Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Уинстон Черчилль.

  1. #1

    По умолчанию Уинстон Черчилль.

    Детство и юность[править | править код]

    Уинстон Черчилль родился 30 ноября 1874 года в Бленхеймском дворце, родовом имении герцогов Мальборо, ветвь семьи Спенсер. Отец Черчилля — лорд Рэндольф Генри Спенсер Черчилль, третий сын 7-го герцога Мальборо, был известным политиком, депутатом Палаты общин от Консервативной партии, занимал должность Канцлера казначейства. Мать — леди Рэндольф Черчилль, в девичестве Дженни Джером (англ. Jennie Jerome), была дочерью богатого американского бизнесмена.
    Как отец, занятый политической карьерой, так и мать, увлечённая светской жизнью, уделяли мало внимания сыну. С 1875 года забота о ребёнке была возложена на няню — Элизабет Энн Эверест (англ. Elizabeth Anne Everest). Она искренне любила воспитанника и была одним из самых близких для Черчилля людей[6].
    Когда Черчиллю исполнилось восемь лет, его отправили в подготовительную школу Сент-Джордж. В школе практиковались телесные наказания, и Уинстон, постоянно нарушавший дисциплину, часто им подвергался. После того, как регулярно навещавшая его няня обнаружила на теле мальчика следы по́рок, она немедленно сообщила матери, и его перевели в школу сестёр Томсон в Брайтоне. Успехи в учёбе, особенно после перевода, были удовлетворительны, но аттестация по поведению гласила:
    Количество учеников в классе — 13. Место — 13-е.
    В 1886 году он перенёс тяжёлое воспаление лёгких. Слабое здоровье, сомнительные успехи в учёбе и недисциплинированность побудили родителей отправить его не в Итонский колледж, где на протяжении многих поколений учились мужчины рода Мальборо, а в не менее престижный Хэрроу, дисциплине в котором уделялось чуть меньше внимания. В 1889 году его перевели в «армейский класс», где, помимо преподавания общеобразовательных предметов, учеников готовили к военной карьере. Школу он закончил в числе всего 12 учеников, сумевших выдержать экзамены по всем предметам, особо отмечались успехи в изучении истории. В Хэрроу он занялся фехтованием и достиг заметных успехов, став чемпионом школы в 1892 году.
    28 июня 1893 года Черчилль с третьей попытки сдал экзамены в Королевское военное училище в Сандхерсте, — трудности были с письменной работой по латыни, — одно из самых престижных военных училищ Великобритании. Из-за низких оценок (92-й результат из 102) он стал курсантом-кавалеристом и получил перевод в более престижный пехотный класс благодаря тому, что несколько претендентов, показавших лучшие результаты, отказались от поступления. В Сандхерсте он учился с сентября 1893 года по декабрь 1894 года, закончив училище двадцатым в выпуске из 130[7] (по другим сведениям — восьмым в выпуске из 150[8]). 20 февраля 1895 года Уинстону Черчиллю был присвоен чин секунд-лейтенант.
    В том же году он пережил две тяжёлые утраты: в январе умирает его отец, а в июле от перитонита скончалась его любимая няня.
    Армейская служба и первые литературные опыты[править | править код]

    После получения чина Черчилль был зачислен в 4-й её королевского величества гусарский полк. Возможно, именно тогда он осознал, что военная карьера не очень его привлекает: «Чем дольше я служу, тем больше мне нравится служить, но тем больше я убеждаюсь в том, что это не для меня», писал он матери 16 августа 1895 года.
    В 1895 году, благодаря обширным связям леди Рэндольф, Черчилль был направлен на Кубу, в качестве военного корреспондента газеты Daily Graphic освещать восстание местного населения против испанцев, но продолжал при этом числиться на действительной службе. Прикомандированный к испанским войскам, он впервые побывал под огнём. Газета опубликовала пять его статей, некоторые из них были перепечатаны New York Times. Статьи были встречены читателями благосклонно, и гонорар составил 25 гиней, что в то время было для Черчилля весьма значительной суммой. Испанское правительство наградило его медалью «Красный крест», и это придало популярности Черчилля скандальный характер, поскольку дало повод британской прессе усомниться в нейтральности корреспондента. Помимо награды и литературной известности, он приобрёл на Кубе две привычки, которые сопровождали его всю жизнь: курение кубинских сигар и послеобеденный отдых — сиеста[9]. На обратном пути в Англию Черчилль впервые посетил США.
    В октябре 1896 года полк направляется в Индию и расквартировывается в Бангалоре. Черчилль много читает, пытаясь таким образом компенсировать отсутствие университетского образования, и становится одним из лучших игроков сборной полка по поло. По воспоминаниям подчинённых, он добросовестно относился к офицерским обязанностям и много времени уделял занятиям с гусарами и сержантами, но рутина службы тяготила его, дважды он ездил в отпуск в Англию (в том числе на торжества по случаю 60-летия правления королевы Виктории), путешествовал по Индии, посетив Калькутту и Хайдарабад.
    Осенью 1897 года, снова пустив в ход свои личные связи и возможности матери, он добивается прикомандирования к экспедиционному корпусу, направленному на подавление восстания пуштунских племён (в первую очередь мохмандов) в горной области Малаканд, на северо-западе страны. Эта кампания оказалась гораздо более жестокой и опасной, чем кубинская. В ходе операции Черчилль проявил безусловную храбрость, хотя часто риск был излишним, вызванным бравадой, а не необходимостью. Он писал матери: «Я стремлюсь к репутации храбреца больше, чем к чему-либо ещё в этом мире».
    В письме, адресованном бабушке, герцогине Мальборо, он в равной степени критикует обе стороны за жестокость, а саму кампанию за бессмысленность:
    Люди из [пуштунских] племён пытают раненых и уродуют убитых. Солдаты никогда не оставляют в живых противников, попавших в их руки — раненых или нет. Полевые госпитали и конвои с больными служат для врага особыми целями, мы разрушаем резервуары, которые являются единственным источником [воды] летом и применяем против них пули — новые пули «Дум-дум» … разрушительный эффект которых просто ужасен.

    Это разорительно финансово, безнравственно морально, под вопросом с военной точки зрения и грубый политический промах.
    Оригинальный текст (англ.)[показать]

    Письма с передовой были опубликованы Daily Telegraph, а по окончании кампании тиражом 8500 экземпляров была издана его книга «История Малакандского полевого корпуса» (англ. «The Story of the Malakand Field Force»). Из-за спешной подготовки к печати в книгу вкралось огромное количество типографских ошибок, Черчилль насчитал более 200 опечаток и с тех пор всегда требовал от наборщиков сдавать гранки для личной проверки[9].
    Благополучно вернувшись из Малаканда, Черчилль немедленно начинает добиваться поездки в Северную Африку, освещать подавление махдистского восстания в Судане. Желание отправиться в очередную журналистскую командировку не встретило понимания командования, и он пишет непосредственно премьер-министру, лорду Солсбери, честно признаваясь, что мотивами поездки являются как желание освещать исторический момент, так и возможность извлечь личную, в том числе и финансовую выгоду от издания книги[10]. В результате военное ведомство удовлетворило просьбу, назначив его на сверхштатную должность лейтенанта, в приказе о назначении было особо отмечено, что в случае ранения или смерти он не может рассчитывать на выплаты из фондов военного министерства[9].
    Хотя на стороне восставших было численное превосходство, союзная англо-египетская армия имела подавляющее технологическое преимущество — многозарядное стрелковое оружие, артиллерию, канонерские лодки и новинку того времени — пулемёты Максима. Учитывая упорство местных фанатиков, колоссальное избиение было предрешено. В генеральном сражении при Омдурмане Черчилль принял участие в последней кавалерийской атаке британской армии. Он сам описал этот эпизод (из-за проблемы с рукой он не был вооружён обычным для офицера холодным оружием, что немало помогло ему в подвигах):
    Я перешёл на рысь и поскакал к отдельным [противникам], стреляя им в лицо из пистолета, и убил нескольких — троих наверняка, двоих навряд ли, и ещё одного — весьма сомнительно.
    Оригинальный текст (англ.)[показать]

