Страница 1 из 9 123 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 88

Тема: Атеизм

  1. #1

    По умолчанию Атеизм

    Сначала прочтите все.
    А потом поговорим.

    Атеи́зм (др.-греч. ἄθεος «отрицание бога; безбожие»; от ἀ «без» + θεός «бог») в широком смысле — отвержение веры в существование богов; в более узком — убеждение в том, что богов не существует.



    А В ВИКИ САМИ ПОЧИТАЙТЕ ПО ССЫЛКЕ. Там много интересного.

    Еще одна ВИКИ ссылка

    Последний раз редактировалось Sanur; 19.09.2019 в 03:28.

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  2. #2

    По умолчанию

    Майкл Мартин. АТЕИЗМ. Философские обоснования.
    Приложение.
    Определение атеизма и сравнение его с другими -измами.
    Определение атеизма
    В первой части приложения я даю определение атеизма, а во второй - сравниваю его с другими «измами» и движениями, которые иногда ассоциируются с атеизмом.
    Негативный и позитивный атеизм.
    Если вы заглянете в словарь на слово «атеизм», вы вероятно обнаружите его толкование как вера в то, что Бога нет. Действительно, многие люди так его и понимают. Но многие атеисты с этим не согласны. И действительно, греческие корни слова говорят о другом. На греческом «а-» означает «не» или «без», а «теос» означает «бог».[1] В этом значении атеист - это тот, у кого отсутствует вера в Бога, а вовсе не обязательно тот, кто верит в то, что Бог не существует. Таким образом, согласно греческим корням, атеизм - это отрицательный взгляд, характеризуемый отсутствием веры в Бога.[2]
    Известные атеисты прошлого, такие как Барон Гольбах (1770), Ричард Карлиль (1826), Чарльз Саузвелл (1842), Чарльз Брадлэф (1876) и Энн Безан (1877) неявно или даже явно характеризовали атеизм в отрицательном смысле как отсутствие веры в Бога.[3] Далее, в двадцатом столетии Джордж Смит в книге Атеизм: Процесс Против Бога (1979) пишет: «Атеист - это не тот, кто верит, что бог не существует, а тот, кто прежде всего не верит в существование Бога».[4] Энтони Флю в «Положениях атеизма» (1972) под атеистом понимает того, кто не является теистом.[5] Гордон Штейн в Антологии атеизма и рационализма (1980) говорит, что атеист - «это человек без веры в Бога».[6] Недавно вышедшая брошюра «Американские Атеисты: Введение» говорит, что у атеиста «нет системы верований», включающих сверхъестественные агентства.[7] Другая брошюра, «Американские Атеисты: История», определяет американский атеизм как «философию людей, свободных от теизма».[8]
    Тем не менее широко распространено значение понятия «атеизм», согласно которому атеист не просто не верит в существование бога или богов, но верит, что нет бога или богов. Не следует пренебрегать этим значением термина. Чтобы избежать путаницы, давайте назовём его позитивным атеизмом, а тип атеизма, выведенный из греческих корней и поддерживаемый вышеупомянутыми атеистическими мыслителями, назовём негативным атеизмом. Ясно, что позитивный атеизм - это особый случай негативного: тот, кто является позитивным атеистом, обязательно является и негативным, но не наоборот.
    Я буду использовать термин позитивный атеизм в том смысле, в котором он означает положительное убеждение - убеждение в том, что не существует бога или богов. Он позитивен по контрасту с негативным атеизмом, где отсутствует это положительное убеждение. Разумеется, в определённом смысле то, что я называю позитивным атеизмом, ещё более негативно, чем то, что я называю негативным атеизмом. Позитивный атеизм отрицает существование одного или более богов, а негативный - нет. Однако здесь это толкование не представляет интереса.
    Атеизм в широком и узком смысле
    Что такое бог или боги, существование которых отрицают позитивные атеисты, и в которых отсутствует вера у негативных? Хотя какого-то общего определения бога здесь не приводится,[9] всё же полезно различать концепции бога, сыгравшие наибольшую роль в традиционных дебатах и спорах. В наше время теизм по большей части означает веру в бога-личность, проявляющего активный интерес к миру, и давшему людям особое откровение. Понимаемый в таком ключе, теизм контрастирует с деизмом, верой в бога, основанной не на откровении, а на природных наблюдениях. Деизм, помимо этого, ассоциируется с верой в бога, удалённого от мира и не вовлечённого в мирские дела. Теизм также контрастирует с политеизмом, верой в более чем одного бога, и с пантеизмом, верой в то, что Бог идентичен природе.
    Если мы берём современное понимание теизма, то негативный атеист - это попросту человек, не верящий в бога-личность. Атеизм, понимаемый таким образом, совместим с деизмом, политеизмом и пантеизмом. Однако подобное определение атеизма, по всей видимости, конфликтует не только с исходным греческим понятием, но и с тем, что под ним подразумевали прошлые и настоящие атеисты. Поэтому я использую понятие «негативный атеизм» в его наиболее фундаментальном смысле, означающем отсутствие веры в любого бога или богов, а не только в бога-личность. Давайте назовём это широким смыслом негативного атеизма.[10]
    Несмотря на то, что многие атеисты рассматривали атеизм именно в этом широком смысле, многие философские споры между атеистами и неатеистами в западном обществе происходили по поводу существования иудео-христианского бога. В частности, дебаты по поводу существа, наделённого личностными качествами, всеведающего, всемогущего, всеблагого, сотворившего небо и землю. Таким образом, хотя широкий смысл и охватывает то, что под атеизмом обычно подразумевают атеисты, он недостаточно точно описывает суть традиционных дебатов. Поэтому необходимо отличать его от узкого смысла негативного атеизма, согласно которому атеист - это тот, кто не верит в существо-личность, являющееся всеведающим, всемогущим, всеблагим, и которое сотворило небо и землю.
    Различие между широким и узким смыслами может быть применено как в отношении негативного, так и в отношении позитивного атеизма. Позитивный атеист в широком смысле - это человек, убеждённый в отсутствии любого бога или богов, а позитивный атеист в узком смысле - это человек, убеждённый в отсутствии всеведающего, всемогущего и всеблагого существа-личности, создавшего небо и землю.
    В некотором смысле вышеприведённые характеристики атеизма могут вводить в заблуждение, поскольку скрывают сложность и разнообразие атеистических позиций. Один и тот же человек может придерживаться различных атеистических позиций в отношении различных понятий Бога - например, в отношении антропоморфного конечного бога и неантропоморфного бесконечного. То есть, человек может считать, что имеются достаточные причины для отрицания существования антропоморфных богов типа Зевса, и быть позитивным атеистом в отношении Зевса и похожих богов. Но тот же самый человек может считать концепцию бога Пола Тиллича лишённой смысла, и быть негативным атеистом в отношении Бога Тиллича.[11]
    Более того, люди часто занимают различные атеистические позиции по отношению к различным концепциям теистического Бога. Например, атеист может отрицать существование теистического Бога Фомы Аквинского, и в то же время находить высказывание «Бог существует» лишённым смысла в отношении теистического бога некоторых христианских мистиков, таких как св. Тереза. Такой человек будет позитивным атеистом по отношению к Богу Фомы, и негативным - по отношению к Богу св. Терезы.
    Атеизм и отчуждённый теизм
    Атеизм, позитивный или негативный, узкий или широкий, следует чётко отличать от другого взгляда, который иногда путают с атеизмом. Некоторые люди отвергают источники нравственности, связанные с богом или богами, а иногда отвергают бога или богов в качестве объектов поклонения, восхищения или тому подобного. Возьмём, к примеру, разговор Ивана Карамазова с его младшим братом Алёшей из Братьев Карамазовых. Рассуждая о страданиях детей, примиряемых с высшей гармонией, Иван говорит:
    Не хочу гармонии, из-за любви к человечеству не хочу. Я хочу оставаться лучше со страданиями не отомщенными. Лучше уж я останусь при неотомщенном страдании моем и неутоленном негодовании моем, хотя бы я был и не прав. Да и слишком дорого оценили гармонию, не по карману нашему вовсе столько платить за вход. А потому свой билет на вход спешу возвратить обратно. И если только я честный человек, то обязан возвратить его как можно заранее. Это и делаю. Не бога я не принимаю, Алеша, я только билет ему почтительнейше возвращаю.[12]
    Некоторые экзистенциалистские философы предлагали взгляды, близкие к отрицанию морального лидерства бога или богов. Например, Сартр, открытый атеист, время от времени говорил, что даже если Бог существует, единственно важная вещь для людей - признание их полной свободы. Согласно Сартру, люди - существа, при любых обстоятельствах желающие полной свободы. Бог не важен для морального выбора и сопутствующих ему сомнений.[13] В пьесе Сартра Мухи Орест говорит Юпитеру: «Какое отношение имею я к тебе или ты ко мне? Мы проплывём рядом, даже не коснувшись друг друга, как суда на реке. Ты - Бог, а я свободен, каждый из нас сам по себе, и наши сомнения похожи друг на друга.»[14]
    Крайне сомнительно, что позицию Ореста можно назвать атеистической. Возможно, гораздо более подходящим термином для позиций как Ореста, так и Ивана Карамазова будет отчуждённый теизм.[15] Они оба верят в Бога, но отвергают часть морального лидерства, обычно сопутствующую такой вере.[16]

