Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 11

Тема: Скоморох

  1. По умолчанию Скоморох

    Выдвинув ящик стола, он непослушными пальцами коснулся холодной стали. Медленно поднес пистолет к виску. Глубоко вздохнул. Зажмурился. Плавно нажал на спуск...

    **
    - Погляди. Два окна в доме напротив светятся. Что они тебе напоминают?
    - А тебе?
    Луна выплыла из-за тучи, осветив верхушки деревьев, что росли во дворе. В такую ночь хорошо было думать о жизни. Или любить...
    - Разве не видишь? Это же глаза! Глаза чудовища!
    - В самом деле? - он обнял её за плечи. - Возможно, ты и права.
    - Хочешь чаю?
    - Я бы еще поспал: завтра трудный день.
    - Уже сегодня, - улыбнулась она.

    Усадьба располагалась на берегу озера. Хозяева приезжали сюда летом, и тогда бывало шумно: шашлыки, музыка...
    С началом сезона дождей всё затихало. Дом с белыми колоннами, казалось, грустил по своим обитателям. В сырые, холодные дни дом никого не ждал. Тем приятнее был сюрприз, когда к каменным ступеням крыльца подъехала большая серая машина. Хлопнула дверь; лакированные ботинки зашагали по мощеной кирпичом дорожке. Дом не верил своему счастью...

    - Вы, Яков, поймите меня правильно, - редактор снял очки, принялся полировать их девственной белизны платочком. - Сейчас ведь как: забыли о тебе, выпал из тренда - всё! Пиши пропало. Мы, конечно, можем переиздать ваши наиболее успешные романы. Но... У вас есть что-то новое?
    Лисицын вздохнул. Редактор ему не нравился.
    - Есть, Дмитрий Юрьевич. Материал, правда, сыроват...
    Лицо человека по другую сторону стола сменило выражение со скучающе-недовольного на слегка удивленное.
    - Спустя два года после выхода "Черных ангелов" у вас появилась свежая идея? Позвольте полюбопытствовать...
    Лисицын заставил себя мысленно закрыть глаза на сарказм в голосе собеседника.
    - Речь идет о семейной легенде... О странных событиях, которые легли в основу этого предания.
    - Так-так?..
    В этот момент зазвонил телефон Лисицына.
    - Извините... Выслушав сообщение, Яков побледнел.
    - Ужас какой... Конечно, немедленно приеду.
    - Что-нибудь случилось? - спросил редактор.
    - Да. Простите, мне нужно уходить.

    Все, что было потом в больнице, Лисицын воспринимал фрагментарно. Цельную картину мешала воссоздать нелепость происходящего.
    Грязно-зеленый кафель стен... Гулкое эхо шагов в коридоре... Врач с его казенным сочувствием... "Мне очень жаль..." Лица людей, которых он знал и для которых стал если еще не своим, то уже не вполне чужим. Так он, по крайней мере, надеялся.
    Худшее, что ему пришлось пережить там - это истерический плач Дарьи. Потому что Марта Аскольдовна не рыдала. Она ушла в себя. Ее брат Евгений Новицкий, дядя Ирины и Дарьи, пытался держаться и даже вносить какой-то элемент здравомыслия в хаос, вызванный свалившимся на всех несчастьем.
    Муж Марты Аскольдовны, Кирилл Семенович, хватался за сердце, прикладывал к глазам несвежий носовой платок, дышал на всех коньячным перегаром.
    Уже потом, оставшись с Дарьей наедине в их съемной квартире, Лисицын и сам заставил подругу выпить почти целый стакан вискаря, уложил ее спать и попытался собрать из кусочков единую картину трагедии.
    Получалось, в тот самый момент, когда он, Лисицын, торчал в издательстве, младшая сестра Дарьи Ирина выбросилась из окна своей квартиры. С девятого этажа... "Скорая" увезла ее в больницу, где она, спустя два часа, скончалась, не приходя в сознание. И ведь именно сегодня он, Яков, собирался поведать редактору о своей идее: написать роман о проклятье семьи Симановских! Совпадение?..

    - Это он...
    Лисицын не сразу понял, кто произнес это. Потом его глаза встретились с глазами Дарьи, опухшими от слёз. Она приподнялась на диване. Прокашлялась.
    - Врач показывал мне ее вещи... Забрать их пока нельзя, следователь не разрешил. Я видела...
    - Что ты видела, Даш?
    - Карточку на цепочке. Такую, вроде визитки... Чуть побольше. Это не ее, не Иры.
    - Что за карточка?
    - Была у нее на шее, когда ее нашли. Там... Скоморох...