    В репортажах он критиковал командующего английскими войсками, своего будущего коллегу по кабинету генерала Китченера за жестокое обращение с пленными и ранеными и за неуважение к местным обычаям, в частности, к надгробному памятнику своего главного противника. «Он великий генерал, но никто ещё не обвинял его в том, что он великий джентльмен» — сказал про него Черчилль в частной беседе, меткая характеристика, впрочем, быстро стала достоянием гласности[10]. Хотя критика была во многом справедливой, общественная реакция на неё была неоднозначной, позиция публициста и обличителя плохо совмещалась со служебным долгом младшего офицера.
    После окончания кампании Черчилль возвращается в Индию, чтобы принять участие в общенациональном турнире по поло. Во время короткой остановки в Англии он несколько раз выступает на митингах консерваторов. Практически сразу после окончания турнира, который его команда выиграла, победив в упорном финальном матче, в марте 1899 года он выходит в отставку.
    Дебют в политике[править | править код]

    К моменту отставки Черчилль приобрёл в определённых кругах известность как журналист, а его книга о суданской кампании «Война на реке» (англ. The River War) стала бестселлером.
    В июле 1899 года он получил предложение баллотироваться в парламент от Консервативной партии от Олдема. Первая попытка занять место в Палате общин успехом не увенчалась, не по вине самого Черчилля: в округе преобладали нонконформисты и избиратели были недовольны недавно принятым по инициативе консерваторов «Законом о церковной десятине» (англ. The Clerical Tithes Bill), предоставлявшем англиканской церкви финансирование из местных налогов. Черчилль в ходе предвыборной кампании заявил о своём несогласии с законом, но это не возымело эффекта, и оба мандата от Олдема достались либералам.
    Англо-бурская война[править | править код]

    См. также: Англо-бурская война (1899—1902)

    Черчилль во время Англо-бурской войны


    Черчилль в 1900 году

    К осени 1899 года резко обострились отношения с бурскими республиками, и когда в сентябре Трансвааль и Оранжевая Республика отвергли британские предложения о предоставлении избирательных прав английским рабочим на золотых приисках, стало очевидно, что война неизбежна.
    18 сентября владельцы Daily Mail предложили Черчиллю отправиться в Южную Африку в качестве военного корреспондента. Не дав никакого ответа, он сообщил об этом редактору Morning Post[en], для которой работал во время Суданской кампании, и ему было предложено месячное жалование в 250 фунтов плюс компенсация всех расходов. Это была очень значительная сумма (около 8 тысяч фунтов в современном эквиваленте), больше, чем когда-либо предлагали журналисту, и Черчилль немедленно согласился[9]. Он отбыл из Англии 14 октября, через два дня после начала войны.
    15 ноября Черчилль отправился в рекогносцировочный рейд на бронепоезде, которым командовал капитан Холдейн (англ. Haldane), его знакомый по Малаканду. Вскоре бронепоезд был обстрелян артиллерией буров. При попытке уйти из-под огня на большой скорости задним ходом состав врезался в валуны, которыми противник перегородил путь, чтобы отрезать отступление. Ремонтная платформа и два броневагона сошли с рельсов, единственное орудие ставшего неподвижным бронепоезда было выведено из строя прямым попаданием. Черчилль вызвался командовать расчисткой пути, Холдейн пытался наладить оборону и прикрыть работающих. По свидетельству очевидцев, Черчилль бесстрашно действовал под огнём, но когда путь был расчищен, выяснилось, что сцепка оставшегося на рельсах вагона перебита снарядом, и единственное, что оставалось Холдейну, — погрузив на паровоз тяжелораненых, отправить их в тыл. Около 50 англичан остались перед лицом многократно превосходящих сил противника. Как писал сам Черчилль, буры наступали «с отвагой равной гуманности», призывая противника сдаваться, и Холдейн с солдатами были взяты в плен. Черчилль пытался бежать, но был задержан кавалеристами буров, и помещён в лагерь для военнопленных, устроенный в Государственной образцовой школе в Претории.
    12 декабря Черчилль бежит из лагеря. Два других участника побега — Холдейн и сержант-майор Бруки не успели перебраться через ограждение незаметно от часовых, и Черчилль некоторое время ждал их в кустах на противоположной стороне стены. Впоследствии его обвиняли в том, что он бросил товарищей, но никаких доказательств этому нет, а в 1912 году он подал в суд на журнал «Блэквудс Мэгазин» по обвинению в клевете, издание было вынуждено напечатать опровержение и принести извинения до суда[9]. Запрыгнув на товарный поезд, он добрался до Уитбанка, где его в течение нескольких дней прятал в шахте, а затем ему помог тайно переправиться на поезде в португальский Мозамбик горный инженер англичанин Дэниел Дьюснэп (англ. Daniel Dewsnap). За поимку Черчилля буры установили награду в 25 фунтов.
    Побег из плена сделал его знаменитым, он получил несколько предложений баллотироваться в парламент, в том числе телеграмму от олдхэмских избирателей, обещавших отдать ему голоса «вне зависимости от политических пристрастий»[9], но предпочёл остаться в действующей армии, получив должность лейтенанта лёгкой кавалерии без жалования, продолжая при этом работать в качестве спецкора Morning Post. Он побывал во многих боях. За мужество, проявленное в ходе сражения за Алмазный холм, последней операции, в которой он принял участие, генерал Гамильтон представил его к Кресту Виктории, но хода это представление не получило, поскольку Черчилль к тому времени подал в отставку.
    Политическая карьера до Первой мировой войны[править | править код]

