


    Джордано Бруно

    Даже в малые истины
    людям не сразу верится.
    И хотя моя истина
    так проста и неоспорима,
    но едва я сказал им,
    что эта планета вертится,
    я был тотчас же проклят
    святыми отцами Рима.
    Вышло так, что слова мои
    рушат некие правила,
    оскверняют душу
    и тело бросают в озноб.
    И стал я тогда
    опасным агентом дьявола,
    ниспровергателем
    вечных земных основ.
    На меня кандалы не надели,
    чтоб греб на галере,
    свой неслыханный грех
    искупая в томительном плаванье,
    а сложили костер,
    настоящий костер,
    чтоб горели
    мои грешные кости
    в его очистительном пламени.
    Я заглатывал воздух
    еще не обугленным ртом.
    Сизоватым удушливым дымом
    полнеба завесило.
    Поначалу обуглились ноги мои,
    а потом
    я горел, как свеча,
    я потрескивал жутко и весело.
    Но была моя правда
    превыше земного огня
    и святейших соборов,
    которыми труд мой не признан.
    О природа,
    единственный бог мой!
    Частица меня
    пребывает в тебе
    и пребудет
    отныне и присно!
    Остаюсь на костре.
    Мне из пламени выйти нельзя.
    Вот опять и опять
    мои руки веревками вяжут.
    Но горит мое сердце,
    горит мое сердце, друзья,
    и в глазах моих темных
    горячие искорки пляшут.

    ​Юрий Левитанский

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  7. #7

    По умолчанию

    ЖЕНЩИНА, КОТОРОЙ НИЧЕГО НЕ НУЖНО

    Что вы с собой делаете?
    Что вы себе думаете?
    Ничего не делаете.
    Ни о чем не думаете.
    Пусто засыпаете.
    Пусто просыпаетесь.
    Да и то лишь кажется,
    будто просыпаетесь.
    В накуренном зеркале —
    ваши руки дремлющие,
    ваши губы дремлющие,
    ничего не требующие.
    И кровать спальная —
    будто место лобное.
    Что-то в груди треснуло.
    Что-то в душе лопнуло.
    Под упругим свитером
    все мертво-мертвенно.
    Сигарета с фильтром
    дымит, дымит медленно.
    А много ли истрачено
    того тепла женского?
    Давно война кончена,
    и спросить не с кого.
    А вы все боль копите,
    в вине горе топите —
    то ли горе топите,
    то ли в море тонете.
    Тонете, тонете,
    уже не просыпаетесь,
    и лишь на дне снится вам,
    что вы просыпаетесь.

    ​Юрий Левитанский

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  8. #8

    По умолчанию Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом (1981)

    ПРИГЛАШЕНЬЕ К ПРОЛОГУ


    И все-таки смог.
    Вознамерился.
    Стрелки, решил, передвину.
    Все сроки нарушу.
    Привычные связи разрушу. Начну все сначала, решил.
    И дьяволу душу не продал, а отдал за милую душу,
    и с Фаустом вместе ту самую чашу до дна осушил.

    Ну что же, в дорогу, душа моя, с богом,
    начнем понемногу.
    Приступим к прологу. Мгновенье, воскликнем, гряди!
    ...И, под вечер из дому выйдя,
    пустился я тихо в дорогу,
    и странный попутчик мой шел со мной рядом
    и чуть впереди.

    Уже нас виденья в ночи окружают причудливым роем.
    Багровая молния где-то за нами проводит черту.
    Какие ж мы тайны с тобою откроем,
    едва приоткроем
    ту звездную занавесь неба, завесу заветную ту!

    Сферический купол над нами качается,
    ночь еще длится,
    размеренно движутся сонмы бесчисленных
    звезд и планет.
    И вот постепенно из тьмы проступают какие-то лица.
    Тебя еще нет среди них, Катерина, пока еще нет.

    Но все, что вокруг, — удивительно так,
    необычно и ново,
    и все это значит, что ты уже есть
    и ты где-то в пути,
    пылинка, туманность, дождинка,
    снежинка из века иного,
    и суть, и загадка его, и разгадка, и дух во плоти.

    Снежинка и ветер, легчайшее облачко, смутная дата,
    дыханье, мерцанье, мгновенье какого-то дня,
    то самое лучшее что-то,
    что будет когда-то
    со мною, при мне, и потом еще, после меня.

    Мое очищенье, мое искупленье, мое оправданье,
    мое испытанье —
    заведомо знать и не думать о том,
    каким быстротечным окажется позднее это свиданье,
    как скоро приходит за ним неизбежное это потом.