    Следователь был вполне себе стереотипный; разве что лампой настольной в лицо не светил.
    - Давно вы знакомы с Дарьей Симановской?
    - Больше года.
    - А с ее погибшей сестрой?
    - Примерно столько же.
    - Не замечали у нее склонности к суициду?
    - Нет, не замечал, - с легким раздражением произнес Яков. - Я ведь не психотерапевт.
    - Ну да, ну да...
    Следователь смотрел куда-то в сторону, в угол кабинета, будто бы там было что-то для него новое и весьма интересное.
    - Вы писатель, верно?
    - Работаю в детективном жанре.
    - Ну да, ну да... Я собираюсь дело закрыть. И уже давно бы это сделал... Но Дарья Симановская утверждает, что это могло быть не самоубийство. Что это за история со скоморохом, которую она рассказала? Я, честно говоря, почти ничего не понял.
    "Оно и не удивительно", - чуть было не вырвалось у Лисицына.
    - Это своего рода семейное предание Симановских. Даша и ее мать верят, что раз в сорок лет с одним или несколькими членами семьи должно случиться несчастье.
    - Раз в сорок лет? - тупо повторил следователь. - Почему?
    - Даша рассказывала: в тысяча девятисотом году ее предок, купец Сигизмунд Симановский, будучи сильно пьян, на ярмарке до смерти забил бродячего артиста-скомороха: купцу показалось, что тот хотел украсть его кошелек. От полиции Сигизмунд вроде откупился и вечером продолжил вместе с приятелями бражничать у себя в усадьбе. А ночью его и собутыльников зарезали. Один из слуг будто бы видел убийцу в костюме скомороха. На месте преступления нашли рисунок - человек в костюме ярмарочного шута. Жена и малолетний сын Сигизмунда были в это время за границей. Через несколько лет вдова скончалась, а сын, Вацлав, примкнул к большевикам. В сороковом году его арестовали. Он, кстати, тогда занимал немалую должность в Генштабе РККА. Не дождавшись приговора, Вацлав повесился и оставил в камере рисунок - изображение скомороха.
    - Кхм! - кашлянул следователь. - Дайте угадаю. В восьмидесятом году сын этого Вацлава тоже покончил с собой, или был убит?
    - Нет. Сына у него не было. Погибла его дочь, Зоя Симановская. В возрасте сорока четырех лет. Кто-то проломил ей голову, когда она возвращалась с работы. На трупе нашли карточку с изображением... -...Скомороха, - нетерпеливо закончил следователь. - Зоя эта, как я понимаю...
    -...Бабушка Даши и Ирины Симановских.

    - Они закроют дело?
    Голос Марты Аскольдовны звучал слабо, и непонятно было, к кому обращен этот ее вопрос. Поскольку Яков последним был у следователя, то он решил, что ответа ждут именно от него.
    - Скорее всего. Они не воспринимают всерьез то, что я рассказал.
    - Но это же очевидно! - воскликнула Дарья. - Бабушку Зою убили в восьмидесятом. А папа... Пропал без вести в двухтысячном. Просто исчез! На столе у него в кабинете осталась эта проклятая карта...
    - Я потом ее сожгла, - едва шевеля губами, выдавила из себя Марта Аскольдовна. - Единственный раз, когда Скоморох... нарушил правила и явился через двадцать лет, не через сорок...
    - Дорогая, успокойся, - мягко попросил ее Кирилл Семенович. - Ты же знаешь, правоохранители мыслят стандартно...
    - Даже чересчур, - язвительно заметил Евгений Аскольдович. - Но в данном случае, похоже, они правы. Ирина страдала перепадами настроения...
    - Дядя! - с упреком произнесла Даша. - У Иры все было в порядке. Ее ценили на работе, она взяла квартиру в ипотеку, встречалась с хорошим парнем...
    - Это Султан-то - хороший парень? - процедил Новицкий. - Сестра, ты согласна с этим мнением?
    Марта Аскольдовна лишь слабо махнула рукой.
    Лисицыну стало неловко. Захотелось встать и уйти. Он ведь еще не стал членом семьи. И не был уверен, что когда-нибудь станет...
    С Султаном Исмаиловым, женихом Ирины, он был знаком шапочно. На похоронах и затем на поминках молодой бизнесмен все больше молчал, время от времени впиваясь в кого-нибудь из присутствующих суровым взглядом. Ясно было одно: полиция не собирается искать мифического убийцу.
    "А я попробую", - решил для себя Лисицын.
    - Даш, можно тебя на минутку? - мягко обратился он к подруге.

    - Понять не могу, что ты хочешь найти, - ворчала Дарья, в то время как Яков осматривал квартиру погибшей Ирины. Полиция даже не сочла нужным ее опечатать.
    - Следы чужого присутствия, - сосредоточенно ответил Лисицын. - Возможно, к Ире кто-то приходил. По версии следователя, она была дома одна. Встала на подоконник, и... А на подоконнике никаких следов... Почти. Смотри, тут вроде краска содрана.
    Дарья пригляделась.
    - Ну и что? А следов нет, так это понятно: она босиком была, когда... Прыгнула.
    - А если не прыгнула? Если кто-то помог ей?
    - Кто?
    Лисицын глянул на Дарью в упор.
    - Тот, кто к ней приходил. Кого она сама впустила. Кто у нее бывал в последнее время?
    Даша пожала плечами.
    - Я бывала. Мама. Кирилл Семенович. Дядя Женя тоже.
    - И Султан..., - задумчиво произнес Лисицын.
    - И Султан, конечно. Он у нее оставался часто. А к чему это ты?..
    - Да так... А скажи-ка... Твоя бабушка, Зоя Вацлавовна, официально ведь замужем не была?
    - Нет. Она родила папу от одного немца из ГДР, он в Союз по обмену опытом приезжал в шестидесятом. Я тебе рассказывала... Забыл, что ли?
    - Как можно забыть человека с таким необычным именем - Теодор Францевич, и с фамилией Симановский? Ну что, пойдем? Если тут кто и был, то следы замести успел. Это наводит на кое-какие мысли...