    Атеизм в сравнениях и противопоставлениях.
    Как атеизм соотносится с -измами, с которыми его часто связывают или противопоставляют? Как он соотносится с агностицизмом? гуманизмом? коммунизмом? натурализмом? рационализмом? позитивизмом? Как он связан с такими движениями, как этическая культура или свободомыслие? На эти вопросы необходимо отвечать в любом тщательном исследовании по защите или обоснованию атеизма.
    Атеизм и агностицизм.
    Широко распространено мнение, что агностицизм противопоставлен атеизму. В житейском смысле агностик - тот кто не верит ни в существование, ни в несуществование бога или богов, а атеист - тот, кто верит в несуществование. Однако это известное противопоставление имеет смысл, только лишь когда под атеизмом понимается позитивный атеизм. В житейском смысле, агностицизм совместим с негативным атеизмом. Поскольку негативный атеизм по определению - это попросту отсутствие убеждённости в любой концепции бога, он совместим с неверием в существование или несуществование Бога.
    Но давайте отложим в сторону текущее житейское понимание термина «агностицизм». Термин был придуман Т. Хаксли в 1869 г. Согласно Хаксли, «агностицизм - не вера, а метод, сущность которого заключается в строгом применении единственного принципа. В позитивном смысле этот принцип может быть выражен так: в вопросах интеллекта, используйте свой разум так далеко, как он может вас завести без привлечения других альтернатив. В негативном смысле: в вопросах интеллекта, не считайте выводы, которые не были доказаны или недоказуемы, однозначными. Неправ тот, кто говорит, что он уверен в объективной истинности суждения, если он не может при этом подкрепить его фактами, логически подтверждающими эту уверенность.»[17]
    Совершенно ясно, что агностицизм, понятый таким образом, не подразумевает атеизма даже негативного вида, хотя и совместим с ним. На самом деле, он вполне может быть совместим и с теизмом, поскольку некоторые теисты возражают против возможности доказать бытие божье. Агностицизм Хаксли может подразумевать негативный атеизм только в том случае, когда существование или несуществование бога нельзя подтвердить или опровергнуть, и в предположении, что не следует верить в существование или несуществование чего-либо в отсутствие возможности это подтвердить или опровергнуть.
    Конечно, некоторые агностики подразумевали под агностицизмом нечто большее, чем просто методологию. С их точки зрения агностик - это тот, кто не верит ни в существование, ни в несуществование бога или богов, поскольку это нельзя доказать с помощью разума. Понятый таким образом агностицизм совместим с одним из типов рационализма, рассмотренного ниже[18], и с негативным атеизмом, в котором вера в существование или несуществование Бога должна быть основана на разуме.
    Согласно некоторым словарным определениям, агностик - человек, утверждающий, что нельзя узнать, существует бог или нет. Этот взгляд совместим с теизмом, поскольку теисту вовсе не обязательно основывать свои убеждения на знании. Убеждения могут основываться на «прыжке веры». Таким образом, если не предполагать дополнительно, что не следует верить во что-нибудь, до тех пор пока о нём нет знаний, агностицизм в этом смысле оказывается совместим как с теизмом, так и с позитивным атеизмом.
    Атеизм и скептицизм.
    В одном из значений термин скептик означает человека, оспаривающего возможность получения знаний о чём-либо. В частности, религиозный скептик подвергает сомнению возможность получения знаний о религиозных утверждениях, таких, как бытие божье.[19] Понятый таким образом, скептицизм совместим с теизмом и не подразумевает негативный атеизм. Просто потому, что не все теисты настаивают на знании о том, что Бог существует, некоторые могут сказать, что они попросту верят в то, что Бог существует.
    Однако иногда термин «религиозный скептицизм» используется в более узком смысле, и означает не только то, что знание о бытие божьем невозможно, но и что следует отказаться от веры в существование Бога по причине отсутствия знания. Понятый таким образом скептицизм подразумевает негативный атеизм и совместим с одним из типов агностицизма, рассмотренных выше.
    Атеизм и рационализм.
    Термин «рационализм» используется с давних времён для обозначения нескольких разных систем взглядов и идей.[20] В философии он обычно противопоставляется эмпирицизму. В этом случае он относится к философскому взгляду, подчёркивающему значение априорных рассуждений в достижении истины об окружающем мире.[21] Это значение понятия «рационализм» исторически слабо связано с атеизмом, хотя бы потому, что знаменитые рационалистские философы - Декарт, Спиноза и Лейбниц - верили в Бога, и считали возможным рациональное доказательство бытия божья. Точнее, Спинозу можно назвать атеистом в узком смысле, рассмотренном выше, но ни Декарта, ни Лейбница - нельзя.
    В теологии, в отличие от философии, термин «рационализм» обозначает рациональную критику, направленную против предполагаемой истины откровения Библии. В частности, этот термин связывают с доктриной школы немецких теологов 1740-1840 гг., оказавшей сильное влияние на библейскую критику.[22] Несомненно, связь этого типа рационализма с атеизмом более тесна, чем связь между философским рационализмом и атеизмом, однако она вовсе не является необходимой. Критика Библии как откровения слова Господня, может привести к негативному атеизму, но может и не привести - теологи могут критиковать и даже отвергать Библию, и тем не менее продолжать верить в Бога на небиблейских основаниях.
    Пожалуй, наиболее известно использование «рационализма» в качестве популярного, а не технического, термина. В этом смысле он означает антирелигиозное и антиклерикальное движение, делающее упор на исторические и научные аргументы против теизма.[23] В этом значении его используют различные атеистические общества и издания. Например, Ассоциация Рационалистской Прессы определяет «рационализм» как «умственная позиция, отстаивающая безусловное превосходство разума и нацеленная на установление философской и этической системы, поддающейся экспериментальной проверке и независимой от каких-либо произвольных предположений или авторитетов.»[24] Следует особо отметить, что Ассоциация Рационалистской Прессы подразумевает под рационализмом не то, что относится к философам-рационалистам: она противопоставляет разум и откровение или разум и ссылку на авторитеты, а вовсе не разум и чувственный опыт.
    И всё же, подобное употребление термина «рационализм» не решает вопрос, является ли рационалист атеистом, поскольку, например, деист - тоже рационалист в этом смысле слова. Безусловно, общества и издания, использующие «рационалистский» в своих названиях, чаще всего являются атеистическими по крайней мере негативного типа. Они не только исходят из того, что следует использовать разум (а не откровения или авторитеты) применительно к религиям, но и считают, что если он используется, то с его помощью нельзя установить, существуют ли какие-нибудь боги.
    Этот момент разъясняется, к примеру, в работах Чарльза Уоттса, бывшего издателя Ассоциации Рационалистской Прессы. В главе из его Избранных работ, озаглавленной «Значение слова рационализм», Уоттс говорит: «Рационалист не отрицает существование Бога или будущей жизни. Категорическое отрицание этого было бы нерациональной догмой. Когда знание отсутствует, как утверждение, так и отрицание являются не более чем предположениями.»[25] Таким образом, Уоттс считает, что рациональным способом нельзя прийти к однозначному заключению о существовании или несуществовании Бога. В этой интерпретации рационалист - это тот, кто считает, что лишь разум (а не откровение) должен быть использован для обоснования веры в бога или богов, но разум не способен однозначно установить их существование или не существование. Короче говоря, Уоттс считает, что применение разума ведёт к негативному атеизму в широком смысле. То есть, рационализм, применённый таким образом, имеет методологическую и доказательную компоненту.
    Атеизм и натурализм.
    По определению Артура Данто, натурализм - это «разновидность философского монизма, согласно которому, всё, что существует, - естественно, в том смысле, что допускает объяснения посредством методов, которые, хотя и представлены в виде определённых парадигм в естественных науках, являются распространимыми на все области объектов и событий. Следовательно, можно полемически определить натурализм как отрицание взглядов о существовании или возможности существования любых сущностей или событий, в принципе лежащих за пределами возможностей научного объяснения.»[26]
    Натурализм совместим с материализмом, но не следует их путать. Согласно Данто, натурализм совместим с рядом конкурирующих онтологий, и довольно таки разнородная группа мыслителей может отнести себя к натуралистам: дуалисты, идеалисты, материалисты, атеисты и не-атеисты.
    Далее, чтобы быть натуралистом, но не быть по меньшей мере негативным атеистом, человек должен верить в существование бога или богов, которым можно дать объяснение научными способами. Такие бог или боги должны быть частью естественного порядка или самим естественным порядком. Разумеется, такой взгляд на сегодняшний день распространён не очень широко. Большинство религиозных мыслителей считает, что Бог - это сверхъестественное существо, находящееся вне пределов естественного порядка.
    Тем не менее у таких натуралистических представлений о боге или богах были свои сторонники. Например, Джон Дьюи определял Бога как «единство всех идеальных целей, побуждающих нас к желаниям и действиям.»[27] Такое единство вполне объяснимо научным методом и является частью естественного порядка. Огюст Комт придумал организованную религию, находящуюся полностью в рамках натурализма, в которой в качестве объекта поклонения выступило человечество. Комт иногда называл человечество верховным существом.[28] Но опять же, такое понятие о Боге или верховном существе совместимо с натурализмом. Другие философы, например, Спиноза, отождествляли Бога с самой природой. Этот пантеистический взгляд может быть вполне совместим с натурализмом, поскольку сама природа объяснима научным методом. Таким образом, натурализм не исключает веру в бога или богов, не являющихся сверхъестественными существами.
    Однако вере в бога или богов обычно придаётся сверхъестественная интерпретация. Многие знаменитые атеисты прошлого вполне могли бы полагать, что Бог существует, если под Богом понимать лишь то, что понимал Дьюи. То есть, определение Бога по Дьюи или другим натуралистическим направлениям привело бы к большой путанице. Поэтому по поводу заявления Данто о совместимости натурализма с не-атеизмом можно сказать, что оно истинно лишь если под «богом» понимать нечто очень специфичное и запутанное.
    В любом случае, атеизм не ограничивается натурализмом. Некоторые восточные религии атеистичны в том смысле, что они не предполагают существование всеведающего, всемогущего и всеблагого Бога, тем не менее мировоззрение, представленное этими религиями, не является полностью натуралистичным. В джайнизме важную роль играет закон кармы. Далеко не ясно, можно ли рассматривать подобный закон, как объяснимый научным методом.
    Атеизм и позитивизм.