    В июле 1900 года Черчилль вернулся в Англию и вскоре снова выдвинул свою кандидатуру от Олдэма (Ланкашир). Кроме репутации героя и обещания избирателей, помогло то, что инженер Дюснэп, помогший ему, оказался родом из Олдэма, и Черчилль не забыл упомянуть об этом в своих предвыборных выступлениях. Он опередил кандидата от либералов на 222 голоса[11] и в 26 лет впервые стал членом Палаты общин. На выборах консерваторы получили большинство и стали правящей партией.
    В этом же году он опубликовал своё единственное крупное художественное произведение — роман «Саврола». Многие биографы Черчилля и литературоведы считают, что в образе Савролы — главного героя романа, — автор изобразил самого себя.
    18 февраля 1901 года он произнёс свою первую речь в Палате общин о послевоенном урегулировании в Южной Африке. Он призвал проявить милосердие к побеждённым бурам, «помочь им смириться с поражением». Речь произвела впечатление, а произнесённую фразу «будь я буром, надеюсь, что я сражался бы на поле брани», неоднократно впоследствии использовали, перефразировав, многие политики.
    13 мая он неожиданно выступил с резкой критикой проекта увеличения расходов на армию, представленного военным министром Бродриком. Необычной была не только критика кабинета, сформированного собственной партией, но и то, что Черчилль заранее переслал текст речи в редакцию Morning Post. На этом конфликты молодого парламентария с собственной партией не окончились. В 1902—1903 годах он неоднократно выражал несогласие по вопросам свободной торговли (Черчилль выступал против введения импортных пошлин на зерно) и колониальной политике. На этом фоне его переход в Либеральную партию 31 мая 1904 года выглядел достаточно логичным шагом.
    12 декабря 1905 года Уинстон Черчилль был назначен на должность заместителя министра по делам колоний (должность министра занимал лорд Элджин) в правительстве Кэмпбелла-Баннермана, в этом качестве он занимался выработкой конституции для побеждённых бурских республик.
    В апреле 1908 года в связи с резко ухудшившимся состоянием здоровья Кэмпбелл-Баннерман становится неспособным исполнять обязанности премьера, и в кабинете происходит ряд перестановок: Герберт Асквит, занимавший пост Канцлера казначейства становится главой правительства, его место занимает Дэвид Ллойд-Джордж, бывший министром торговли и промышленности, а эту должность 12 апреля получает Черчилль. И Ллойд-Джордж, и Черчилль выступали за сокращение государственных и, в частности, военных расходов. Не всегда их усилия приводили к успеху, получивший широкую огласку эпизод с программой строительства линкоров был описан Черчиллем:
    Было найдено решение забавное и характерное одновременно. Адмиралтейство требовало шесть кораблей, экономисты предлагали четыре, в конце концов мы сошлись на восьми.
    Оригинальный текст (англ.)[показать]

    Черчилль был убеждённым сторонником социальных реформ, проводившихся кабинетом Асквита, в 1908 году он стал инициатором закона о минимальной заработной плате. Закон, принятый подавляющим большинством, впервые в Англии устанавливал нормы продолжительности рабочего дня и оплаты труда.
    Министр внутренних дел[править | править код]

    14 февраля 1910 года в возрасте 35 лет Черчилль занимает пост министра внутренних дел, один из наиболее влиятельных в стране постов. Министерская зарплата составила 5000 фунтов, и он оставил литературную деятельность, вернувшись к этому занятию только в 1923 году.
    Летом 1911 года началась забастовка моряков и портовых работников. В августе возникли массовые беспорядки в Ливерпуле. 14 августа морские пехотинцы с военного корабля «Антрим», прибывшего в город по приказу Черчилля, открыли огонь по толпе и ранили 8 человек. 15-го ему удалось встретиться с вожаками бастующих докеров и разрядить обстановку в Лондоне, но уже 19 августа к забастовке угрожают присоединиться железнодорожники. В условиях, когда в городах, парализованных стачками и беспорядками, уже ощущается недостаток продовольствия, и вероятность бунта становится угрожающей, Черчилль мобилизует 50 тыс. солдат и отменяет положение, согласно которому армия может вводиться только по требованию местных гражданских властей[9]. К 20 августа благодаря посредничеству Ллойд Джорджа, угрозы всеобщей стачки удалось избежать. Черчилль сказал в телефонном разговоре с Ллойд Джорджем: «Я с большим сожалением узнал об этом. Было бы лучше продолжить и задать им хорошую трепку»[11]. Его близкий друг Чарльз Мастерман писал:
    Уинстон находится в очень возбуждённом состоянии ума. Он настроен решать дела «залпом картечи», безумно наслаждается, прокладывая на карте маршруты движения войск… выпускает исступлённые бюллетени и жаждет крови[11].
    Глава палаты лордов лорд Лорбёрн публично назвал действия министра внутренних дел «безответственными и опрометчивыми».
    Вместе с тем ухудшающиеся отношения с Германией подвигли Черчилля заняться вопросами внешней политики. Из идей и информации, полученной у военных специалистов, Черчилль составил меморандум о «военных аспектах континентальной проблемы» и вручил его премьер-министру. Этот документ был несомненным успехом Черчилля. Он свидетельствовал о том, что Черчилль, обладая весьма скромным военным образованием, которое дала ему школа кавалерийских офицеров, смог быстро и профессионально разобраться в ряде важных военных вопросов.
    В октябре 1911 года премьер-министр Асквит предложил Черчиллю пост Первого лорда Адмиралтейства, и 23 октября он был официально назначен на эту должность.
    Первый лорд Адмиралтейства[править | править код]

    Формально переход в Адмиралтейство был понижением — министерство внутренних дел считалось одним из трёх наиболее важных правительственных учреждений. Тем не менее Черчилль без колебаний принял предложение Асквита, флот, всегда бывший одним из важнейших инструментов британской геополитики, в этот период проходил одну из крупнейших модернизаций в своей истории.
    Гонка морских вооружений, начавшаяся на рубеже XIX—XX веков, и ускорившаяся после спуска на воду первого дредноута в 1906 году, впервые за долгое время создала ситуацию, когда превосходству британского флота, как количественному, так и качественному, стали угрожать не только традиционные соперники Германия и Франция, но и США.
    Расходы на военно-морские силы были самой крупной затратной статьёй британского бюджета. Черчиллю было поручено проведение реформ при одновременном повышении эффективности затрат. Инициированные им перемены были весьма масштабны: организован главный штаб ВМС, учреждена морская авиация, спроектированы и заложены военные корабли новых типов. Так, по первоначальным планам, кораблестроительная программа 1912 года должна была составлять 4 улучшенных линкоров типа «Айрон Дьюк». Однако новый Первый Лорд Адмиралтейства приказал переработать проект под главный калибр 15 дюймов, при том, что проектные работы по созданию таких орудий ещё даже не были завершены. В результате были созданы весьма удачные линкоры типа «Куин Элизабет», служившие в КВМФ Великобритании до 1948 года.
    Одним из важнейших решений стал перевод военного флота с угля на жидкое топливо. Несмотря на очевидные преимущества, морское ведомство в течение длительного времени выступало против этого шага, по стратегическим соображениям — богатая углём Британия совершенно не имела запасов нефти. Для того, чтобы перевод флота на нефть стал возможен, Черчилль инициировал выделение 2,2 млн фунтов на приобретение 51 % пакета Англо-Иранской нефтяной компании. Помимо чисто технических аспектов, решение имело далеко идущие политические последствия — регион Персидского залива стал зоной стратегических интересов Великобритании. Председателем Королевской комиссии по переводу флота на жидкое топливо был выдающийся британский адмирал лорд Фишер. Совместная работа Черчилля и Фишера окончилась в мае 1915 года ввиду категорического несогласия последнего с высадкой на Галлиполи.
    Первая мировая война[править | править код]