    - Здравствуйте, Даша!
    Дарья подняла голову от ноутбука. На пороге ее комнатки стоял начальник службы безопасности Гуляев.
    - Здравствуйте, Павел Вадимович...
    В присутствии этого человека ее почему-то всегда охватывала некоторая робость. Хотя относился он к ней по-доброму. Впрочем, как и ко всем девушкам из персонала банка.
    - Вы разрешите?..
    - Конечно! Присаживайтесь.
    - Благодарю.
    Гуляев опустился на стул.
    - Как вы, Даша? Директор же дал вам две недели за счет фирмы.
    - Дома еще хуже, Павел Вадимович. Не знаю, куда себя деть. Да и мама переживает... Не могу на это смотреть.
    - Понимаю. А пойдемте-ка, кофейку попьем.
    Они поднялись на лифте в небольшой зал, где сотрудники обычно проводили обеденный перерыв. Гуляев, поколдовав у кофе-машины, вернулся к их столику с двумя стаканчиками Капуччино.
    - Поговорите со мной, Даша, - предложил Павел Вадимович. - Легче станет, обещаю.
    Дарья неуверенно улыбнулась...
    И сама не заметила, как рассказала этому спокойному, седовласому человеку все о недавних событиях.
    - Семейное проклятье? Знаете, Даша - я в такие вещи не слишком верю. Скоморох... Надо же... А полиция, значит, настаивает на версии суицида?
    Даша уныло покивала.
    - Ваш молодой человек... Яков, кажется?.. Он считает, в этом есть какой-то смысл?
    - Да... Он ведь детективы пишет. В последнее время, правда, у него что-то вроде творческого кризиса.
    Гуляев нахмурился.
    - Я вот о чем подумал. А что, если Яков прав? Если кто-то просто использовал семейное предание для того, чтобы расправиться с вашей сестрой?
    Даша невольно отшатнулась, прикрыв рукою рот.
    - Но ведь... О предании знают лишь члены семьи. Мама, дядя Евгений... Мой отчим, Кирилл Семенович. Ну, и... Яков. Теперь вот вы.
    - И больше никто?
    Даша задумалась.
    - У Ирины был жених, по имени Султан. Я не знаю, рассказывала ли она ему об этом.
    - Вот видите, - Гуляев поднял указательный палец. - Сколько у нас уже подозреваемых.
    - Подозреваемых?.. - ужаснулась Даша. - Да что вы такое говорите! Это всё близкие мне люди!
    - Предают, Даша, почти всегда близкие. И убивают тоже...


    **
    Султан позвонил Якову поздним вечером, часов в одиннадцать, и предложил встретиться в парке у дома, где жил Лисицын.
    - Извини, Яша. Раньше не мог, - сказал Султан, когда они сидели на скамейке. - В соседнюю область за товаром гонял. Всё самому приходится делать. Ирина мне здорово помогала с бухгалтерией, и вообще. Как думаешь, кто её?..
    - В самоубийство, значит, не веришь?
    - Какое самоубийство! - вскинулся Султан. - Мы пожениться хотели, детей завести, в Праге квартиру купить. Этот следователь не понимает, о чем говорит. Ирина мне за пару недель до гибели говорила, что к ней в квартиру проник чужой.
    - Как это? Она кого-то видела?
    - Нет, что ты... Просто... С работы пришла и ей показалось... Что у нее кто-то побывал. Замки вроде целые были, ничего не пропало.
    - Ты это в полиции говорил?
    - Говорил, - процедил Султан. - А толку? Они помолчали.
    - Султан, можно, я спрошу?
    - Спрашивай.
    - Почему тебя Новицкий не любит?
    - Брат Марты? Он вообще никого не любит. У него бизнес, что-то с электроникой связано. Дела плохо пошли, он ко мне обратился за помощью. Я согласился, только предложил оформить всё у нотариуса - он же не три рубля в долг попросил.
    - И что?
    - Он отказался, ругаться стал. Вот и не любит меня с тех пор.
    - Давно это было?
    - Года полтора назад. А что?
    - Так, ничего. Скажи, у Ирины могло храниться что-нибудь ценное? Что можно было выкрасть, продать?
    Султан засопел.
    - Не думаю. Я бы знал.
    - Ладно... А что тебе Ирина про отца рассказывала?
    - Ничего почти. Ей было пять лет, когда он пропал. Твоей Дарье - семь. Они его плохо помнят. Вроде в органах служил. Дома редко бывал.
    - ...Однажды Марта Аскольдовна вернулась домой с дочерьми, а его не было. На столе в его кабинете лежала карточка... Скоморох, - в задумчивости произнес Лисицын.
    - И такую же картинку у Ирины на шее нашли, на цепочке.
    - Именно, Султан. Что думаешь?
    Исмаилов долго не отвечал. Якову он нравился: спокойный, деловой, и невесту погибшую всегда называл только Ирина, не Ира. Трудно было представить, что сейчас творилось у парня на душе.
    - Думаю, если только Скоморох этот действительно существует, то я его найду и пополам порву. За Ирину... Ты мне поможешь, Яша?
    Лисицын молча протянул Султану свою ладонь.

    - Видишь окна дома напротив?
    - Вижу, - вздохнул Яков. - Они тебе напоминают глаза чудовища.
    - Сегодня - нет, - сказала Даша. - Сегодня я хочу, чтобы это был свет в конце тоннеля...

    Марта Аскольдовна вошла в ванную комнату. Посмотрела на себя в зеркало. Очередное безрадостное утро...
    Она отвернула кран, пуская воду. Наклонилась, стала умываться. И вдруг... Почувствовала что-то. Выпрямилась. Увидала в зеркале, за правым плечом... Черная уродливая маска... Рука в перчатке зажала ей рот прежде, чем она сумела крикнуть. Второй рукой незнакомец принялся ее душить. И ужаснее всего - она это видела в зеркале! Видела, как ее убивают...
    Сознание медленно покидало ее. Сколько она еще проживет - секунду, две? Или десять?..
    - Скоморох вернется за тобой! - прошипел незнакомец в самое ухо. А затем нанес удар...