    Позитивизм - доктрина, обычно связываемая с именем Огюста Комта (1798-1857), - исходит из того, что наивысшая форма знаний - это простое описание наблюдаемых явлений. Комт основывал свою доктрину на эволюционном «законе трёх ступеней», согласно которому каждая отрасль науки проходит через три неизбежных и необратимых этапа. На теологическом этапе всё объясняется в терминах воли и цели, подобных человеческой воле и целям. Вначале люди верили, что каждая вещь обладает собственной волей (анимизм). Затем они верили, что боги управляли своей волей всеми вещами (политеизм). В наиболее развитой стадии теологического мышления они верили, что единый Бог управляет по своей воле вещами (монотеизм). На метафизическом этапе объяснения вещам давались путем вещей-в-себе и неодушевлённых сил, действующих за пределами очевидности. Объяснения в терминах воли и цели роли уже не играли. Однако на позитивистском этапе наука оставляет все объяснительные схемы, включающие ненаблюдаемые сущности. Объект научных усилий - это попросту изучение законов последовательности и подобия.[29]
    Взгляд на науку, предложенный Комтом для его позитивистского этапа, отстаивал и развивал Эрнст Мах (1838-1916), австрийский физик и философ науки. Мах утверждал, что наука нацелена на наиболее экономичное описание наблюдаемой действительности, она не должна постулировать никаких скрытых объектов или причин. Атомы и другие возможные ненаблюдаемые объекты - не более, чем façons de parler (способы разговора - фр.)[30]
    Очевидно, подобные взгляды приводили бы по меньшей мере к негативному атеизму, если только не рассматривать Бога, как Мах рассматривал атомы - как простой façon de parler. Однако, атеизм вовсе не ограничивается логическим позитивизмом. В качестве современного примера атеиста, отвергающего позитивистские ограничения на научные объяснения, можно привести Майкла Скривена, активно выступавшего в защиту как атеизма, так и объяснительную ценность ненаблюдаемых сущностей.[31] Кроме этого, некоторые атеистические религии не являются позитивистскими. Например, джайнизм постулирует метафизические сущности, такие как души.
    Логический позитивизм - это философское движение, обычно связываемое с Венским Кружком 1920-х годов, самыми известными членами которого были Мориц Шлик, Рудольф Карнап, Отто Нейрат и Фридрих Вайсманн. К этому движению примкнули также Карл Гемпель и Ганс Райхенбах из Берлина, и позднее, А. Дж. Эйер из Англии.[32] Основной принцип логического позитивизма - утверждение имеет смысл лишь если оно относится к логике, математике, или проверяемо эмпирическими научными способами. На основе этого критерия осмысленности все утверждения из области метафизики и теологии были объявлены бессмысленными. В частности, оба утверждения - «Бог есть» и «Бога нет» - были сочтены лишёнными смысла. Иными словами, логические позитивисты были негативными, но не позитивными атеистами.
    Логические позитивисты обычно дают непознавательную оценку этическим утверждениям. Они считают, что такие утверждения, как «нужно быть добрым к людям» не являются истинными или ложными, и не указывают на факты. У этического языка другие функции или применение. По одной из трактовок, например, этические высказывания применяются для выражения эмоций, а также для того, чтобы склонить людей к принятию своей точки зрения. Некоторые философы, симпатизировавшие принципам логического позитивизма, пытались дать похожее объяснение религиозным рассуждениям. Они говорили, что утверждения относительно Бога не указывают на факты, но выполняют другие функции. Например, Ричард Брейтуэйт считал, что религиозные утверждения должны рассматриваться как выражение приверженности определённому нравственному образу жизни, связанному с определёнными притчами или историями.[33] Такие попытки сделать религиозные рассуждения премлемыми с точки зрения принципов логического позитивизма очень напоминают попытки Дьюи совместить религию с натурализмом, и имеют похожие трудности: подобная интерпретация искажает религиозные рассуждения и может оказаться скорее вводящей в заблуждение, чем что-то проясняющей. И всё же есть существенное различие между натуралистической интерпретацией религии по Дьюи и непознавательной интерпретацией религиозных рассуждений по Брейтуэйту. Натуралист типа Дьюи в принципе может верить в бога, понятого согласно предложенным Дьюи идеям, в то время как интерпретация про Брейтуэйту не допускает веры логического позитивиста в бога. Она лишь позволяет логическому позитивисту использовать религиозный язык.
    Атеизм и гуманизм.
    Термин «гуманизм» относится к большому числу различных направлений мысли. В общем случае он относится к любым взглядам, в центре которых находится интерес к человеческому благосостоянию. В этом он противопоставлен взглядам, подчеркивающим потусторонние заботы и преуменьшающим значение светских проблем. Разумеется, в таком общем смысле человек может быть гуманистом, и не быть при этом атеистом. Деисты, к примеру, точно так же могут подчёркивать человеческое благосостояние, не заботясь о потусторонних соображениях.
    В более узком смысле гуманизм означает оживление классических учений во время Ренессанса в противовес чисто духовным.[34] Представляющий разрыв с авторитарным, бесплодным интеллектуальным методом и поворот к греческим и римским писателям, как к ориентирам и источникам вдохновения, гуманизм иногда рассматривается просто как страница в истории литературы, но на самом деле это была попытка найти более подобающее место для человечества в светском мире. Поскольку многие выдающиеся гуманисты этого движения были христианами, гуманизм в этом смысле нельзя считать атеистическим.
    Гуманизмом также называют современное литературное движение, возглавляемое в Америке Ирвингом Баббиттом, Полом Элмером Мором и Норманом Форстером, направленное против чрезмерного акцента на профессионально-техническое образование, и рекомендующее возвратиться к классическому изучению либеральных искусств.[35] Ясно, что гуманист в этом смысле может быть, а может и не быть атеистом.
    Религиозный гуманизм - это современное движение, исходящее из того, что религиозный образ жизни должен пониматься исключительно в терминах человеческих нужд и целей. Потусторонние соображения полностью исключены. Это движение обычно ассоциируется с натурализмом и важностью научного метода в делах человечества. Некоторые мыслители даже утверждали, что нельзя быть гуманистом, не будучи натуралистом. Однако некоторые другие писатели считали, что быть гуманистом лишь исключает возможность быть одновременно теистом.[36]
    В попытке найти религию, основанную на человеческих нуждах и целях, такие гуманисты как Комт предложили выработать гуманистические церемонии и ритуалы. Другие, такие как Дьюи, подчёркивали важность пересмотра религиозного направления жизни в натуралистических терминах. Некоторые из них даже переопределяли Бога в натуралистических терминах, хотя другие гуманисты избегали подобного рода интерпретаций.[37]
    В 1983 г. Академия Гуманизма объявила, что «гуманизм» относится к «точке зрения, отвергающей сверхъестественные и оккультные объяснения Вселенной, и сосредоточенной на использовании разума и науки в жизни, а также на поисках предпосылок для нравственного совершенствования и этического развития личности, основанных на опыте.»[38] В этом современном значении, похоже, быть гуманистом подразумевает быть атеистом, если только не принимать во внимание натуралистические интерпретации «Бога» а ля Дьюи. Однако ведущие члены академии отрицали, что понятый таким образом гуманизм является религией.[39]
    Другие гуманисты рассматривали гуманизм как религию, но они не были атеистами, по крайней мере, в широком смысле. Эти мыслители считали, что вера в бога не является жизненно важной для религии. Например, в Гуманистическом Манифесте 1933 г., отражающем взгляды группы левых унитарных священников и университетских профессоров, утверждалось, что религия «состоит из действий, целей и опыта, являющихся существенными для человечества».[40] Можно быть неатеистом, по крайней мере, в широком смысле слова, и в то же время придерживаться 15 приципов гуманизма, указанных в манифесте.
    В недавнем заявлении под названием «Что такое гуманизм?», опубликованном Американской Гуманистической Ассоциацией, открыто ничего не говорится о неверии в Бога, но о гуманистах сказано, что они не предполагают трансцедентальное знание, отвергают необоснованную веру, откровение, изменённые состояния сознания, а также признают, что не имеется достаточных оснований говорить о душе, отделённой от тела. Этот взгляд может быть, а может и не быть совместимым с верой в Бога. С другой стороны, в статье «Гуманистическая философия в перспективе», опубликованной в Гуманисте, официальном издании Американской Гуманистической Ассоциации, Фредерик Эдвардс, национальный управляющий организации, заявил, что в свете открытий в области астрономии «мы находим курьёзным то, что в отсутствие прямых доказательств, религиозные мыслители приходят к мысли, что Вселенная или некая созидательная сила за пределами Вселенной, проявляет интерес к нашему благополучию или будущему. С какой стороны ни посмотри, куда как более логичным представляется то, что лишь мы сами заинтересованы в нашем благополучии и в нашем будущем.»[41]
    Так же как можно быть религиозным гуманистом, не будучи атеистом, можно быть и атеистом, не будучи религиозным гуманистом. Как я уже отмечал, существуют атеистические религии. Некоторые из этих религий вряд ли можно назвать гуманистическими в том смысле, что они сосредоточены на светских проблемах и социальных реформах. Например, в джайнизме высшая цель заключается в том, чтобы вырваться из оков кармы, что на деле означает, что душа должна покинуть тело и цикл рождения-перерождения, и достичь спасения в Нирване. По-видимому, ничто не может быть дальше от духа Гуманистического Манифеста или других современных взглядов гуманистов.
    Атеизм и коммунизм.
    В самом общем значении, коммунизм - это система, где земля, сооружения, орудия и товары находятся в общей собственности. Нет частной собственности, собственность принадлежит обществу.[42] В таком понимании коммунизма, нет никакой необходимой связи между атеизмом и коммунизмом. На самом деле, многие предположительно коммунистические общества были основаны на теистических представлениях о мире. Например, Апостольское Братство четырнадцатого столетия было коммунистическим. Кроме того, некоторые атеисты придерживались открыто антикоммунистических позиций. Например, либертарианский мыслитель современности Эйн Ренд выступала в защиту атеизма и одновременно, воинствующего капитализма.[43]
    Возможно, широкораспространённое мнение о наличии тесной связи между атеизмом и коммунизмом основано на путанице между коммунизмом Маркса - Энгельса и коммунизмом вообще. Маркс и Энгельс действительно были атеистами - позитивными атеистами - и их антирелигиозные взгляды были важной частью их революционной программы. Религия, согласно Марксу, искажает самосознание людей, потому что их самосознание основано на искажённых представлениях об обществе. Религия - это опиум - болеутоляющее - для страдающих масс. Исцеление для людей - в их освобождении от жизни, которая вынудила их жаждать такого опиума. Способ самоосвобождения - искоренить текущее общественное устройство при помощи социальной революции.[44]
    На сегодняшний день миллионы людей считают себя марксистами и тем не менее верят в Бога. Действительно ли они являются марксистами, строго говоря, не совсем ясно. Очень много зависит от того, как понимать «быть марксистом». Если «быть марксистом» подразумевает разделять все без исключения взгляды Маркса и Энгельса, то быть марксистом, не будучи атеистом, невозможно. Однако существуют разнообразные школы марксистской мысли, и некоторые из них считают вполне допустимым разделять большую часть доктрины Маркса - Энгельса, не разделяя их анализа религии. Если принятие большей части делает человека марксистом, значит, можно быть марксистом, не будучи при этом атеистом.