    Великобритания официально вступила в Первую мировую войну 3 августа 1914 года, но уже 28 июля, в день, когда Австро-Венгрия объявила войну Сербии, Черчилль приказал флоту выдвинуться на боевые позиции у берегов Англии, разрешение на это было получено у премьер-министра задним числом.
    5 октября Черчилль прибыл в Антверпен и лично возглавил оборону города, который бельгийское правительство предлагало сдать немцам. Несмотря на все усилия, город пал 10 октября, погибло 2500 солдат. Черчилля обвиняли в неоправданной трате ресурсов и жизней, хотя многие отмечали, что оборона Антверпена помогла удержать Кале и Дюнкерк[11].
    В качестве председателя «Комиссии по сухопутным кораблям» Черчилль принял участие в разработке первых танков и создании танковых войск.
    В 1915 году он стал одним из инициаторов Дарданелльской операции, закончившейся катастрофически для союзных войск и вызвавшей правительственный кризис. Ответственность за фиаско Черчилль в значительной степени взял на себя, и когда было сформировано новое, коалиционное правительство, консерваторы потребовали его отставки с поста первого лорда Адмиралтейства. В течение нескольких месяцев он занимал должность-синекуру канцлера герцогства Ланкастерского, а 15 ноября подал в отставку и отправился на Западный Фронт, где в звании подполковника командовал 6-м батальоном Шотландских Королевских Фузилёров, изредка наведываясь в парламент для участия в дебатах. В мае 1916 он сдал командование и окончательно вернулся в Англию. В июле 1917 года был назначен министром вооружений, а в январе 1919военным министром и министром авиации. Он стал одним из архитекторов так называемого «Десятилетнего установления»[en] — доктрины, согласно которой военное строительство и военный бюджет должны планироваться исходя из установки, что Англия не будет вовлечена в крупные конфликты в течение десяти лет после окончания войны.
    Черчилль был одним из главных сторонников и основных инициаторов интервенции в Россию, заявив о необходимости «задушить большевизм в колыбели». Хотя интервенция не пользовалась поддержкой премьер-министра, Черчиллю, благодаря тактике политического маневрирования между различными группировками в правительстве и затягиванию времени, удалось оттянуть вывод британских войск из России до 1920 года.
    Межвоенный период[править | править код]

    Возвращение в Консервативную партию[править | править код]

    В 1921 году Черчилль был назначен Министром по делам колоний, в этом качестве подписал Англо-ирландский договор, согласно которому было создано Ирландское Свободное государство. В сентябре консерваторы вышли из правительственной коалиции, и на выборах 1922 года Черчилль, баллотируясь от Либеральной партии, потерпел поражение в округе Данди. Также неудачей закончилась попытка пройти в парламент от Лестера в 1923 году, после чего он баллотировался уже как независимый кандидат, сначала безуспешно на довыборах от Вестминстерского округа (причём противостоя официальному консервативному кандидату, но при поддержке части Консервативной партии, желавшей его срочного возвращения от политически тонущих либералов), и только на выборах 1924 года он сумел вернуть себе место в Палате общин. На следующий год он официально присоединился к Консервативной партии.
    Канцлер казначейства[править | править код]

    В 1924 году Черчилль довольно неожиданно для себя получил вторую должность в государстве — Канцлера казначейства в правительстве Стэнли Болдуина. На этом посту, не обладая ни склонностью к финансовым вопросам, ни желанием их упорно и настойчиво изучать, как он это делал часто в других случаях, а потому будучи крайне подверженным влиянию советников, Черчилль руководил неудачным возвращением британской экономики к золотому стандарту и повышением ценности фунта стерлингов до довоенного уровня. Действия правительства привели к дефляции, удорожанию британских экспортных товаров, введению промышленниками соответствующей экономии на зарплатах, экономическому спаду, массовой безработице и, как следствие, к всеобщей забастовке 1926 года, которую государственным органам с заметным трудом удалось раздробить и остановить.
    Политическая изоляция[править | править код]

    После поражения консерваторов на выборах 1929 года Черчилль не стал добиваться избрания в руководящие органы партии в связи с разногласиями с лидерами консерваторов по вопросам торговых тарифов и независимости Индии. Когда Рамсей Макдональд сформировал коалиционное правительство в 1931 году, Черчилль не получил предложения войти в кабинет.
    Последующие несколько лет он посвятил литературным трудам, наиболее значимым произведением того периода считается «Мальборо: его жизнь и время» (англ. Marlborough: His Life and Times) — биография его предка Джона Черчилля, 1-го герцога Мальборо.
    В парламенте он организовал так называемую «группу Черчилля» — небольшую фракцию в составе консервативной партии. Фракция выступала против предоставления независимости и даже статуса доминиона Индии, за более жёсткий внешнеполитический курс, в частности за более активное противодействие перевооружению Германии.
    В предвоенные годы он жёстко критиковал политику умиротворения Гитлера, проводимую правительством Чемберлена.
    Вторая мировая война[править | править код]

    См. также: Великобритания во Второй мировой войне
    Возвращение в правительство[править | править код]

    1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу — началась Вторая мировая война. 3 сентября в 11 часов утра в войну официально вступило Соединённое Королевство, а в течение 10 дней и всё Британское Содружество. В тот же день Уинстону Черчиллю было предложено занять пост Первого Лорда Адмиралтейства с правом голоса в Военном Совете. Существует легенда, что узнав об этом, корабли КВМФ Великобритании и военно-морские базы обменялись сообщением с текстом: «Уинстон вернулся». Хотя документальных свидетельств, что данное сообщение действительно было отправлено, до сих пор не обнаружено.
    Несмотря на то, что на суше после поражения польской армии и капитуляции Польши активных боевых действий не велось, шла так называемая «странная война», боевые действия на море практически сразу перешли в активную фазу.
    Премьер-министр[править | править код]

    7 мая 1940 в Палате общин состоялись слушания, посвящённые поражению в Битве за Норвегию, на следующий день состоялось голосование по вопросу доверия правительству. Несмотря на полученный формальный вотум доверия, Чемберлен решил подать в отставку, в связи с острой критикой, которой подверглась политика кабинета, и небольшим (81 голос) перевесом при голосовании. Наиболее подходящими кандидатами считались Черчилль и лорд Галифакс. 9 мая на встрече, в которой приняли участие Чемберлен, Черчилль, лорд Галифакс и парламентский организатор правительства Дэвид Маргессон[en], Галифакс отказался от должности, и 10 мая 1940 года Георг VI официально назначил Черчилля премьер-министром. Черчилль получил эту должность не как лидер партии, победившей на выборах, а в результате стечения чрезвычайных обстоятельств.

    Немецкие почтовые марки-карикатуры на Черчилля. 19401944

    Многие историки и современники считали важнейшей заслугой Черчилля его решимость продолжать войну до победы, несмотря на то, что ряд членов его кабинета, включая министра иностранных дел лорда Галифакса, выступали за попытку достижения соглашений с гитлеровской Германией. В своей первой речи, произнесённой 13 мая в Палате общин в качестве премьер-министра, Черчилль сказал:
    Мне нечего предложить [британцам] кроме крови, тяжкого труда, слёз и пота.
    Оригинальный текст (англ.)[показать]

    В качестве одного из первых шагов на посту премьера Черчилль учредил и занял пост Министра обороны, сосредоточив в одних руках руководство военными действиями и координацию между флотом, армией и ВВС, подчинявшимися до того разным министерствам.
    В начале июля началась Битва за Британию — массовые налёты немецкой авиации, первоначально на военные объекты, в первую очередь аэродромы, а затем целями бомбардировок стали и английские города.
    Черчилль предпринимал регулярные поездки на места бомбёжек, встречался с пострадавшими, с мая 1940 по декабрь 1941 года он выступил по радио 21 раз, его выступления слышали более 70 процентов британцев[11]. Популярность Черчилля как премьера была беспрецедентно высока, в июле 1940 года его поддерживало 84 процента населения, и этот показатель сохранился практически до конца войны[11].
    Антигитлеровская коалиция[править | править код]

    См. также: Антигитлеровская коалиция

    12 августа 1941 года на борту линкора «Принц Уэльский» проходит совещание Черчилля и Рузвельта. В течение трёх дней политики выработали текст Атлантической хартии.
    15 августа 1941 года Черчилль и Рузвельт обещали Сталину предоставить СССР максимум материалов, которые срочно нужны[12].
    13 августа 1942 года Черчилль прилетел в Москву для встречи со Сталиным, и подписания антигитлеровской хартии.
    1943Тегеранская конференция.
    С 9 по 19 октября 1944 Черчилль находится в Москве на переговорах со Сталиным, которому предложил разделить Европу на сферы влияния, однако советская сторона, судя по стенограмме переговоров, отклонила эти инициативы, посчитав британские предложения для СССР недостаточными.
    Основная статья: Соглашение о процентах
    1945Ялтинская конференция.