    Столики в ресторане отгораживались ширмами один от другого, создавая для клиентов ощущение уюта. Именно в этом заведении Лисицын и Даша встретились с Гуляевым.
    На встрече настояла Даша. После нападения на мать она решила, что рассчитывать на полицию бессмысленно.
    - Мама до сих пор в шоке! Заставила меня купить ей газовый баллончик, на телефон не отвечает, пьет какие-то таблетки...
    - Успокойтесь, Даша, - мягко произнес Павел Вадимович. - Мы здесь, чтобы помочь. Скажите, какие выводы сделала полиция? Как этот тип проник в квартиру?
    - Говорят, дверь открыли родным ключом. Ерунда полная...
    - А у кого есть ключи от квартиры?
    - У мамы... У Кирилла Семеновича. У меня тоже есть.
    - Марта Аскольдовна запомнила хоть что-нибудь? Голос... Может, он с акцентом говорил? - спросил Лисицын.
    Дарья удивленно посмотрела на него.
    - Она испугалась очень. Голос? Он всего одну фразу сказал, про скомороха. А акцент причем?.. Погоди, Яша. Ты на Султана намекаешь?
    - Я ни на кого не намекаю. Варианты перебираю. Значит, в маске был? Что за маска?
    - Черная. Кожаная вроде. С прорезями для глаз и для рта.
    Лисицын быстро поискал что-то в телефоне.
    - Такая маска?
    - Не знаю... Наверное.
    - Маска скомороха... Вот что тут пишут: "Скоморохи - в славянской традиции участники праздничных театрализованных обрядов и игр, музыканты, исполнители песен и танцев фривольного содержания, обычно ряженые". Что нам это дает?
    - Только то, что кто-то узнал о семейном предании. Но мы уже это обсуждали с Павлом Вадимовичем...
    - Простите, Даша... Ваш отчим... Что он за человек? - задал вопрос Гуляев.
    - Кирилл Семенович? Обычный. Они с мамой сто лет знакомы. Помню его с детства. Когда папа... исчез, он очень нас поддерживал. Только года через три мама решилась за него замуж выйти, когда ясно стало, что папа не вернётся.
    - Кто он по профессии? - спросил Павел Вадимович.
    - Историк. Специалист по славянскому фольклору.... - ответила Даша. И тут же вздрогнула. - Так вы считаете...
    - Погодите, - поднял ладонь Гуляев. - Пока мы лишь набираем факты для анализа. Выводы будут позже. Отчим хорошо относился к вашей сестре?
    - Нормально. Мы же для него как родные.
    Официант принес заказ. Разговор на время прервался. Лисицын придвинул к себе поближе чашку с чаем.
    - Павел Вадимович, а вы сами где до банка работали?
    - Правильный вопрос, молодой человек. Я полковник МВД в отставке.
    - А разве бывает так, чтобы человек бесследно исчез? Тем более, сотрудник органов?
    - Ты про отца? - поняла Дарья. - Мама считает, что он... Просто ушел к другой женщине. Скорее всего, уехал из города. Или даже из страны.
    - Жизнь непредсказуема, - сказал Гуляев. - Если человек не хочет, чтобы его нашли... Если он профессионал, то шансы минимальны.
    - Павел Вадимович, скажите... У вас ведь остались связи в полиции?
    Гуляев задумался на секунду.
    - Конечно, Дашенька, но... Не в этом городе. Я не так давно приехал. Супруга умерла, и я не мог больше там оставаться: все про нее напоминало.
    - Но в нашем УВД ведь не откажут в помощи коллеге, пусть даже бывшему? - продолжала настаивать Дарья.
    - Возможно. Что конкретно вы хотели выяснить?
    - Несколько вещей. Во-первых, про жениха Ирины, Султана Исмаилова. Нет ли у него криминального прошлого? Во-вторых: кто двадцать лет назад вел дело об исчезновении моего отца, Теодора Францевича Симановского? Вообще, какую должность он занимал в структурах МВД? Да, и... Дело сорокалетней давности, об убийстве Зои Симановской - это моя бабушка. Кто его вел, почему закрыли?
    - Ну, Даша..., - развел руками Гуляев. - Я прямо не знаю... Не думаю, что местные сыщики так просто откроют мне все карты. Но я постараюсь. А сейчас извините, мне пора идти. Звоните, если что.
    - Кто из нас пишет детективы, ты или я? - спросил Лисицын, когда они с Дарьей остались за столиком вдвоем.
    - Ты. Но я их все прочитала.
    - Скажи, а... Этот Павел Вадимович... Давно у вас в банке работает?
    - Почти год. Его рекомендовал предшественник, когда на пенсию уходил.
    - Даша, я хотел бы поговорить с Мартой Аскольдовной. Я понимаю, она еще не отошла от... того случая. Но я буду деликатным, обещаю. Не стоит надеяться только на Гуляева, если мы хотим по-быстрому найти виновника гибели Ирины.