    И все-таки жду и ловлю благодарственно
    первый твой шаг осторожный.
    Иди и не бойся, душа моя, день наступает, пора.
    И легок руке моей посох —
    как перышко легок мой посох дорожный,
    и тысячекрат тяжелее свинцовая тяжесть пера.

    Юрий Левитанский

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  9. #9

    По умолчанию Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом (1981)

    Остановилось время. Шли часы...


    Остановилось время. Шли часы,
    а между тем остановилось время,
    и было странно слышать в это время,
    как где-то еще тикают часы.

    Они еще стучали, как вчера,
    меж тем как время впрямь остановилось,
    и временами страшно становилось
    от мерного тиктаканья часов.

    Еще скрипели где-то шестерни,
    тяжелые постукивали стрелки,
    как эхо арьергардной перестрелки
    поспешно отступающих частей.

    Еще какой-то колокол гудел,
    но был уже едва ль не святотатством
    в тумане над Вестминстерским аббатством
    меланхолично плывший перезвон.

    Стучали падуанские часы,
    и педантично страсбургские били,
    и четко час на четверти дробили
    Милана мелодичные часы.

    Но в хоре этих звучных голосов
    был как-то по-особенному страшен
    не этот звон, плывущий с древних башен
    по черепицам кровель городских —

    но старые настенные часы,
    в которых вдруг оконце открывалось
    и из него так ясно раздавалось
    лесное позабытое ку-ку.

    Певунья механическая та
    зрачками изумленными вращала
    и, смыслу вопреки, не прекращала
    смешного волхвованья своего.

    Она вела свой счет моим годам,
    и путала,
    и начинала снова,
    и этот звук пророчества лесного
    всю душу мне на части разрывал.

    И я спросил у Фауста:
    — Зачем,
    на целый мир воскликнув громогласно
    «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»,
    забыли вы часы остановить!

    И я спросил у Фауста:
    — К чему,
    легко остановив движенье суток,
    как некий сумасбродный предрассудок,
    вы этот звук оставили часам!

    И Фауст мне ответил:
    — O mein Herr,
    живущие во времени стоящем
    не смеют знать о миге предстоящем
    и этих звуков слышать не должны.

    К тому же все влюбленные, mein Freund,
    каким-то высшим зреньем обладая,
    умеют жить, часов не наблюдая.
    А вы, mein Herz, видать, не влюблены?!

    И что-то в этот миг произошло.
    Тот старый плут, он знал, куда он метил.
    И год прошел —
    а я и не заметил.
    И пробил час —
    а я не услыхал.

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  10. #10

    По умолчанию Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом (1981)

    Шла дорога к Тракаю...


    Шла дорога к Тракаю, литовская осень была еще
    в самом начале,
    и в этом начале
    нас озера Тракая своим обручали кольцом,
    а высокие кроны лесные венчали.
    Все вокруг замирало, стремительно близился рокот
    девятого вала
    и грохот обвала.
    И Прекрасной Елены божественный лик
    без труда Маргарита моя затмевала.
    Плыл, как лодочка, лист по воде,
    и плыла тишина,
    и легко показаться могло
    временами,
    что уже никого не осталось на этой земле,
    кроме нас —
    только мы и озера,
    и травы под нами,
    и кроны над нами.
    А меж тем кто-то третий все время
    неслышно бродил вокруг нас
    и таился в траве
    над обрывом,
    у самого края.
    То, наверно, мой Фауст за нами следил
    из прибрежных кустов,
    ухмыляясь в усы
    и ладони хитро потирая.
    Холодало, темнело, виденье Тракайского замка
    в озерной воде
    потемневшей
    все тише качалось.
    Начиналась литовская ранняя осень,
    короткое лето на этом кончалось.
    И, не зная еще, доведется ли нам
    к этим добрым озерам
    приехать когда-нибудь снова,
    я из ветки случайной лесной,
    как господь,
    сотворил человечка лесного
    смешного.
    Я его перочинным ножом обстрогал добела,
    человеческим ликом его наделил,
    и когда завершил свое дело,
    осторожно поставил на толстую ветку его
    и шпагатом к стволу привязал
    его хрупкое тело.
    И, когда мы ушли, он остался один там стоять
    над холодной вечерней водой,
    и без нас уже листья с осенних дерев
    облетели.
    ...В этот час, когда ветер тревожно стучится
    в ночное окно,
    в этот час января и полночной метели,
    до озноба отчетливо вдруг представляю,
    как он там сейчас одиноко стоит
    над застывшей водой,
    за ночными снегами
    и мглою морозно-лиловой,
    от всего отрешенный, отвергнутый идол любви,
    деревянный смешной человечек
    из ветки еловой.

    Последний раз редактировалось Sanur; 15.09.2019 в 02:56.

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

Страница 1 из 5 123 ... ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+