    Российская почтовая марка 1995 года, посвящённая 50-летию Ялтинской конференции

    1945Потсдамская конференция.
    После войны[править | править код]

    Когда близкая победа над Германией стала очевидной, жена и близкие советовали Черчиллю уйти на покой, оставив политическую деятельность на вершине славы, но он принял решение участвовать в выборах, которые были назначены на май 1945 года. К окончанию войны на первый план вышли экономические проблемы, хозяйство Великобритании понесло тяжёлый урон, вырос внешний долг, осложнились отношения с заморскими колониями. Отсутствие чёткой экономической программы и неудачные тактические ходы во время избирательной кампании (в одном из выступлений Черчилль заявил, что «лейбористы, придя к власти, будут вести себя как гестапо») привели к поражению консерваторов на выборах, прошедших 5 июля. 26 июля, сразу после объявления результатов голосования, он подал в отставку; при этом он официально порекомендовал королю в качестве преемника Клемента Эттли и отказался от награждения орденом Подвязки (сославшись на то, что избиратели уже наградили его «Орденом Башмака»)[7]. 1 января 1946 года король Георг VI вручил Черчиллю почётный орден Заслуг.
    После поражения на выборах Черчилль официально возглавил оппозицию, но фактически был неактивен и нерегулярно посещал заседания палаты. При этом он интенсивно занялся литературной деятельностью; статус мировой знаменитости помог заключить ряд крупных контрактов с периодическими изданиями — такими, как журнал Life, газеты Daily Telegraph и New York Times, — и рядом ведущих издательств. В этот период Черчилль начал работать над одним из главных мемуарных трудов — «Вторая мировая война», первый том которого поступил в продажу 4 октября 1948 года.
    5 марта 1946 года в Вестминстерском колледже[en] в Фултоне (штат Миссури, США) Черчилль произнёс ставшую знаменитой фултонскую речь, которую принято считать точкой отсчёта «холодной войны».
    19 сентября, выступая в Цюрихском университете, Черчилль произнёс речь, где призвал бывших врагов — Германию, Францию и Британию — к примирению и созданию «Соединённых Штатов Европы».
    В 1947 году в частном разговоре предложил сенатору Стайлзу Бриджу уговорить президента США Гарри Трумэна нанести превентивный ядерный удар по СССР, который «стёр бы с лица земли» Кремль и превратил бы Советский Союз в «малозначительную проблему». В противном случае, по его мнению, СССР бы напал на США уже через 2-3 года после получения атомной бомбы[13][14][15]. Высказывание, известное с 1966 года[13], приобрело популярность в 2014 году, после выхода в свет книги журналиста Томаса Майера «Когда львы рыкают»[16]. Как отмечает изучающий Черчилля историк Р. Лангворт[en], Черчилль никогда не делал формального предложения бомбить СССР, а его привычка подбрасывать идею собеседнику, чтобы проверить его реакцию, не должна характеризовать саму идею даже глаголом «хотел»[13].
    В августе 1949 года Черчилль перенёс первый микроинсульт, а через пять месяцев во время напряжённой избирательной кампании 1950 года, когда он начал жаловаться на «туман в глазах», личный врач поставил ему диагноз «спазм мозговых сосудов».
    В октябре 1951 года, когда Уинстон Черчилль вновь стал премьер-министром, в возрасте 76 лет состояние его здоровья и способность выполнять свои обязанности внушали серьёзные опасения. Его лечили от сердечной недостаточности, экземы и развивающейся глухоты. В феврале 1952 года он, по-видимому, пережил ещё один инсульт и на несколько месяцев утратил способность связно говорить. В июне 1953 года приступ повторился, его на несколько месяцев парализовало на левую сторону. Несмотря на это, Черчилль категорически отказался подать в отставку или хотя бы перейти в Палату лордов, сохранив за собой должность премьера только номинально.
    6 февраля 1952 года скончался король Великобритании Георг VI. На трон взошла его старшая дочь Елизавета. 30 октября 1952 года Великобритания провела первые ядерные испытания, став третьей, после США и СССР, ядерной державой.
    24 апреля 1953 года королева Елизавета II пожаловала Черчиллю членство в рыцарском ордене Подвязки, что дало ему право на титул «сэр».
    В 1953 году Черчиллю была присуждена Нобелевская премия по литературе («За высокое мастерство произведений исторического и биографического характера, а также за блестящее ораторское искусство, с помощью которого отстаивались высшие человеческие ценности»; при этом интересен тот факт, что в этот год на рассмотрение Нобелевского комитета были представлены две кандидатуры — сам Уинстон Черчилль и Эрнест Хемингуэй; предпочтение было отдано британскому политику, а огромный вклад Хемингуэя в литературу был отмечен годом позже[17]).
    В октябре 1954 года было торжественно отмечено 80-летие со дня рождения Уинстона Черчилля, в честь чего был устроен торжественный банкет в Букингемском дворце[источник не указан 581 день].
    5 апреля 1955 года Черчилль подал в отставку по возрасту и состоянию здоровья с поста премьер-министра Великобритании (6 апреля правительство возглавил Энтони Иден)[18][19].
    27 июля 1964 года в последний раз присутствовал на заседании палаты общин.
    Смерть и похороны[править | править код]