    Перед разговором с матерью Дарьи Лисицын решил встретиться с Исмаиловым. Бизнесмен пригласил его в свой небольшой офис в центре города. Секретарша принесла кофе.
    - Султан, тут такое дело..., - начал Яков. - Нужна информация о некоторых людях. У тебя есть связи в органах?
    - Конечно, есть. Как без них? А за информацию платить придется. Впрочем, если это поможет отыскать убийцу Ирины...
    - Поможет, - кивнул Лисицын, постаравшись придать голосу уверенность. - Понимаешь, дело очень запутанное. Круг подозреваемых, в общем-то, ограничен. Про эту семейную байку, про Скомороха, знают несколько человек. И всех надо бы проверить.
    - Кто эти подозреваемые?
    - Попробуем без эмоций. Это те, у кого была возможность, и был мотив. У нас два преступления: убийство Ирины и нападение на Марту Аскольдовну. Так?
    - Так.
    - Кто в курсе про семейное предание? Кирилл Семенович, отчим Ирины. Кстати, специалист по славянскому фольклору. Алиби на момент убийства у него так себе: ездил в автосервис тормоза проверять. Оставил машину у них, сам якобы бродил по магазинам. Вполне мог поймать тачку и поехать к Ирине на квартиру. Дальше. Евгений Аскольдович. У него вообще, по-моему, нет мотива. Но и алиби нет: дома спал. А поскольку живет он один...
    - Понятно. Кто еще?
    Лисицын замялся.
    - Мы с тобой, Султан...
    Исмаилов с шумом втянул воздух. И Лисицын буквально ощутил волну неприязни.
    - То есть, ты полагаешь, я мог... Ирину?..
    - Нет, Султан. Я верю... Нет, даже убежден, что ты этого не делал. Но на момент совершения преступления ты был в дороге, ехал на своем автомобиле. И теоретически...
    - Ни теоретически, ни практически! Яков, ни ты, ни я этого не делали! И точка!
    - Ну, хорошо... Извини, если я что-то сказал не так. Остается еще один человек...
    - Кто? - подался вперед Исмаилов.
    - Дарья...
    - В смысле?..
    - Я понимаю - это абсурд... Но именно с Дашей Ирина разговаривала по телефону перед... И именно Даше полиция сообщила первой об этой трагедии - когда проверили звонки на сотовом Ирины.
    - А какой у Даши мотив?
    - Да никакого! - раздраженно бросил Лисицын. - В этой истории ни у кого нет мотива, понимаешь? Но ведь он есть! Мы с тобой его просто не видим.

    Марту Аскольдовну Яков застал в сборах.
    - На дачу собралась. В усадьбу Симановских. Хотите со мной?
    Лисицын предложил свои услуги в качестве водителя, но его потенциальная теща решительно отказалась и сама уселась за руль внедорожника.
    - Поживу два-три дня, а там видно будет.
    - Извините, я спросить хотел...
    - Да, Яша?
    - Ваш муж, отец Даши и Ирины... Он... В каком звании был?
    - Майор. В последнее время, перед исчезновением, сделался сам не свой. Домой приходил поздно, пил много. Я очень за девочек волновалась. Даже пару раз к соседям их уводила, когда Теодор скандалил.
    - А с кем-то из его сослуживцев вы общались?
    Марта задумалась.
    - Был у него приятель. Тоже майор. Сережа Савельев. К нам заходил иногда. А как Теодор исчез, перестал заходить. Вот и всё.
    - А... Он вообще верил... в эту историю про Скомороха?
    Марта резко ударила по тормозам, едва не проскочив на красный свет. Яков еле успел выставить вперед руки...
    - Простите, - выдохнула женщина. - Для меня это всё... Будто вчера было. Вы не ушиблись?
    - Нет, все в порядке. Со всеми случается.
    - Что вы спросили?
    Лисицын повторил свой вопрос.
    - Я точно не знаю. Скрытный он был. И убийство матери на него подействовало.
    - Вы про Зою Вацлавовну?
    - Про неё. Теду тогда девятнадцать было. Мы с ним еще не были знакомы. А вот дед его, судя по рассказам, верил в Скомороха.
    - Это который красным командиром был?
    - Да, Вацлав Сигизмундович. Но Теодор родился спустя много лет после его смерти.
    - А с матерью у него были хорошие отношения?..
    Джип подкатил к дому с колоннами.
    - Вот мы и приехали, Яша. Летом мы тут часто гостим - дни рождения справляем, или еще что...
    Они пошли по дорожке, вымощенной кирпичом.
    - Фамильный дом Симановских. Его удалось выкупить у города в начале девяностых благодаря связям моего покойного отца, Аскольда Ивановича... Погодите! Почему дверь открыта?
    Яков мягко отстранил Марту, застывшую с ключами в руках, и вошел первым.
    Холл был небольшой, в середине его стоял стол. Деревянная лестница уходила на второй этаж. Лисицын подошел к столу. В центре лежал маленький прямоугольник из плотной бумаги.
    - Что там, Яша? - спросила Марта за спиной у Лисицына. Тот вздохнул и молча показал ей изображение пляшущего Скомороха...

    На обратном пути машину вел уже Лисицын. Марта никак не могла прийти в себя, то и дело копошилась в сумке в поисках таблеток, бормотала что-то бессвязное.
    - У кого есть ключи от дома?
    - Ох, боже мой! У кого ключи... У меня. И второй комплект у нас в буфете хранится. Что же это, Яша? Кто нас преследует? Почему?..
    Лисицын не спешил отвечать. Логика подсказывала: ответ уже есть в его голове. Не хватает лишь деталей, дабы ребус сложился.
    Скоморох... Это, конечно, никакой не дух мщения из далекого прошлого, а конкретный человек, жестокий и расчетливый убийца. И навряд ли у него корыстный мотив. Что он мог выиграть от убийства Ирины, от странного визита на квартиру Марты? Значит, мотив иной. Какие там основные, классические? Месть, ревность... Месть-ревность...
    - Простите, Марта Аскольдовна... Еще вопрос. Вы когда познакомились с Кириллом Семеновичем?
    - С Кирой? Так мы учились в институте. Году в восемьдесят первом это было. А что?
    - То есть, раньше, чем с Теодором Францевичем? - уточнил Яков.
    - Лет на десять раньше... Почему вы спрашиваете, Яша?
    - Я объясню, дайте немного времени. А пока... Смените замки. И... Вы могли бы пожить у нас с Дашей...