    Кроме того, даже если принимать все взгляды Маркса и Энгельса целиком, в принципе возможно интерпретировать религию и понятие бога в соответствии с натуралистическими представлениями, сделав таким образом веру в Бога совместимой с учением Маркса - Энгельса. В конце концов, Маркс и Энгельс понимали под верой в Бога её традиционный, сверхъестественный вариант. Если, скажем, последовать натуралистическим путём за Комтом и Дьюи, и определить Бога как финальную стадию коммунизма - бесклассовое общество, то вера в Бога может оказаться стимулом к социальной революции вместо опиума. Насколько мне известно, никто из марксистов пока не пытался переинтерпретировать религию таким способом. Я уже упоминал проблему, которая возникает при натуралистической интерпретации Бога: использование термина «Бог» становится скорее вводящим в заблуждение, чем что-то проясняющим.
    Атеизм и движение свободомыслия.
    Свободомыслящим обычно считают человека, приходящего к заключениям, особенно в религиозных вопросах, с помощью разума, и без ссылок на авторитеты. Термин «свободомыслящий», хотя был известен и ранее, стал общеупотребительным после публикации в 1713 г. Беседы о свободомыслии в связи с возникновением и ростом секты свободомыслящих Энтони Коллинза. В разных странах в разных формах появились ассоциации свободомыслящих. В Англии ассоциация была тесно связана с деизмом, но полного разрыва с христианством у неё не произошло. В других странах разрыв был более сильный. Вольтер, свободомыслящий, порвал все отношения с христианством. Энциклопедисты, также считавшиеся свободомыслящими, отказались от религий вообще. В Соединённых Штатах термин «свободомыслящий» постепенно стал применяться по отношению к таким организациям, как Американская Ассоциация по Развитию Атеизма, Американские Атеисты, Фонд Свободы от Религии и Объединённые Секуляристы Америки.[46]
    В целом термин «свободомыслящий» очень близок, если не идентичен, по смыслу одной из разновидностей рационализма, упомянутых выше. То есть, быть свободомыслящим вовсе не обязательно означает быть атеистом даже негативного типа. Свободомыслие может быть, и исторически было, совместимо с деизмом.
    Атеизм и Этическое Культурное Движение.
    Общество Этической Культуры было основано в 1876 г. Феликсом Адлером. Основанное на убеждении, что нравственность не должна опираться на религиозные догмы, движение избрало девиз «дело, а не вера», и развернуло практическую и филантропическую деятельность навроде организации бесплатных детских садов и реформы квартирной аренды. Исходя из того, что как иудаизм, так и христианство ошибались, ставя этику в зависимость от религиозных догм, Адлер положил в основу организации этический принцип Иммануила Канта: люди - это сами по себе цели. Он предложил три цели общества: (1) сексуальная чистота, (2) употребление излишка доходов на нужды рабочего класса, и (3) непрерывное интеллектуальное развитие. Хотя движение распространилось из Нью-Йорка в другие крупные города США и в другие страны, по количеству членов оно никогда не было многочисленным. Даже во времена наибольшей популярности общество насчитывало не более 6000 членов в США.[47] Адлер предполагал найти такую религию, которая бы была основана на пылкой преданности самым высоким моральным идеалам. Общество организовывало воскресные службы, а также свадебные и похоронные церемонии. Однако, оно оставалось нейтральным по отношению к вопросу о существовании бога или богов. Для того, чтобы стать членом общества, вовсе не обязательно было быть атеистом даже негативного типа. Хотя, несомненно, в рядах общества было много атеистов, но были и неатеисты. Следовательно, нет никакой необходимой связи между атеизмом и этическим культурным движением.
    ___________________________________________
    Примечания
    1. Gordon Stein, "The Meaning of Atheism and Agnosticism," An Anthology of Atheism and Rationalism, ed. Gordon Stein (Buffalo, N.Y.: Prometheus Books, 1980), p. 3.
    2. Следует отличать этот негативный смысл атеизма от смысла, представленного Полом Эдвардсом. Согласно Эдвардсу, атеист - это человек, отвергающий веру в Бога. Он может это делать как по причине того, что считает высказывание "Бог существует" ложным, так и по другим причинам. Рассматриваемый здесь смысл негативного атеизма шире, чем у Эдвардса, поскольку по определению, данному здесь, атеистом может быть тот, кто не верит в Бога, хотя отсутствие веры не было результатом "отвержения". См. Paul Edwards, "Atheism," The Encyclopedia of Philosophy, ed. Paul Edwards (New York and London: Macmillan and Free Press, 1967), vol. 1, p. 175.
    3. Ibid., p. 4.
    4. George H. Smith, Atheism: The Case Against God (Buffalo, N.Y.: Prometheus Books, 1979), p. 7.
    5. Antony Flew, "The Presumption of Atheism," Canadian Journal of Philosophy, 2, 1972, p. 30.
    6. Stein, "Meaning of Atheism and Agnosticism," p. 3.
    7. "American Atheists: An Introduction," distributed by American Atheists, Massachusetts chapter, P.O. Box 147, E. Walpole, MA 02032.
    8. "American Atheists: A History," American Atheists, Massachusetts chapter.
    9. См. Monroe Beardsley and Elizabeth Beardsley, Philosophical Thinking: An Introduction (New York: Harcourt Brace, 1965), pp. 46-50. Определение бога, предложенное Беардсли, представляет определённый интерес. На их взгляд, быть богом означает удовлетворять четырём критериям: иметь сверхъестественные способности; быть свободным от естественных ограничений неодушевлённых предметов, живых организмов, и человека, так чтобы не подпадать ни под одну из этих классификаций; обладать определённым видом умственной жизни; обладать качествами, превосходящими человеческие.
    10. Я позаимствовал различие между широким и узким смыслом атеизма из: William L. Rowe, "The Problem of Evil and Some Varieties of Atheism," American Philosophical Quarterly, 16, 1979, pp. 335-341.
    11. Кай Нильсен, похоже, придерживается этой позиции. Он отвергает неантропоморфного бога как бессмысленного, а антропоморфного - как ложного. См., например, Kai Nielsen, "Introduction: How Is Atheism to Be Characterized?" Philosophy and Atheism (Buffalo, N.Y.: Prometheus Books, 1985). See also his "Atheism," Encyclopaedia Britannica, vol. 2, 1984.
    12. Fyodor Dostoyevsky, The Brothers Karamazov (New York: Random House Modern Library ed., n.d.), p. 254.
    13. Patrick Masterson, Atheism and Alienation (Notre Dame, Ind.: University of Notre Dame Press, 1971), p. 133.
    14. Quoted ibid., p. 182, n. 6.
    15. Cf. Kai Nielsen, "How Is Atheism to Be Characterized?" p. 12.
    16. Это утверждение, разумеется, не даёт полной характеристики сложным взглядам Ивана Карамазова. Чувственный анализ его позиции дан в: Stewart R. Sutherland, Atheism and the Rejection of God (Oxford: Blackwell, 1977), chap. 2. Единственная проблема с анализом Сюзерленда - это то, что он упорно называет Ивана Карамазова атеистом. Я думаю, было бы целесообразнее использовать какой-нибудь другой термин. Следует отличать отчуждённый теизм от системы взглядов, допускающей существование одного или более богов, но которые не имеют отношения к спасению. Подобную систему взглядов, свойственную джайнистам и некоторым буддистам, иногда называют сотерилогическим атеизмом. См. Arvind Sharma, "Buddhism and Atheism," Sophia, 16, 1977, p. 29. Опять же, я считаю, что использование термина "атеизм" в этом смысле приводит к путанице.
    17. Цитируется по: Stein, Anthology of Atheism and Rationalism, p. 5.
    18. Cf. Gordon Stein, "Agnosticism," Encyclopedia of Unbelief, vol. 1, pp. 3—4.
    19. См. Richard Popkin, "Skepticism," Encyclopedia of Unbelief, vol. 2, pp. 625— 633.
    20. Lauchlan Chipman, "Rationalism,"Encyclopedia of Unbelief, vol. 2, pp. 531— 533.
    21. A. R. Lacey, A Dictionary of Philosophy (New York: Scribner's, 1976), p. 180.
    22. Bernard Williams, "Rationalism," Encyclopedia of Philosophy, vol. 7, p. 69.
    23. Ibid.
    24. Stein, Anthology of Atheism and Rationalism, p. 315.
    25. Ibid., p. 24.
    26. Arthur Danto, "Naturalism," Encyclopedia of Philosophy, vol. 5, p. 448.
    27. John Dewey, A Common Faith (New Haven, Ct.: Yale University Press, 1934), p. 42.
    28. См. William Alston, "Natural Reconstructions of Religion," Encyclopedia of Philosophy, vol. 7, pp. 145-146; Christopher Kent, "Positivism," Encyclopedia of Unbelief vol. 2, pp. 512-518.
    29. Bruce Mazlish, "Auguste Comet," Encyclopedia of Philosophy, vol. 2, pp. 173-177; Christopher Kent, "Auguste Comte," Encyclopedia of Unbelief, vol. 1, pp. 119-120.
    30. Peter Alexander, "Ernst Mach," Encylopedia of Philosophy, vol. 5, pp. 115—119.
    31. См. Michael Scriven, Primary Philosophy (New York: McGraw-Hill, 1966), chap. 4; Michael Scriven, "A Study of Radical Behaviorism," Minnesota Studies in the Philosophy of Science, vol. 1, ed. Herbert Feigl and Michael Scriven (Minneapolis: University of Minnesota Press, 1965), pp. 88—130. Таким образом, Игнас Лепп ошибается, утверждая что «'совершенный' атеист - это тот, кто не верит ни в какие существа или силы, находящиеся за пределами эмпирического порядка». См. Ignace Lepp, Atheism in Our Time (New York: Macmillan, 1963), p. 5.
    32. John Passmore, "Logical Positivism," Encyclopedia of Philosophy, vol. 5, pp. 52—57; Paul Edwards, "Logical Positivism and Unbelief," Encyclopedia of Unbelief, vol. 2, pp. 422-435.
    33. R. B. Braithwaite, An Empiricist's View of the Nature of Religious Beliefs (Cambridge: Cambridge University Press, 1955).
    34. Nicola Abbagnano, "Humanism," Encyclopedia of Philosophy, vol. 4, pp. 69— 72; Max Otto; "Humanism," Colliers Encyclopedia, vol. 12, 1980, pp. 349-350.
    35. Otto, "Humanism," p. 350.
    36. Cf. Paul Kurtz, "Humanism," Encyclopedia of Unbelief, vol. 1, pp. 328-333; E. Royston Pike, Encyclopedia of Religion (New York: Meridian Books, 195, p. 185.
    37. Alston, "Natural Reconstructions of Religion," p. 146.
    38. "The Academy of Humanism," Free Inquiry, 3, Fall 1983, p. 6. См. также Marvin Zimmerman, "Aren't Humanists Really Atheists?" The Humanist Alternative, ed. Paul Kurtz (Buffalo, N.Y.: Prometheus Books, 1973), pp. 83-85.
    39. См., например, Paul Kurtz, "On Definition-Mongering," Free Inquiry, 6, Fall 1986, p. 54.
    40. Перепечатано в: Corliss Lamont, The Philosophy of Humanism, 6th ed. (New York: Frederick Ungar, 1982), p. 287.
    41. Frederick Edwords, "The Humanist Philosophy in Perspective," Humanist, January/February 1984, pp. 17-20, 42.
    42. Neil McInnes, "Communism," Encyclopedia of Philosophy, vol. 2, p. 160.
    43. См., например, Ayn Rand, For the New Intellectual (New York: Random House, 1961); Ayn Rand, The Virtues of Selfishness (New York: New American Library, 1964).
    44. См. V. G. Kierman, "Religion," A Dictionary of Marxist Thought, ed. Tom Bottomore (Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1983), pp. 413—416; George J. Stack, "Karl Marx," Encyclopedia of Unbelief, vol. 2, pp. 441-444.
    45. См. Gordon Stein, "Freethought," Encyclopedia of Unbelief, vol. 1, pp. 247— 248.
    46. Ibid. См. также "Freethinkers," The New Columbia Encyclopedia (New York: Columbia University Press, 1975), p. 1008.
    47. Howard B. Radest, "Ethical Culture," Encyclopedia of Unbelief, vol. 1, pp. 169-174; Percival Chubb, "Societies for Ethical Culture," The New Schaff-Herzog Encyclopedia of Religious Knowledge, ed. Samuel Macauley Jackson (New York and London: Funk & Wagnalls, 1909), vol. 4, pp. 183-184.е