    Траурный поезд Черчилля


    Могила Черчилля на кладбище церкви Святого Мартина, Блейдон

    Черчилль умер 24 января 1965 года от инсульта. План его погребения, получивший кодовое название «Hope not», разрабатывался на протяжении многих лет[20]. Королева Елизавета II и службы Букингемского дворца взяли организацию похорон в свои руки и отдавали распоряжения, согласуя свои действия с Даунинг-стрит и советуясь с семьёй Уинстона Черчилля. Было решено организовать государственные похороны[en]. Этой чести за всю историю Великобритании до Черчилля было удостоено лишь десять выдающихся людей, не являвшихся членами королевской фамилии, среди которых были физик Исаак Ньютон, адмирал Нельсон, герцог Веллингтон, политик Гладстон.
    Похороны Черчилля стали крупнейшими по масштабу государственными похоронами за всю историю Великобритании. В течение трёх дней был открыт доступ к гробу с телом покойного, установленный в Вестминстер-холле ─ старейшей части здания английского парламента. 30 января в 9:30 началась церемония похорон. Гроб, покрытый государственным флагом, поставили на лафет (это был тот самый лафет, на котором в 1901 году везли останки королевы Виктории), который везли 142 матроса и 8 офицеров военно-морских сил Великобритании. За гробом шли члены семьи усопшего: леди Черчилль, закутанная в чёрные покрывала, дети — Рэндольф, Сара, Мэри и её муж Кристофер Соумс, внуки. Мужчины шли пешком, женщины ехали в каретах, запряжённых каждая шестёркой гнедых, которыми правили кучера в алых ливреях. Вслед за семьёй с огромным барабаном впереди следовали кавалерия конной гвардии в парадных мундирах, музыканты артиллерийского оркестра в красных киверах, представители британского морского флота, делегация от лондонской полиции. Участники процессии продвигались очень медленно, делая не более шестидесяти пяти шагов в минуту. Оркестр британских военно-воздушных сил, возглавлявший шествие, играл траурный марш Бетховена. На пути следования процессии порядок поддерживали семь тысяч солдат и восемь тысяч полисменов[20].
    Траурная процессия, достигавшая полутора километров в длину, проследовала через всю историческую часть Лондона, сначала от Вестминстера до Уайтхолла, затем от Трафальгарской площади до собора Святого Павла и оттуда — до лондонского Тауэра. В 9:45, когда траурная процессия достигла Уайтхолла, Биг-Бен пробил в последний раз и замолчал до полуночи. В Сент-Джеймсском парке с интервалом в одну минуту было произведено девяносто орудийных залпов — по одному на каждый год жизни покойного[20].
    Через Трафальгарскую площадь, Стрэнд и Флит-стрит траурная процессия проследовала к собору Святого Павла, где состоялась панихида, на которой присутствовали представители 112 стран. В собор прибыла королева Елизавета II и вся королевская семья: королева-мать, герцог Эдинбургский, принц Чарльз, а также первые лица королевства: архиепископ Кентерберийский, епископ Лондонский, архиепископ Вестминстерский, премьер-министр Гарольд Вильсон, члены правительства и командование вооружённых сил страны[20].
    На церемонию прибыли представители 112 стран, многие страны были представлены главами государств и правительств, в том числе президент Франции де Голль, западногерманский канцлер Эрхард, только КНР не направила своего представителя. Советский Союз представляла делегация в составе заместителя Председателя Совета Министров СССР К. Н. Руднева, маршала Советского Союза И. С. Конева и посла СССР в Великобритании А. А. Солдатова. Похороны транслировались многими телевизионными компаниями, в Европе трансляцию смотрело 350 миллионов человек, в том числе 25 миллионов в Великобритании; только телевидение Ирландии не вело трансляции в прямом эфире[21].
    В соответствии с пожеланием политика он был похоронен в фамильном захоронении семьи Спенсер-Черчилль на кладбище церкви Святого Мартина в Блейдоне, близ Бленхеймского дворца — места его рождения. Церемония погребения прошла по сценарию, заранее написанному самим Черчиллем. Погребение совершилось в узком кругу семьи и нескольких очень близких друзей. При въезде в Блейдон катафалк встретили мальчики из окрестных селений, каждый из них нёс по огромной свече. Пастор приходской церкви отслужил литию, после чего гроб был опущен в могилу, на которую возложили венок из роз, гладиолусов и лилий, собранных в соседней долине. Надпись, сделанная от руки на ленте венка, гласила: «От благодарной Родины и Британского содружества наций. Елизавета Р».
    В 1965 году в Вестминстерском аббатстве был возведён памятник Черчиллю работы Рейнольдса Стоуна[en][22].
    Награды[править | править код]