    Подполковника в отставке Савельева Лисицын отыскал через своего редактора; у того были связи в местном УВД. Сергей Ильич и согласился на встречу потому только, что его попросили бывшие коллеги.
    - Журналист, значит? - изучающе глядя на Якова из-под кустистых бровей, спросил хозяин обшарпанной "однушки".
    - Писатель. Спасибо, что уделяете мне время. Вопросов немного. Ничего записывать не стану, обещаю. Имя ваше не всплывет нигде, это сугубо частное дело. Семейное, скажем так.
    - Семейное? Ну-ну... Давай вопросы свои. И учти: если что, я с тобою вообще, парень, незнаком. А то знаешь...
    - Знаю, - кивнул Лисицын. - Меня, собственно, интересует ваш бывший сослуживец Симановский. Помните такого?
    По взгляду Савельева Яков понял: тот вспомнил, о ком идет речь.
    - А тебе он зачем? Его уж лет двадцать как нет, без вести пропал.
    - Я в курсе. Его дочь Дарья - моя невеста.
    - Дашка-то? Ну да, она ж уже взрослая... Я ее во-от такой вот помню, - Савельев выставил ладонь примерно в метре от пола. - А ты никак решил раскрыть дело об исчезновении?
    - И это тоже. Для начала... Каким он был? Чем вообще в УВД занимался? Почему перед исчезновением изменился, стал пить, скандалил с супругой?
    - Ого! Как много вопросов... И это только для начала?..
    - Сергей Ильич, буду с вами честен. Погибла Ирина, сестра моей Дарьи. Кто-то угрожал Марте Аскольдовне. И мы хотим со всем этим разобраться. Если вы что-то знаете...
    - Знать-то я, может, и знаю. Да не обо всем трепаться-то следует.
    - Если речь идет о деньгах, мы можем...
    - Не можем! - Савельев пристукнул кулаком по столу. - Деньги мне твои без надобности. У меня пенсия хорошая. Просто есть вещи, которых лучше не касаться.
    Тут до Лисицына дошло...
    - Вы чего-то боитесь?
    - Тьфу ты!.. - Савельев вздохнул. - Не боюсь я. Покойников тревожить не хочу. Так ясно тебе? Теодор-то, поди, тоже... того. Раз о нем двадцать лет ни слуху-ни духу. К чему это сейчас?
    Лисицын медленно поднялся.
    - Значит, зря я к вам пришел...
    - Да погоди!.. - Савельев взмахнул рукой. - Сядь... Ишь, торопливый какой... выискался. Давай так. Все, что скажу... Не то, чтобы секрет. Но... Сплетни, слухи. Точной информации у меня нет. Согласен?
    - Говорите, Сергей Ильич, - почти умоляющим тоном произнес Лисицын.
    - Тедди, он... С детства страдал от своего имени. Папаша его нездешний был. Немец, в общем. Из ГДР. А детишки в школе, они ведь как... Теодор, да еще и Францевич. Дрался из-за этого чуть ли не каждый день. Имя поменять хотел. Потом плюнул, морока это несусветная. В школу милиции поступил. Единоборствами всякими занялся. Карьеру стал делать. Потом - девяностые. Беспредел был такой, что... У нас банды всякие расплодились. И не выведешь их никак: мы задерживаем - начальство отпускает. И так по кругу. В двухтысячном году ФСБ за это дело взялась. Один "конторский" с Тедди общался на эту тему. Надо, мол, порядок в городе навести. А как его наведешь?.. В общем, Тедди поделился со мной, но не прямо, а так... намеками. Хотел и меня привлечь к этой теме. Я сделал вид, что не понял. Думаю, ну его... А Тедди, видать, согласился.
    Савельев замолчал. Яков тоже боялся проронить лишнее слово.
    - В то время... Тебе-то сколько было тогда? Лет десять?.. В городе верховодил кавказский клан Садыковых. Никого и ничего не боялись. Со всего долю имели. Три брата их было. Ну, и еще какая-то родня: дяди, племянники. В один вечер их всех, при выходе из ресторана... Машина подлетела, и кто-то по-македонски, с двух рук... Всё! Нет Садыковых! А Тедди исчез буквально через несколько дней. Бесследно... Вот и думай...
    - Кавказский клан..., - машинально повторил Яков. Ему захотелось тут же сорваться с места, начать действовать... Он взял себя в руки. - Сергей Ильич, спасибо вам большое. Еще один вопрос, и я пойду. Симановский никогда не упоминал такого человека - Кирилл Семенович Орешкин?
    Савельев наморщил лоб.
    - Орешкин? Не припомню. А кто это?

    Даша упорно не отвечала на телефон. Войдя в подъезд, Лисицын проигнорировал лифт и буквально взлетел на четвертый этаж, все время держа мобильник около уха.
    К двери скотчем была приклеена карточка с изображением Скомороха. Яков быстро достал ключи, отпер замок. Вошел, щелкнул выключателем... Свет не зажегся. Задействовав фонарик на смартфоне, Лисицын двинулся вглубь коридора.
    Когда луч света выхватил из полумрака черную кожаную физиономию, Яков даже не успел испугаться...