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  3. #3

    По умолчанию

    Согласно нижеприведенной статьи, а также ВИКИПЕДИИ, я атеист. Я религиозные институты не признаю. Я их считаю обычными политическими социальными институтами, которые забыли о базе.

    Что такое атеизм



    Где-то на нашей планете мужчина только что похитил маленькую девочку. Скоро он изнасилует её, подвергнет пыткам и затем убьёт. Если это чудовищное преступление не происходит прямо сейчас, оно произойдёт через несколько часов, максимум — дней. Говорить об этом с уверенностью нам позволяют статистические законы, правящие жизнью 6 миллиардов человек. Та же статистика утверждает, что прямо в этот момент родители девочки верят в то, что всемогущий и любящий бог заботится о них.Есть ли у них основания верить в это? Хорошо ли то, что они верят в это?

    Нет.

    Вся суть атеизма заключена в этом ответе. Атеизм — это не философия; это даже не мировоззрение; это всего лишь нежелание отрицать очевидное. К сожалению, мы живём в мире, где отрицание очевидного является делом принципа. Очевидное приходится констатировать снова и снова. Очевидное приходится отстаивать. Это неблагодарная задача. Она влечёт за собой обвинения в эгоизме и чёрствости. Более того, это задача, которая атеисту не нужна.
    Стоит заметить, что никому не приходится заявлять о себе, как о не-астрологе или не-алхимике. Как следствие, у нас нет слов для людей, которые отрицают состоятельность этих псевдонаук. Исходя из того же принципа, атеизм — это термин, которого попросту не должно быть. Атеизм — естественная реакция разумного человека на религиозные догмы. Атеист — каждый, кто полагает, что 260 миллионов американцев (87% населения), которые, по данным опросов, никогда не сомневаются в существовании Бога, должны предоставить доказательства его существования и особенно его милосердия — учитывая непрестанную гибель ни в чём не повинных людей, свидетелями которой мы становимся каждый день. Только атеист способен оценить всю абсурдность нашего положения. Большинство из нас верит в бога, который столь же правдоподобен, как боги древнегреческого Олимпа. Ни один человек, независимо от своих заслуг, не может претендовать на выборную должность в Соединённых Штатах, если не заявит публично о своей уверенности в существовании такого бога. Значительная часть того, что именуется в нашей стране «общественной политикой», подчиняется табу и предрассудкам, достойным средневековой теократии. Ситуация, в которой мы находимся, плачевна, непростительна и ужасна. Она была бы смешна, если бы на кону не стояло так много.
    Мы живём в мире, где всё меняется и всему — и хорошему, и плохому — рано или поздно приходит конец. Родители теряют детей; дети теряют родителей. Мужья и жёны внезапно расстаются, чтобы больше никогда не встретиться. Друзья прощаются в спешке, не подозревая, что виделись в последний раз. Наша жизнь, насколько хватает глаз, представляет собой одну грандиозную драму утраты. Большинство людей, однако, думают, что есть средство против любых утрат. Если мы будем жить праведно — не обязательно в соответствии с нормами этики, но в рамках определённых древних верований и кодифицированного поведения — мы получим всё, что хотим — после смерти. Когда наши тела больше не в силах служить нам, мы просто сбрасываем их, как ненужный балласт, и отправляемся в край, где нас ждёт воссоединение со всеми, кого мы любили при жизни. Разумеется, слишком рациональные люди и прочий сброд останутся за порогом этого счастливого пристанища; но зато те, кто при жизни заглушал в себе скепсис, смогут сполна насладиться вечным блаженством.
    Мы живём в мире трудно вообразимых, удивительных вещей — от энергии термоядерного синтеза, дающей свет нашему солнцу, до генетических и эволюционных последствий этого света, что уже миллиарды лет разворачиваются на Земле — и при всём этом Рай отвечает самым мелочным нашим желаниям с обстоятельностью карибского круиза. Воистину, это поразительно. Кто-нибудь легковерный может даже подумать, что человек, страшась потерять всё, что ему дорого, создал и рай, и его сторожа бога по образу и подобию своему.
    Подумайте об урагане Катрина, опустошившем Новый Орлеан. Более тысячи человек погибли, десятки тысяч потеряли всё своё имущество, и более миллиона были вынуждены покинуть свои дома. Можно с уверенностью сказать, что в тот самый момент, когда ураган обрушился на город, почти каждый житель Нового Орлеана верил во всемогущего, всеведущего и милосердного бога. Но чем же занимался бог, пока ураган разрушал их город? Не мог же он не слышать молитв стариков, которые искали спасения от воды на чердаках и в конце концов захлебнулись. Все эти люди были верующими. Все эти добропорядочные мужчины и женщины молились на протяжении всей своей жизни. Только атеисту хватает смелости признать очевидное: эти несчастные люди погибли, разговаривая с воображаемым другом.
    Конечно, о том, что шторм библейских масштабов готов обрушиться на Новый Орлеан, предупреждали не раз, и меры, принятые в ответ на разразившуюся катастрофу, были трагически неадекватны. Но неадекватными они были только с точки зрения науки. Благодаря метеорологическим выкладкам и спутниковым снимкам учёные заставили немую природу заговорить и предсказали направление удара Катрины. Бог никому не поведал о своих планах. Если бы жители Нового Орлена всецело полагались только на милосердие Господа, они бы узнали о приближении смертельно опасного урагана только с первыми порывами ветра. Тем не менее, по результатам опроса, проведённого «Вашингтон Пост», 80% переживших ураган утверждают, что он лишь укрепил их веру в бога.
    Пока Катрина поглощала Новый Орлеан, почти тысяча шиитских паломников была затоптана насмерть на мосту в Ираке. Нет сомнений в том, что эти паломники истово верили в бога, описанного в Коране: вся их жизнь была подчинена неоспоримому факту его существования; их женщины укрывали лица от его взгляда; их братья по вере регулярно убивали друг друга, настаивая на своей интерпретации его учения. Было бы удивительно, если бы хоть один из выживших в этой трагедии утратил веру. Скорее всего, выжившие воображают, что спаслись благодаря божьей милости.
    Только атеист в полной мере видит безграничный нарциссизм и самообман верующих. Только атеист понимает, насколько аморально верить в то, что один и тот же милостивый бог спасал тебя от катастрофы и топил младенцев в их колыбелях. Отказываясь прятать реальность человеческого страдания за сладенькой фантазией о вечном блаженстве, атеист остро чувствует, насколько драгоценна человеческая жизнь — и как прискорбно то, что миллионы людей подвергают друг друга страданиям и отказываются от счастья по прихоти собственного воображения.
    Трудно представить, катастрофа каких масштабов сможет поколебать религиозную веру. Холокоста оказалось недостаточно. Не хватило и геноцида в Руанде — даже несмотря на то, что среди убийц, вооружённых мачете, были священники. Как минимум 300 миллионов человек, среди них немало детей, погибли от оспы в XX веке. Воистину, пути господни неисповедимы. Похоже, даже самые вопиющие противоречия не помеха для религиозной веры. В вопросах веры мы целиком оторвались от земли.
    Разумеется, верующие не устают заверять друг друга, что бог не несёт ответственности за человеческие страдания. Однако как ещё мы должны понимать утверждение о том, что бог вездесущ и всесилен? Другого ответа нет, и пора перестать увиливать от этого. Проблема теодицеи (оправдания бога) стара как мир, и мы должны считать её решённой. Если бог существует, он либо не может предотвратить ужасающие бедствия, либо не хочет этого делать. Следовательно, бог либо бессилен, либо жесток. На этом месте благочестивые читатели прибегнут к следующему пируэту: нельзя подходить к богу с человеческими мерками нравственности. Но какие же мерки используют верующие, чтобы доказать доброту Господа? Конечно, человеческие. Более того, всякий бог, которого волнуют мелочи вроде однополых браков, или имени, которым его называют молящиеся, вовсе не так уж загадочен. Если бог Авраама существует, он недостоин не только грандиозности мироздания. Он недостоин даже человека.
    Есть, разумеется, ещё один ответ — наиболее разумный и наименее одиозный одновременно: библейский бог — плод человеческого воображения. Как заметил Ричард Докинз, мы все являемся атеистами по отношению к Зевсу и Тору. Только атеист понимает, что библейский бог ничем не отличается от них. И, как следствие, только атеист может обладать достаточной долей сострадания, чтобы видеть глубину и значение человеческой боли. Ужасно то, что мы обречены умереть и потерять всё, что нам дорого; вдвойне ужасно то, что миллионы людей безо всякой нужды страдают и в течение своей жизни.
    Тот факт, что в значительной части этих страданий напрямую виновата религия — религиозная нетерпимость, религиозные войны, религиозные фантазии и растрата и без того скудных ресурсов на религиозные нужды, — делает атеизм нравственной и интеллектуальной необходимостью. Эта необходимость, однако, ставит атеиста на периферию общества. Отказываясь терять связь с реальностью, атеист оказывается оторван от иллюзорного мира своих ближних.
    Природа религиозной веры