    Великобритания


    Иностранные

    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



  2. #2
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    144,961

    По умолчанию

    Как Уинстон Черчилль стал долгожителем



    Уинстон Черчилль прожил чрезвычайно насыщенную и долгую жизнь (30 ноября 1874 г. — 24 января 1965 г.). 90 лет — возраст долгожителя, но ведь широко известны традиционные портреты Черчилля: неизменная сигара, двойной подбородок, обрюзгшая фигура. К тому же — пристрастие к армянскому коньяку, привычка работать по ночам и стремление двигаться как можно меньше. Короче говоря, это типичный портрет человека, который ведет образ жизни, не совместимый с нашими представлениями о долголетии и надежном здоровье. И все-таки было же нечто, способствовавшее жизни длиной в 90 лет. Что?
    Интересно разобраться. Но очень трудно, так как Черчилль, один из самых почитаемых людей Великобритании, столь уникален, что вычленять какие-то черты его цельной и сложной натуры, которые можно было бы проанализировать с позиций ювенологии или геронтологии, почти невозможно.
    Что же касается подробностей жизни этого человека, которые мы упоминаем здесь, то они взяты из автобиографии самого Черчилля, а также из работ наших историков, и прежде всего В. Труханоеского.
    Мне кажется, что исследование биографий долгожителей с точки зрения геронтолога позволит найти много новых факторов долгожительства, проверенных временем и личным опытом.
    Итак, отец Уинстона Черчилля был третьим сыном седьмого герцога Мальборо. Кроме собственно королевской семьи в Англии было не более двадцати семей королевской крови и среди них Мальборо считались десятыми по старшинству.
    Новорожденный, хотя и появился на свет семимесячным, был весьма энергичен. Уинстон рос, по существу не зная своих родителей (они посвятили себя светской жизни), и все больше и больше привязывался к няне — мисс Эверест, которую горячо любил. Впоследствии, уже будучи крупным государственным деятелем, Черчилль держал портрет няни у себя в кабинете.
    Черчилль рос крепким, но не очень-то красивым ребенком, У мальчика были серьезные дефекты речи: он заикался и шепелявил. Вместе с тем он был страшным болтуном и говорил не переставая, с тех пор как научился произносить слова. Уинни {так его называли даже в преклонном возрасте) отличался чрезмерной самоуверенностью и упрямством. Эти качества усиливались по мере того, как мальчик подрастал.
    С малых лет Черчилль обнаружил полнейшее нежелание учиться так, как учатся все дети. Он обладал великолепной памятью, но усваивал очень легко и быстро лишь то, что его интересовало.
    Все, что Уинстону не нравилось, он категорически не желал учить. Впоследствии он сам признавал, что был до крайности плохим учеником. Невзлюбив цифры с самых первых дней учебы, он так никогда и не примирился с математикой. Он терпеть не мог классические языки и за многие годы учебы усвоил из греческого и латинского лишь алфавит, да и то не очень твердо.
    В семь лет его отдали в закрытую, фешенебельную подготовительную школу в Аскоте. Уинстон, уже проявивший свое необычайное упрямство, обнаружил полнейшее нежелание считаться с жесткими правилами дисциплины, которые с большим усердием насаждались воспитателями. В те времена самых строптивых пороли раз в неделю и, естественно, Уинстон не замедлил получить свою порцию розог. Для него это было большим потрясением. На многие годы он сохранил ненависть к школе и воспитателю, который его выпорол.
    Здоровье в школе у него не было крепким и его, по совету врачей, несколько раз переводили из одного учебного учреждения в другое. В школах он был одним из самых плохих учеников, его считали тупым и неспособным, но биографы сходятся на том, что объясняется это лишь его безграничным упрямством.
    Неудачи Уинстона в школе глубоко огорчали родителей, потому что при такой учебе было трудно мечтать о серьезной карьере.
    Сам Уинстон решил быть военным и стал готовиться к экзаменам в известное английское военное училище Сэндхерст, куда он поступил лишь с третьего раза, в августе 1893 года. Перед этим он упал с дерева, получил тяжелое сотрясение мозга, три дня не приходил в сознание и лишь через три месяца начал подниматься с постели. Для восстановления здоровья потребовался год.
    Итак, знаний Уинстона хватило лишь для того, чтобы поступить в кавалерийскую школу, где он почувствовал себя наконец-то хорошо. Здесь его ум особенно не утруждали ненавистными предметами. Правда, он читал много книг по военному делу. Большое удовольствие доставляли ему занятия на плацу для верховой езды, Любовь к лошадям он сохранил на всю жизнь.
    Однако с первых дней пребывания в училище стало ясно, что рутинная служба в армии с медленным и последовательным прохождением всех ступеней военной карьеры не для него. Его натура не принимала медленного продвижения вперед. Черчилль был чрезвычайно честолюбивым человеком, ему не терпелось как можно скорее добиться влияния и власти. Бесцеремонно расталкивая соперников локтями, не скрывая того, что он считает их ниже себя, он наживал себе много врагов.
    Уинстон мечтал о военных действиях, но на горизонте не было ничего подобного. В 1895 году наконец началась гражданская война на Кубе, и друзья родителей организовали ему с другом нечто вроде командировки — ему поручалось выяснить качество новых испанских пуль. Направляясь на Кубу, он устроился военным корреспондентом в «Дэйли график». Деньги всегда играли для него важную роль. Он начал сколачивать состояние еще до того, как всерьез стал заниматься политикой. На Кубе Черчилль пристрастился к гаванским сигарам и перенял у испанцев привычку отдыхать в постели среди дня, которой он придерживался всю жизнь. К тому же он обладал счастливым даром немедленно засыпать, как только его голова касалась подушки, и пользовался этой привычкой ежедневно. Поэтому, отдохнув днем, мог работать допоздна. В шутливой форме Черчилль пропагандировал идею дневного сна среди своих коллег, но, как свидетельствуют его мемуары, нашел мало последователей. Пожалуй, следует отметить, что ему пытался подражать президент США Джон Кеннеди, для которого Черчилль был просто исполинской фигурой, достойной всяческого восхищения. Кеннеди перенял и эту привычку Черчилля — около часа днем проводить в постели — и неукоснительно ей следовал.
    Весной 1896 года его полк был направлен в Индию. Там с ним произошел несчастный случай — он вывихнул правое плечо. Впоследствии травма часто напоминала о себе, и Черчилль мог пользоваться правой рукой весьма ограниченно. Свободные от службы и спорта часы он посвящал главным образом чтению. Он вдруг понял, что из-за вздорности характера получил очень плохое образование, а для осуществления честолюбивых замыслов необходим хотя бы какой-то минимум знаний.
    Мать с удовольствием шлет ему из Англии посылку за посылкой с трудами Платона и Шопенгауэра, Мальтуса и Дарвина. Позже он вспоминал, что по 4-5 часов в день читал книги по истории и философии. Трудолюбие, огромная работоспособность, умение концентрировать внимание и волю на решении избранной задачи — все это позволило ему сравняться в интеллектуальном отношении с людьми, имевшими университетское образование.
    Особенно интересовала Черчилля история, а из историков он подпал под влияние Гиббона, помпезный, высокопарный и величественный слог которого оказал сильнейшее влияние на формирование стиля его письма. Отметим, что литературный стиль Черчилля считается эталонным в современной Англии.
    Даже самые благожелательные биографы Черчилля сходятся на том, что честолюбие было главным стимулом его деятельности.
    Ради него он отказывался от многих удовольствий.
    Всю жизнь Черчилль придерживался убеждения, что историю делают выдающиеся личности, герои. Из этой посылки он исходил и в политике, и при работе над своими многочисленными книгами. Он считал, что судьба предназначила ему выдающуюся роль. Практически с 1900 года, когда его избрали в парламент от консервативной партии, он не сходил с политической арены Англии.
    Черчилль был великолепным оратором, особенно в зрелом возрасте. Он всегда говорил лучше, чем писал. Его речи были сильны не столько глубиной мысли и логикой, сколько эмоциональным воздействием на слушателей. Правда, это стоило ему больших усилий. Прежде всего необходимо было преодолеть дефекты речи, от одного из них он не смог избавиться до конца своей жизни — он не выговаривал букву «с».
    В английском парламенте чтение речей по бумажке считалось дурным тоном, поэтому Черчиллю приходилось заучивать несколько вариантов речей наизусть. Он всегда писал свои речи сам. Более того, он делал это с большим удовольствием, обнаруживая величайшее усердие и трудолюбие.
    Не проявляя большого интереса ни к женщинам, ни к светским развлечениям, он весь отдавался работе—постоянно что-то читал или писал. Современники вспоминают, что он работал даже в гостях, используя каждую свободную минуту.
    15 августа 1908 года появилось сообщение о его помолвке с 23-летней Клементиной Хозье из известной аристократической семьи. Она была красива, образованна, знала несколько языков, обладала тонким умом и чувством юмора, питала живой интерес к политике. Не может быть никаких сомнений в том, что с обеих сторон это был брак по любви. Биографы Черчилля отмечают, что ему часто везло в жизни, но больше всего повезло с женитьбой. Черчилль как-то признался: «Я женился в сентябре 1908 года и жил с тех пор счастливо». Этим он в значительной степени обязан уму и такту Клементины. Характер у Черчилля был чрезвычайно трудным, и ей приходилось нелегко, хотя она никогда этого не показывала. Клементина не пыталась обуздывать своего мужа, исправлять его недостатки или улучшать его характер, как это сделала бы на ее месте менее умная женщина. Она не ворчала, не придиралась к Уинстону. Она принимала его таким, каким он был, и сумела сделать себя необходимой для него и в час неудачи, и в пору большого успеха. Они не проводили много времени вместе: для этого он был слишком занят. Клементина никогда не навязывала ему своего мнения, но очень часто в комнатах звучало его зычное: «Клемми!». Это означало, что он хотел о чем-то спросить жену, посоветоваться с ней.