    - Яша! Яша, что с тобой?!
    - Дарья...
    Она трясла его за плечи, склонившись над ним в коридоре.
    - Свет... Откуда свет? - спросил он.
    Она явно не поняла вопроса.
    - Пробки... Он... Ты... Ч-черт, голова!..
    - Я сейчас, Яша! Полотенце принесу!
    От холодного стало полегче. Он присел на полу.
    - Я знаю, кто это.
    - Что?..
    - Ты почему на звонки не отвечала?
    - У мамы была. Телефон разрядился. С тобой что произошло?
    Не ответив, он с трудом, держась за стену, поднялся на ноги.
    - Это Султан. Он - Скоморох.
    - Султан? Почему? - захлопала глазами Даша.
    - Долго объяснять. Отец твой, похоже, двадцать лет назад ликвидировал главарей кавказского клана. И исчез. Это месть...
    - Что ты такое говоришь?
    Он отмахнулся.
    - Где мой сотовый?
    Оглянувшись вокруг, он увидел свой "Самсунг"... Вдребезги разбитый, скорее всего, раздавленный каблуком.
    - Вот с-сволочь!..
    Дверь квартиры все еще была открыта. И гость вошел беспрепятственно.
    - Султан! - воскликнула Даша.
    - Не подходи! - завопил Лисицын, озираясь в поисках чего-нибудь тяжелого.
    Визитер застыл в недоумении.
    - Яша, ты не отвечал на звонки. Я забеспокоился.
    - Стой где стоишь! Клан Садыковых... Это ваша месть, да? Месть семье Симановских?!.
    Исмаилов не изменился в лице.
    - Ты о чем?
    - Двухтысячный год, убийство главарей ОПГ у ресторана!
    - Двухтысячный? Хм... Мне тогда девять было. Погоди... Как ты сказал? Садыковы? Дай мне пару минут.
    Султан достал сотовый, набрал номер и заговорил на незнакомом Якову языке. А потом и вовсе вышел из квартиры на лестничную клетку.
    Вернувшись вскоре, он странно улыбнулся и положил Якову руку на плечо.
    - Тот, кто расстрелял Садыковых, был найден кровниками и убит примерно через год, в Европе. И это не майор Симановский.
    - Это точно?
    - Обижаешь!
    Лисицын в изнеможении сполз по стене.
    - Дарья Теодоровна, сделай нам с Султаном чаю, да покрепче.

    Первой реакцией Даши на версию Лисицына было... Нет, не удивление. Она, похоже, не знала, смеяться ей или плакать.
    - Яша, я всё понимаю. Ты известный детективщик, но... То, что ты тут сейчас наговорил... Как вообще тебе это в голову пришло?
    - Главное, Даша, что это можно проверить. Ведь зачем-то он проникал в квартиру Ирины еще до убийства? Так давай воспользуемся его же оружием.
    - Яша, я не знаю...
    - Он жестокий убийца. И он не остановится. Кто знает, что еще он выкинет, на кого нападет? А маму тебе не жаль?..
    - Но есть же полиция, следствие...
    - Они его только спугнут. Он умный, хладнокровный... Хотя и псих. Как думаешь, что произошло в тот день с твоей сестрой? Когда он вошел к ней в квартиру... Следов-то не нашли. Значит... Он ее отключил, вырубил. Удалил следы, надел ей на шею цепочку со Скоморохом. И только потом выбросил из окна.
    Лисицын боковым зрением увидал, какую реакцию вызвали его слова у Султана. Но решил идти до конца: без Дарьи его план мог потерпеть крах.
    - Хорошо, - выдохнула она наконец. - Я сделаю....
    - Вот и отлично. Султан, моя просьба в силе. Подключай связи в органах.


    **
    Войдя в квартиру, он неспешно переобулся в домашние тапочки. Зажег в гостиной свет... И замер, глядя на стол, от которого его отделяло несколько шагов.
    - Добрый вечер, - сказал человек, вышедший из-за портьеры.
    Хозяину квартиры незваный гость был знаком.
    - Яша? Что вы тут делаете? - спросил хозяин не своим голосом.
    Гость спокойно взял со стола маленький прямоугольник из плотной бумаги, чуть побольше визитки. Повертел его в пальцах. Внезапно шагнув вперед, повторил:
    - Добрый вечер... Скоморох.
    Прямоугольник полетел хозяину квартиры в лицо. Тот едва успел прикрыть глаза.
    - Вы один здесь?
    - Размечтались, - хищно улыбнулся Лисицын.
    Тут же из соседней комнаты появился еще один незваный визитер. В руке он держал пистолет.
    - Ты не выстрелишь, - холодно произнес хозяин.
    - А так? - визитер сунул руку в карман и ловко навинтил на дуло глушитель.
    - Что вам надо?
    - Вот это уже разговор, Павел Вадимович. Или вас называть Теодором Францевичем? Вы ж ненавидели свое имя. Может, и сейчас ненавидите. Сядьте, пожалуйста, в кресло. И без глупостей. Султан стрелять умеет. Учитывая, что вы сделали с его невестой...
    - Вы спятили...
    - Сядьте, - мягко посоветовал Султан. - Иначе у меня рука может дрогнуть.
    Гуляев опустился в кресло.
    - Что дальше?
    - Извините, вашей дочери Даши тут нет. Это было бы для нее сильным стрессом. Тогда, в двухтысячном... Вы поняли, что супруга вам изменяет с бывшим сокурсником и... Что? Решили исчезнуть из жизни? Вот так просто?
    - Яков, мне кажется, что вы...
    - Теодор Францевич! Умейте проигрывать. Даша некоторое время назад побывала в вашем кабинете и позаимствовала жвачку из мусорной корзины. Экспертиза ДНК - удовольствие не дешевое. Но оно того стоит. Вы ее отец, Теодор Симановский. А вот Ирина, ее сестра - не ваша дочь. Ее отец - Кирилл Семенович Орешкин. Нынешний муж Марты Аскольдовны, - Лисицын полез в карман и продемонстрировал кожаную маску с прорезями для глаз. - Нашли у вас в спальне. Зачем это сейчас, через столько лет?
    Гуляев нервно усмехнулся уголком рта. Уставился в какую-то точку на стене.
    - Скоморох вернулся, - произнес он.
    - В восьмидесятом... Это ведь вы убили свою мать, Зою Вацлавовну? За что?
    - Не я... Скоморох.
    - Вы проникли в квартиру Ирины. Взяли что-то пригодное для ДНК анализа. Волосы, например. Убедились, что она не ваша дочь. И решили отомстить бывшей супруге?
    - Да заткнись ты!.. - рявкнул неожиданно Гуляев.
    Яков даже отступил на пару шагов, косясь на Султана - контролирует ли ситуацию?
    - Скоморох... Я долго изучал этот бред, семейную байку... Переворошил тонны архивных бумаг. Купца Сигизмунда, моего прадеда, зарезали конкуренты. И они же распустили слух про Скомороха. Дед Вацлав, свято во все это поверивший, повесился в камере и оставил рисунок. А мать... Связалась с каким-то немцем, родила безотцовщину, да еще с таким дурацким именем! Я просто воздал ей по заслугам. Я всем воздаю по заслугам! Скомороху не нужна лишняя кровь. Хотя я мог бы - и Марту... И тебя, щенок!..
    Гуляев стал медленно вставать из кресла.
    - Сядь! - процедил Султан, поднимая оружие. Бывший майор нехотя повиновался.
    - А кто должен был стать следующей жертвой? Думаю, Орешкин. Я прав?
    - "Оре-ешкин"..., - брезгливо произнес Симановский. - Я, значит, по командировкам... А Марта... С этим... Я их выследил еще тогда. И Ирка... Не моя она была.
    - Ирина! - жестко поправил Султан. - Ее звали Ирина.
    Симановский зыркнул на него волчьим взглядом. И выругался - коротко, зло.
    - Вы имели отношение к расстрелу Садыковых? - продолжал допытываться Яков.
    - А-а, этих уголовников... За рулем сидел. А стрелял не я, другой. Их же соплеменник. Серега Савельев вам меня слил? Ур-род... На меня тогда такое накатило... Застрелиться хотел. Да осечка вышла. Вот и решил - хватит, исчезаю! В соседний город переехал, морду "пластикой" подправил. Женился по новой. А недавно вот... Супруга умерла. Рак, мать его... Тут мне и вспомнился Скоморох... Тот, что раз в сорок лет приходит.
    - Вас будут лечить, - сказал Лисицын. - Вы больны.
    Симановский усмехнулся.
    - Сам ты... Псих. Но смекалистый, раз меня вычислил. Ты Дашку мою не обижай. А то узнаю, из дурки сбегу и... Ладно, звоните уже, куда надо, - Теодор Францевич откинулся в кресле и смежил веки. - Надоели вы мне все до чертей...