    Согласно последним опросам, 22% американцев абсолютно уверены, что Иисус вернётся на Землю не позднее, чем через 50 лет. Ещё 22% полагают, что это вполне вероятно. Судя по всему, эти 44% — те же люди, кто посещает церковь как минимум раз в неделю, кто верит в то, что бог в прямом смысле завещал евреям землю израильскую, и кто хочет, чтобы нашим детям не преподавали научный факт эволюции. Президент Буш хорошо понимает, что такие верующие представляют собой наиболее монолитный и активный слой американского электората. Как следствие этого, их взгляды и предрассудки оказывают влияние почти на любое решение государственного значения. Очевидно, что либералы сделали из этого неверные выводы и теперь лихорадочно листают Писание, ломая голову над тем, как лучше умаслить легионы тех, кто голосует на основании религиозных догм. Более 50% американцев «негативно» или «крайне негативно» относятся к тем, кто не верит в бога; 70% полагают, что кандидаты в президенты должны быть «глубоко религиозны». Мракобесие в Соединённых Штатах набирает силу — в наших школах, в наших судах и во всех ветвях федеральной власти. Только 28% американцев верят в эволюцию; 68% верят в Сатану. Невежество такой степени, пронизывающее весь организм неуклюжей сверхдержавы, представляет проблему для всего мира.
    Хотя всякий умный человек может запросто критиковать религиозный фундаментализм, так называемая «умеренная религиозность» до сих пор сохраняет престижное положение в нашем обществе, включая академические круги. В этом есть определённая доля иронии, поскольку даже фундаменталисты используют свои мозги более последовательно, чем «умеренные». Фундаменталисты оправдывают свои религиозные воззрения при помощи смехотворных доказательств и несостоятельной логики, но, по крайней мере, они пытаются найти хоть какое-то рациональное оправдание. Умеренные верующие, напротив, обычно ограничиваются перечислением благих последствий религиозной веры. Они не говорят, что верят в бога, потому что исполнились библейские пророчества; они просто заявляют, что верят в бога, потому что вера «придаёт смысл их жизни». Когда цунами погубило несколько сотен тысяч человек на следующий день после Рождества, фундаменталисты незамедлительно истолковали это как свидетельство божьего гнева. Оказывается, бог послал человечеству очередное туманное предупреждение о греховности абортов, идолопоклонства и гомосексуализма. Пусть и чудовищное с нравственной точки зрения, но такое истолкование является логичным, если исходить из определённых (абсурдных) посылок. Умеренные верующие, напротив, отказываются делать какие бы то ни было выводы из действий Господа. Бог остаётся тайной тайн, источником утешения, легко совместимым с самыми кошмарными злодеяниями. Перед лицом таких катастроф, как азиатское цунами, либеральная религиозная общественность с готовностью несёт слащавый и отупляющий разум вздор.
    И всё-таки люди доброй воли совершенно естественно предпочитают такие трюизмы одиозному морализаторству и пророчествам истинно верующих. В промежутках между катастрофами акцент на милосердии (а не гневе), безусловно, заслуга либеральной теологии. Однако стоит заметить: когда из моря вытаскивают раздутые тела погибших, мы наблюдаем человеческое, а не божественное милосердие. В дни, когда стихия вырывает тысячи детей из рук матерей и равнодушно топит их в океане, мы видим с предельной ясностью, что либеральная теология — самая вопиюще абсурдная из человеческих иллюзий. Даже теология божьего гнева более состоятельна интеллектуально. Если бог существует, его воля не является загадкой. Единственное, что является загадкой во время таких ужасных событий, — это готовность миллионов психически здоровых людей верить в невероятное и считать это вершиной нравственной мудрости.
    Умеренные теисты утверждают, что разумный человек может верить в бога просто потому, что такая вера делает его счастливей, помогает ему преодолеть страх смерти или придаёт смысл его жизни. Это утверждение — чистой воды абсурд. Его нелепость становится очевидной, как только мы заменяем понятие «бог» на какое-нибудь другое утешительное предположение: представим, например, что некто хочет верить, что где-то в его огороде зарыт бриллиант величиной с холодильник. Вне всякого сомнения, верить в такое очень приятно. Теперь представьте, что бы случилось, если бы некто последовал примеру умеренных теистов и стал защищать свою веру следующим образом: на вопрос, почему он думает, что в его огороде зарыт бриллиант, в тысячи раз превосходящий размерами любой из доселе известных, он даёт ответы вроде «эта вера составляет смысл моей жизни», или «по воскресеньям моя семья любит вооружаться лопатами и искать его», или «я не хотел бы жить во вселенной без бриллианта размером с холодильник у себя в огороде». Ясно, что эти ответы неадекватны. Хуже того: так отвечать может либо безумец, либо идиот.
    Ни пари Паскаля, ни «прыжок веры» Кьеркегора, ни прочие ухищрения, на которые идут теисты, не стоят выеденного яйца. Вера в существование бога означает веру в то, что его существование неким образом соотносится с вашим, что его существование является непосредственной причиной веры. Между фактом и его принятием должна существовать некая причинно-следственная связь или видимость такой связи. Таким образом, мы видим, что религиозные утверждения, если они претендуют на описание мира, должны носить доказательный характер — как и любые другие утверждения. При всех свои прегрешениях против разума, религиозные фундаменталисты понимают это; умеренные же верующие — почти по определению — нет.
    Несовместимость разума и веры уже на протяжении столетий является очевидным фактом человеческого познания и общественной жизни. Либо у вас есть веские причины придерживаться определённых взглядов, либо таких причин у вас нет. Люди любых убеждений естественным образом признают верховенство разума и прибегают к его помощи при первой же возможности. Если рациональный подход позволяет найти доводы в пользу учения, он непременно берётся на вооружение; если рациональный подход угрожает учению, он высмеивается. Иногда это происходит в одном предложении. Только если рациональные свидетельства в пользу религиозной доктрины неубедительны или начисто отсутствуют или если всё свидетельствует против неё, приверженцы доктрины прибегают к «вере». В остальных случаях они просто приводят основания для своих убеждений (напр., «Новый Завет подтверждает пророчества Ветхого Завета», «я видел лицо Иисуса в окне», «мы молились, и опухоль нашей дочери перестала расти»). Как правило, эти основания недостаточны, но всё-таки они лучше, чем полное отсутствие оснований. Вера — всего лишь лицензия на отрицание разума, которую выдают себе последователи религий. В мире, который продолжает сотрясать грызня несовместимых вероучений, в стране, ставшей заложником средневековых понятий «бог», «конец истории» и «бессмертие души», безответственное разделение общественной жизни на вопросы разума и вопросы веры более неприемлемо.