    Ведение дома лежало целиком на ее плечах, и она делала это так, чтобы Черчилль был доволен и ничто его не раздражало. Однажды Клементина Черчилль дала группе девушек совет, как им следует обращаться с мужьями. «Никогда, — говорила она, — не принуждайте мужа соглашаться с вами. Вы добьетесь большего, если будете спокойно придерживаться своих убеждений. И даже это необходимо делать тактично». Таково абсолютное правило счастливой и долгой семейной жизни.
    Клементина была верным помощником своего мужа. Она всегда деятельно участвовала в проведении избирательных кампаний и в случае необходимости успешно выступала перед избирателями. Ей досталась нелегкая роль в жизни, но, несомненно, она играла ее с достоинством и обаянием, Она умерла в возрасте 92 лет. Супруги счастливо прожили вместе 56 лет. У четы Черчиллей было четверо детей — три девочки и сын, и уик-энд они обычно проводили всей семьей за городом, в Чартвеле. Уинстон всегда любил играть с детьми — в нем самом было много мальчишеского.
    Кроме того, Черчилль проявлял интерес к хозяйству — сам сложил длинную стену и коттедж, сделал бассейн с обогревом, развел рыбу в пруду, свиней. Любил ездить верхом. Занимался живописью.
    Позже, когда Черчилля избрали премьер-министром (1940 г.) и большой вклад в победу над Германией сделал его национальным героем, распорядок его жизни несколько изменился.
    Обычно в пятницу во второй половине дня он уезжал из Лондона в официальную загородную резиденцию премьер-министра—в Чекере, где прежде всего принимал ванну. Биографы рассказывают, что он очень любил купаться. Искупавшись, Черчилль надевал нечто вроде комбинезона с многочисленными застежками-молниями, специально им придуманный. Он выходил в этом костюме к обеду, совершенно не считаясь с тем, как одеты гости. После обеда он удалялся на несколько минут в свою комнату и вскоре представал перед гостями в ярком восточном халате, в котором обычно смотрел фильм. Черчилль очень любил кино. После окончания сеанса он уходил к себе наверх, вызывал секретарей и занимался делами зачастую до трех или четырех часов утра. Характерно, что, несмотря на огромную загруженность, Черчилль в это время чувствовал себя как никогда бодрым и здоровым, имел прекрасный аппетит, выглядел в 67 лет более молодым и подвижным, чем до войны. Он всегда строго придерживался своего режима дня. Даже во время войны существовал категорический приказ Черчилля не будить его ранее 8 часов. Исключение допускалось лишь в случае высадки немцев в Англии. Обычно он просыпался около 8 часов и, лежа в постели, прочитывал газеты, телеграммы и другие срочные материалы.
    На протяжении всей своей политической жизни Уинстон Черчилль всегда торопился. Когда его спрашивали, почему он так спешит, почему ему не терпится добиться результата во всем немедленно, он отвечал, что не надеется прожить на свете дольше своего отца, но сделать ему надо больше. Вышло, однако, так, что Уинстон прожил ровно в два раза дольше, чем его отец. Как-то Черчилля спросили, каким образом ему удалось при такой интенсивной, насыщенной делами и событиями жизни достичь столь преклонного возраста. Он ответил: «Я никогда не стоял, когда можно было сидеть, и никогда не сидел, когда можно было лежать». Отбросив шуточную афористичность этого высказывания, можно отметить, что речь идет о расслаблении, польза которого единодушно провозглашается всеми восточными долгожителями. Может быть, следует к этому высказыванию отнестись серьезнее?
    Черчилль писал, что страх и ненависть относятся к числу худших качеств человеческой натуры. Сам он был, бесспорно, очень храбрым человеком — как во фронтовых условиях, так и в многочисленных политических баталиях. «Война, — говорил Черчилль, — это игра, которую надо вести с улыбкой на лице».
    После политики любимейшим занятием для него был литературный труд. В 1923-1931 годах он написал шеститомное капитальное исследование «Мировой кризис». В 1933 году приступил к написанию другого шеститомного труда — «Жизнь Мальборо», посвященного его предку, первому Джону Черчиллю, положившему начало роду герцогов Мальборо. Очень немногие авторы в двадцатом столетии заработали больше денег своими книгами, чем Черчилль. Результатом его литературной деятельности явилась Нобелевская премия (1953) —прежде всего за «Историю второй мировой войны» в шести томах.
    Черчилль работал быстро и продуктивно. Он умел концентрировать свои уникальные способности и обширную память на чем-то одном, чем занимался в данную минуту, забывая о всем остальном.
    Последний раз его избрали премьер-министром в 1951 году и он оставался на этом посту до 1955 года (ему исполнился 81 год). В июне 1953 года, на 79-м году жизни, после инсульта у него была парализована левая сторона тела. Но, обладая огромным запасом жизненных сил, Черчилль сумел оправиться от удара, жизненные функции левой стороны тела восстановились, и в октябре он уже выступал перед публикой.
    Итак, что из этой удивительной биографии мы можем отнести к несомненным факторам долголетия? Обратим внимание на то, что изначально у Уинстона Черчилля как будто не было предпосылок для столь долгой жизни: отец умер в 46 лет, среди родственников долгожителей не было. К тому же он родился семимесячным, не отличался идеальным здоровьем, его не обошли, как и почти любого человека, травмы. Стало быть, причины долголетия надо искать в его личных свойствах, в подходе к жизни.
    В геронтологии есть направление, в котором долголетие объясняется психическими качествами человека. Что касается Черчилля, то можно говорить о максимальной реализации заложенных от рождения потенциальных возможностей. Мощная энергия, полученная им от природы, горела в нем ровным сильным пламенем.
    По существу, всю жизнь его натура требовала выхода этой бурной энергии, и он давал ей выход — всегда занимался только тем, что хотел и к чему имел призвание — историей и политикой. Никакие жизненные соблазны (алкоголь, женщины, развлечения) его не интересовали. Он считал это пустой тратой времени.
    Он никогда не копался в себе. Когда его спрашивали, как ему удается избегать рефлексии, он отвечал: «Мне некогда заниматься собой — я работаю».
    Честолюбие не позволяло ему переживать из-за мелких недостатков. Он всю жизнь, например, преодолевал речевые дефекты, но нисколько не страдал по этому поводу. А ведь, как правило, из любых своих недостатков, даже вымышленных, человек создает для себя нишу, где он как бы отгораживается от такого непонятного, а потому и страшного внешнего мира.
    Одно из бесспорных условий долголетия — счастливый брак. Черчиллю удивительно повезло с женой, которая предпочла именно этот очень эгоистичный и необузданный характер и все делала с любовью — как хотелось бы этого ему. Ей жизнь с ним казалась чрезвычайно интересной.
    Уинстон Черчилль женился почти в 34 года. Геронтологами признано, что позднюю женитьбу мужчин можно отнести к факторам долголетия. Абхазские долгожители, например, вступали в брак в среднем в 35 лет. «Чем дольше ты воздерживаешься от половой жизни, тем дольше ты мужчина» — считают они. Подтверждение их правоты можно наблюдать в Америке, где пик сексуальной революции прошел 20-25 лет тому назад и где сейчас миллионы мужчин в возрасте 40-50 лет страдают от импотенции.
    Следует отметить умение Черчилля отдыхать. В кругу любимой семьи он занимался любимыми делами — живописью, кирпичной кладкой, ухаживал за свиньями. Но самая удивительная его особенность — интенсивный умственный труд при максимальной расслабленности. Как уже упоминалось, многовековые традиции восточных оздоровительных систем направлены именно на обучение расслаблению, ибо считается, что только в этом состоянии правильно циркулирует находящаяся в нас жизненная энергия. Возможно, Черчилль нашел свой, адаптированный к современным европейским условиям способ постоянного расслабления. Не менее важна его способность мгновенно засыпать и то значение, которое он придавал сну. По поводу послеобеденного сна обычно ведется много споров. Но любому физиологу известно еще с опытов И.П.Павлова, что переваривание пищи — наиболее сложный для организма процесс, требующий особых физиологических условий. Известно, что любое внешнее напряжение — физические упражнения или умственная работа — нарушает его. Поэтому природой предусмотрен такой простой способ защиты—отдых после еды. «Обед сном золотят», — гласит пословица. Кстати, все абхазские долгожители спят после обеда.
    Теперь нам более понятно, почему такой неординарный человек, как Уинстон Черчилль, ничуть не стремившийся к тому, что сейчас принято называть «здоровым образом жизни», стал долгожителем. Благоприятные обстоятельства, характер, везение, интуиция сделали для него возможным то, что удается людям довольно редко, — наиболее полно осуществить отпущенное природой, предначертанное судьбой.
    Источник: http://www.syktyvkar.ws/articles_med_dolgoletie2.htm
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  3. #3

    По умолчанию

    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до 01.10.2022

Список поступлений от почётных добровольцев



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+