    - Ну вот, Яков! - обрадованно произнес редактор. - Можете же, когда захотите!
    В руках у него была распечатка первых глав романа "Скоморох".
    - Да уж лучше бы..., - Лисицын сделал рукою неопределенный жест. - Так вы говорите, это будет бестселлер?..
    Последний раз редактировалось writer; 25.03.2020 в 17:26.

  2. #2
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    146,095

    По умолчанию

    Прочёл. Ну, как всегда, замечательно. Молодец! До последнего момента держал в напряжении. И чем всё кончится было неясно, хотя то, что исчезнувший папаша жив, можно было догадаться.

    2 замечания:

    1. Логическая ошибка. С чего Яков решил, что круг лиц, знающих семейную легенду, ограничен? За 120 лет никто никому ничего не рассказал? Например, школьному товарищу, любовнице(ку), соседу? Кто мог за это поручиться?

    2. "буквально взлетел по лестнице". См. В буквальном смысле этого слова





    Но написано очень хорошо. Поздравляю!
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  3. По умолчанию

    Читала с запоем.его детективы мне всегда напоминают Агату Кристи,запутанный сюжет и неожиданная развязка.замечательно.Позд равляю,Райтер.Успехов и печатай.ты талант.
    Последний раз редактировалось Белая Акация; 26.03.2020 в 00:47.
    Я родом из Одессы, и этим всё сказано
    На смёпках с
    358 Израильской

  4. По умолчанию

    Я родом из Одессы, и этим всё сказано
    На смёпках с
    358 Израильской

  5. По умолчанию

    Цитата Сообщение от Белая Акация Посмотреть сообщение
    Читала с запоем.его детективы мне всегда напоминают Агату Кристи,запутанный сюжет и неожиданная развязка.замечательно.Позд равляю,Райтер.Успехов и печатай.ты талант.
    Этот рассказ занял 4-е место из 19-и на Золотом Кубке (сайт Самиздат Мошкова).
    Мелочь, а приятно

  6. #6
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    146,095

    По умолчанию



    Поздравляю!
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  7. #7

    По умолчанию

    Интересно и захватывающе !
    ​Молодец!
    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



  8. По умолчанию

    ​Спасибо, понравилось. Интересная штука. И ничем не перегруженная. Кстати, был (или есть?) некий художник Свешников. Разрисовывал карточные колоды, причём покерные. Я видела средневековую и египетскую колоду. Если бы он нарисовал древнерусскую, джокером вполне мог бы оказаться скоморох...

  9. #9

    По умолчанию

    Игральные карты "Майя", художник В. Свешников


    Добавить в избранноеДобавить заметку3 июня в 12:29













    В серебре лепестки хризантемы

    На смёпках со 104 Израильской



  10. По умолчанию

    Гм... Эти - цветные, и от этого они проигрывают (на мой взгляд). Контурный рисунок интереснее смотрится...

Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до пока не свалимся

Принимаем:

BTС: BC1QACDJYGDDCSA00RP8ZWH3JG5SLL7CLSQNLVGZ5D

LTС: LTC1QUN2ASDJUFP0ARCTGVVPU8CD970MJGW32N8RHEY

Binance Pay ID: 431624865

Список поступлений от почётных добровольцев

Денежные переводы в Россию - не работают !!!



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+