    Вера и общественное благо

    Верующие регулярно заявляют, что атеизм несёт ответственность за ряд самых чудовищных преступлений XX-го столетия. Однако, хотя режимы Гитлера, Сталина, Мао и Пол Пота действительно были в разной степени антирелигиозны, они не отличались чрезмерной рациональностью. Их официальная пропаганда представляла собой жуткую мешанину заблуждений — заблуждений о природе расы, экономики, национальности, исторического прогресса и опасности интеллектуалов. Во многих отношениях, религия была прямым виновником даже в этих случаях. Возьмём Холокост: антисемитизм, построивший нацистские крематории и газовые камеры, был напрямую унаследован у средневекового христианства. На протяжении веков верующие немцы рассматривали евреев как самых страшных еретиков и приписывали любое общественное зло их присутствию среди правоверных. И хотя в Германии ненависть к евреям находила преимущественно светское выражение, религиозная демонизация евреев в остальной Европе не прекращалась никогда. (Даже Ватикан вплоть до 1914 года регулярно обвинял евреев в том, что они пьют кровь христианских младенцев.)
    Освенцим, Гулаг и поля смерти в Камбодже — не примеры того, что происходит, если люди начинают слишком критично относиться к иррациональным убеждениям. Напротив, эти ужасы иллюстрируют опасность некритического отношения к определённым светским идеологиям. Нет нужды объяснять, что рациональные аргументы против религиозной веры не являются аргументами в пользу слепого принятия некой атеистической догмы. Проблема, на которую указывает атеизм, — это проблема догматического мышления вообще, а в любой религии доминирует именно такое мышление. Ни одно общество в истории ещё не страдало от избытка рациональности.
    Хотя большинство американцев считают избавление от религии недостижимой целью, значительная часть развитых стран уже достигла этой цели. Может быть, исследования «религиозного гена», заставляющего американцев безропотно подчинять свою жизнь дремучим религиозным фантазиям, помогут объяснить, почему у стольких жителей развитого мира этот ген, судя по всему, отсутствует. Уровень атеизма в подавляющем большинстве развитых стран начисто опровергает любые утверждения о том, что религия является моральной необходимостью. Норвегия, Исландия, Австралия, Канада, Швеция, Швейцария, Бельгия, Япония, Нидерланды, Дания и Великобритания — все эти страны принадлежат к числу наименее религиозных на нашей планете. По данным ООН за 2005 год эти страны также являются самыми здоровыми — это заключение сделано на основе таких показателей, как продолжительность жизни, всеобщая грамотность, годовой доход на душу населения, уровень образования, равенство полов, число совершаемых убийств и детская смертность. Напротив, 50 наименее развитых стран на планете в высшей степени религиозны — все до единой. Ту же картину рисуют и другие исследования.
    Среди богатых демократических обществ Соединённые Штаты уникальны своим уровнем религиозного фундаментализма и неприятия теории эволюции. США также уникальны высокими показателями убийств, абортов, подростковых беременностей, венерических заболеваний и детской смертности. Та же зависимость прослеживается и в самих Соединённых Штатах: штаты Юга и Среднего Запада, где религиозные предрассудки и враждебность к эволюционной теории наиболее сильны, характеризуются самыми высокими показателями перечисленных выше проблем; в то время как относительно светские штаты Северо-Востока ближе к европейским нормам. Разумеется, статистические зависимости такого рода не решают проблему причины и следствия. Возможно, вера в бога ведёт к социальным проблемам; возможно, социальные проблемы усиливают веру в бога; возможно, что и то, и другое является следствием другой, более глубинной проблемы. Но даже если оставить в стороне вопрос причины и следствия, эти факты убедительно доказывают, что атеизм полностью совместим с базовыми требованиями, которые мы предъявляем к гражданскому обществу. Они также доказывают — без каких-либо оговорок, — что религиозная вера не приносит никакой пользы здоровью общества.
    Что особенно показательно, государства с высоким уровнем атеизма демонстрируют наибольшую щедрость в помощи развивающимся странам. Сомнительная связь между буквальным истолкованием христианства и «христианскими ценностями» опровергается и другими индикаторами благотворительности. Сравните разницу в оплате труда высшего руководства компаний и основной массы их подчинённых: 24 к 1 в Великобритании; 15 к 1 во Франции; 13 к 1 в Швеции; в США, где 83% населения верят в то, что Иисус буквально восстал из мёртвых, — 475 к 1. Похоже, что немало верблюдов надеются без труда протиснуться сквозь игольное ушко.

    Религия как источник насилия

    Одна из главных задач, стоящих перед нашей цивилизацией в XXI-м веке, — научиться говорить о самом сокровенном — этике, духовном опыте и неизбежности человеческого страдания — на языке, свободном от вопиющей иррациональности. Ничто так не мешает достижению этой цели, как уважение, с которым мы относимся к религиозной вере. Несовместимые религиозные учения раскололи наш мир на несколько общин — христиан, мусульман, иудеев, индуистов и т. д. — и этот раскол стал неисчерпаемым источником конфликтов. По сей день религия неустанно порождает насилие. Конфликты в Палестине (иудеи против мусульман), на Балканах (православные сербы против хорватских католиков; православные сербы против боснийских и албанских мусульман), в Северной Ирландии (протестанты против католиков), в Кашмире (мусульмане против индуистов), в Судане (мусульмане против христиан и приверженцев традиционных культов), в Нигерии (мусульмане против христиан), в Эфиопии и Эритрее (мусульмане против христиан), в Шри-Ланке (буддисты-сингалезийцы против тамильских индуистов), в Индонезии (мусульмане против христиан Тимора), в Иране и Ираке (мусульмане-шииты против мусульман-суннитов), на Кавказе (православные русские против чеченских мусульман; мусульмане-азербайджанцы против армянских католиков и православных) — это всего лишь несколько из множества примеров. В каждом из этих регионов религия была либо единственной, либо одной из главных причин гибели миллионов людей в последние десятилетия.
    В мире, которым правит невежество, только атеист отказывается отрицать очевидное: религиозная вера придаёт человеческому насилию ошеломительный размах. Религия стимулирует насилие как минимум двумя способами: 1) Люди часто убивают других людей, поскольку верят, что этого от них хочет творец вселенной (неизбежным элементом такой психопатической логики является убеждённость, что после смерти убийце гарантировано вечное блаженство). Примеры такого поведения бесчисленны; террористы-смертники — наиболее яркий. 2) Крупные сообщества людей готовы вступить в религиозный конфликт уже потому, что религия составляет важную часть их самосознания. Одна из непроходящих патологий человеческой культуры заключается в склонности людей воспитывать в своих детях страх и ненависть к другим людям по религиозному признаку. Многие религиозные конфликты, вызванные, на первый взгляд, мирскими причинами, на самом деле имеют религиозные корни. (Если не верите, спросите у ирландцев.)
    Невзирая на эти факты, умеренные теисты склонны воображать, что любой человеческий конфликт может быть сведён к отсутствию образования, бедности и политическим разногласиям. Это одно из многочисленных заблуждений либеральных праведников. Чтобы развеять его, нам нужно всего лишь вспомнить, что люди, захватившие самолёты 11 сентября 2001 года, имели высшее образование, происходили из обеспеченных семей и не страдали ни от какого политического угнетения. При этом они проводили очень много времени в местной мечети, беседуя о развращённости неверных и о наслаждениях, которые ждут мучеников в раю. Сколько ещё архитекторов и инженеров должны врезаться в стену на скорости 400 миль в час, чтобы мы наконец поняли: воины джихада порождаются не плохим образованием, бедностью или политикой? Правда, как ни шокирующе это звучит, такова: человек может быть настолько хорошо образован, что сумеет построить атомную бомбу, не переставая верить в то, что в раю его поджидают 72 девственницы. Такова лёгкость, с которой религиозная вера раскалывает человеческое сознание, и такова степень терпимости, с которой наши интеллектуальные круги относятся к религиозному вздору. Только атеист понял то, что уже должно быть очевидно любому думающему человеку: если мы хотим ликвидировать причины религиозного насилия, мы должны нанести удар по ложным истинам мировых религий.

    Почему религия — такой опасный источник насилия?

    — Наши религии принципиально исключают друг друга. Либо Иисус восстал из мёртвых и рано или поздно вернётся на Землю в обличье супергероя, либо нет; либо Коран является непогрешимым заветом Господа, либо нет. Каждая религия содержит в себе однозначные утверждения о мире, и уже одно только изобилие таких взаимоисключающих утверждений создаёт почву для конфликта.
    — Ни в одной другой области человеческой деятельности люди не постулируют своё отличие от других с таким максимализмом — и не привязывают эти отличия к вечным мукам или вечному блаженству. Религия — это единственная область, в которой противопоставление «мы-они» приобретает трансцендентное значение. Если вы действительно верите, что только употребление правильного имени бога может спасти от вечных мук, то жестокое обращение с еретиками может рассматриваться как вполне разумная мера. Возможно, ещё разумней сразу их убить. Если вы верите, что другой человек может, всего лишь сказав что-то вашим детям, обречь их души на вечное проклятие, то сосед-еретик гораздо опасней насильника-педофила. В религиозном конфликте ставки сторон намного выше, чем в случае межплеменной, расовой или политической вражды.
    — Религиозная вера — табу в любом разговоре. Религия — единственная область нашей деятельности, в которой людей последовательно ограждают от необходимости подкреплять свои глубочайшие убеждения какими бы то ни было доводами. Вместе с тем, эти убеждения зачастую определяют то, ради чего человек живёт, ради чего он готов умереть и — слишком часто — ради чего он готов убить. Это крайне серьёзная проблема, поскольку при слишком высоких ставках людям приходится выбирать между диалогом и насилием. Только фундаментальная готовность использовать свой разум — то есть корректировать свои убеждения в соответствии с новыми фактами и новыми доводами — может гарантировать выбор в пользу диалога. Убеждённость без доказательств обязательно влечёт за собой раздор и жестокость. Нельзя сказать с уверенностью, что рациональные люди всегда будут согласны друг с другом. Но можно быть абсолютно уверенным в том, что иррациональные люди всегда будут разделены своими догмами.
    Вероятность того, что мы преодолеем расколотость нашего мира, создавая новые возможности для межконфессионального диалога, исчезающе мала. Терпимость к записной иррациональности не может быть конечной целью цивилизации. Несмотря на то, что члены либеральной религиозной общественности договорились смотреть сквозь пальцы на взаимоисключающие элементы своих вероучений, эти элементы остаются источником перманентного конфликта для их единоверцев. Таким образом, политкорректность не является надёжной основой для человеческого сосуществования. Если мы хотим, чтобы религиозная война стала для нас столь же непредставимой, как каннибализм, добиться этого можно только одним способом — избавившись от догматической веры.
    Если наши убеждения основаны на разумных доводах, нам не нужна вера; если же у нас нет доводов или они никуда не годятся, это значит, что мы утратили связь с реальностью и друг с другом. Атеизм — это всего лишь приверженность самому базовому мерилу интеллектуальной честности: ваша убеждённость должна быть прямо пропорциональна вашим доказательствам. Убеждённость в отсутствие доказательств — и особенно убеждённость в том, доказательств чему попросту не может быть — порочна как с интеллектуальной, так и с нравственной точки зрения. Только атеист понимает это. Атеист — это всего лишь человек, который увидел лживость религии и отказался жить по её законам.
    Перевод Kонcтaнтина Cмeлого
    [Англоязычный оригинал статьи]


    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  4. #4

    По умолчанию

    Мы знаем, что эти же доказательства, что в статье, приводят и религиозные деятели. С этой точки зрения статья написана односторонне. Если не рассматривать примеры, то суть следующая.
    Атеист, если он будет действовать теми же методами, что и религиозные деятели, то тогда атеист ничем не будет от них отличаться. Так что будьте осторожны.

    Изначально религии, точнее верования, имели позитивное влияние до определенного момента. Когда верование становилось религией, то есть институтом власти.

    С нижеприведенной цитатой из статьи я по сути согласен. Кроме одной вещи. Атеизм - это вера, основанная на убежденности..


    Если наши убеждения основаны на разумных доводах, нам не нужна вера; если же у нас нет доводов или они никуда не годятся, это значит, что мы утратили связь с реальностью и друг с другом. Атеизм — это всего лишь приверженность самому базовому мерилу интеллектуальной честности: ваша убеждённость должна быть прямо пропорциональна вашим доказательствам. Убеждённость в отсутствие доказательств — и особенно убеждённость в том, доказательств чему попросту не может быть — порочна как с интеллектуальной, так и с нравственной точки зрения. Только атеист понимает это. Атеист — это всего лишь человек, который увидел лживость религии и отказался жить по её законам.

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  5. #5
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    144,961

    По умолчанию

    Превосходные статьи!
    Обнаружил в них пару мелких неточностей, но, действительно, мелких.
    Например, Армянская церковь - не православная и не католическая, а совершенно отдельная. Так и называется: Армяно-Григорианская.
    Но в целом - великолепно. А меня эти статьи подтолкнули на написание своей.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  6. #6

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Пyмяyx** Посмотреть сообщение
    Превосходные статьи!
    Обнаружил в них пару мелких неточностей, но, действительно, мелких.
    Например, Армянская церковь - не православная и не католическая, а совершенно отдельная. Так и называется: Армяно-Григорианская.
    Но в целом - великолепно. А меня эти статьи подтолкнули на написание своей.
    Спасибо за добрые слова.


    А вопросов у Вас не возникло ко мне, читая посты в этой теме?

    ​Вас ничего не удивило?

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  7. #7
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    144,961

    По умолчанию

    Удивило.
    1. Вы принесли замечательные, умные статьи, первая из которых к атеизму нейтральна, а вторая - положительна. При том, что Вы по другую сторону баррикад. Логичнее было бы притащить статьи, агитирующие за религию или же статьи, агитирующие за атеизм, но неудачные, которые легко раздолбать.
    2. Кажется, прочитав вторую статью, любой мало-мало думающий верующий должен, хотя бы, задуматься. Но тут я сам понимаю "вера непрошибаема"
    ​3. Вы не согласны со статьями? Жду опровержения.
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  8. #8

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Пyмяyx** Посмотреть сообщение
    Удивило.
    1. Вы принесли замечательные, умные статьи, первая из которых к атеизму нейтральна, а вторая - положительна. При том, что Вы по другую сторону баррикад. Логичнее было бы притащить статьи, агитирующие за религию или же статьи, агитирующие за атеизм, но неудачные, которые легко раздолбать.
    2. Кажется, прочитав вторую статью, любой мало-мало думающий верующий должен, хотя бы, задуматься. Но тут я сам понимаю "вера непрошибаема"
    ​3. Вы не согласны со статьями? Жду опровержения.
    Спасибо за ответ.
    Определенный ответ я дал здесь. пост 4.

    Более подробно написал в другой теме.
    Попытки убедить атеиста в том, что он таки неправ

    Жду вопросы

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  9. #9

    По умолчанию

    Основное отличие вашего понимания Атеизма от моего только в одном.

    Вы считаете, что Атеизм не верование. А я считаю, что верование.

    С другой стороны я о другому посмотрел на понятие слова "религия".
    Если рассматривать данное слово как определение определенных верований как институты власти и государственности, то тогда я согласен.
    Если же распространить на все верования данное слово, тогда надо будет решить как назвать общепринятые действующие религии, которые управляют людьми во имя власти.

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

  10. #10

    По умолчанию

    Атеизм является религией


    Апологеты часто утверждают, что атеизм является религией (AB235). Верность такого мнения не сильно зависит от того, какие используются определения религии и атеизма. Аргумент более или менее эффективен против сильного атеизма, содержащего позитивное утверждение об отсутствии богов, но даже в этом случае имеются существенные трудности в применении ярлыка "религия" к убеждению, явно выраженному как отрицание центральной догмы практически всех религий.

    Формулировка

    Если вы действительно убеждены в отсутствии бога, то чем это отличается от веры в то, что бога нет? И то, и другое являет собой ответ на фундаментальный вопрос религии, решение которого может основываться только на вере. Следовательно, атеизм является ещё одним видом религии.
    Контрапологетика

    Односторонние определения

    Атеизм может быть приравнен к религии при помощи специально подобранного одностороннего определения (определения, не проводящего различий), которое включает лишь те аспекты понятий, которые являются общими для них, что делает эти понятия неразличимыми. Например:

    • Религия — это собрание людей.
    • Атеизм — это собрание людей.
    • Следовательно, атеизм — это религия.

    И теперь, поскольку религию составляют группы людей, всё, начиная с бейсбольных команд, и заканчивая людьми, находящимися в зале ожидания, являет собой религию. Такой аргумент мало кому покажется убедительным: апельсины состоят из материи; звёзды состоят из материи; следовательно, апельсины являются типом звёзд. Свойство "состоять из материи" не является определяющим отличием звёзд от не звёзд.
    Прочие типичные неразличимые характеристики:

    • образование групп/социализация;
    • обладание системой убеждений;
    • наличие налоговых льгот;
    • обладание некоторыми убеждениями относительно богов;
    • выражение обеспокоенности/точки зрения ("прозелитизм" или "евангелизация").

    Хотя многим религиям присущи перечисленные свойства, они являются религиями не по причине этих свойств, но, скорее, по причине характеристик, отличающих религию от остальных понятий, к которым можно отнести веру в реальность сверхъестественных событий либо существ.
    Анализ словарного определения

    Согласно с dictionary.com, религия определяется как:
    система верований о причине, природе и цели Вселенной, особенно, когда рассматривается её сотворение сверхчеловеческой сущностью либо сущностями, обычно с привлечением ритуальных обрядов и поклонений, и часто включающей моральный кодекс, регулирующий поведение человека.Атеизм (и сильный, и слабый), в отличие от определения религии, данного выше, не содержит верований в сверхчеловеческую сущность, создавшую мир, не предусматривает ритуального поведения и не содержит нравственных установок. Кроме того, атеизм ничего не утверждает в отношении целей и природы Вселенной.
    Атеизм являет собой отсутствие конкретного верования, и не является системой верований. Даже сильный атеизм утверждает лишь одно: богов нет. Следовательно, даже положительная вера в отношении богов (в то, что их нет) не подразумевает автоматом некие убеждения телеологического характера о космологии.
    Мнение, что атеисты придерживаются единого мнения в вопросе происхождения и назначения Вселенной, можно опровергнуть примером раэлитов, "заселяющих" Вселенную "богоподобными" инопланетянами, и рассматривающих достижение "богоподобия" в качестве главной цели развития человеческой цивилизации.
    Определение апологетов

    По всей видимости, в попытках повернуть вопрос религиозности атеизма в выгодное русло, апологетами придуманы альтернативные определения религии, и одно из таких определений можно сформулировать как:
    ...некое убеждение и преданность этому убеждению; взгляд на этику и совесть: [например] создание религии борьбы с предрассудками.Формально атеизм можно называть религией в этом смысле, но отсюда не следуют выводы, которые строят апологеты после признания такой принадлежности, наводя на подмену понятий. В определении указывается, что "борьба с предрассудками" является религией. Если это так, то таковыми являются любые просветительские движения, и, по-видимому, многие спортивные и политические. Едва ли анализ настолько широкой группы позволит сделать какие-либо нетривиальные выводы (с другой стороны, многие верующие при прочих обстоятельствах, каковыми являются ряд случаев, связанных с аспектами религиозных чувств, отказываются пользоваться одним и тем же определением религии). Атеизм был бы религией в смысле, в каком религией является футбол, но не в смысле, в каком религией является католицизм.
    Если атеизм — религия, то...

    • ...не коллекционирование марок — хобби.
    • ...отказ от игры в гольф — спорт.
    • ...неверие в несчастливое число 13 — суеверие.
    • ...лысый — это цвет волос.
    • ...нагота — это тип одежды.
    • ...выключенный телевизор тоже показывает некий канал.
    • ...быть здоровым — тоже заболевание.
    • ...воздержание является позой в сексе.
    • ...вакуум — это газ.

    Ответная реакция

    Присваиваемые ярлыки содержат скрытые выводы. Назвав атеизм религией, верующий стремится перейти к заключению с помощью силлогизма:

    1. Религии заставляют людей поступать безрассудно.
    2. Атеизм — это религия.
    3. Следовательно, атеизм заставляет людей поступать безрассудно.

    Такой переход проводится при помощи подмены понятий: здесь п.1 утверждения не является атрибутом понятия "религия", к которому был отнесён атеизм в п.2. Поэтому слова "религия" в п.1 и п.2 обладают совершенно различными значениями, и силлогизм некорректен.
    Поскольку, как правило, речь идёт о конкретном случае, нет необходимости переходить к обобщению, и судить об атеизме и о религии в целом. Однако, дискуссия может повернуться в русло разговоре об этих терминах, если о религии было сделано замечание. В этом случае рекомендацией является упоминание конкретных аспектов религии, поддерживающих аргументацию, и прекращение использования слова "религия" (или синонимов). Например, вместо утверждения, что религия приносит вред, следует утверждать, что догматические верования приносят вред, и тогда аргумент исключит небольшое число либеральных религий и включит некоторые радикальные политические движения.
    Прочая контрапологетика


    • Tu quoque! Этот аргумент предназначен для защиты религии через оглашение того, что атеисты попадают в ту же категорию. Аргумент является попыткой демагогии, поскольку отвлекает внимание от вопроса оснований религии. Кроме смещения бремени доказательства аргумент содержит утверждения типа non-sequitur.

    Логические ошибки




    Связанные аргументы

    Смежные аргументы



    Примечания]


    Категории:





    Источник

    ​Живите здесь и получайте все что вы хотите здесь.
    Там жизни нет. Там только холод.

    Правда и
    истина одна - только твоя

Страница 1 из 9 123 ... ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+