Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 17

Тема: Бессмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век".

  1. #1
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию Бессмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век".

    Бессмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век". Алексей Сурков


    23 марта 2020

    АЛЕКСЕЙ СУРКОВ
    13 октября 1899 — 14 июня 1983




    Из бедных крестьян деревни Середнево Ярославской губернии. После начальной школы отправлен родителями в Петербург на заработки.
    Вступил в партию в 1917 году до переворота. Воевал в Красной Армии всю гражданскую.
    Отечественную войну прошёл военкором, написав (сперва как письмо в стихах жене) одну из лучших песен тех лет.

    Из наградного листа от 18 января 1942 г.: «Сурков А. А. в редакции «Красноармейская правда» работает с начала войны… часто бывает на передовых позициях действующих частей, показывает пример смелости и безстрашия… Поэт Сурков тесно связан с частями, его хорошо знают широкие красноармейские массы… Его цикл стихов «Я пою ненависть» войдёт в историю как наиболее яркий памятник о чёрном походе немцев на нашу страну…»

    А памятником всё-таки стали эти стихи...

    * * *

    Софье Кревс

    Бьётся в тесной печурке огонь *,
    На поленьях смола, как слеза,
    И поёт мне в землянке гармонь
    Про улыбку твою и глаза.

    Про тебя мне шептали кусты
    В белоснежных полях под Москвой.
    Я хочу, чтобы слышала ты,
    Как тоскует мой голос живой.

    Ты сейчас далеко-далеко.
    Между нами снега и снега.
    До тебя мне дойти нелегко,
    А до смерти — четыре шага.

    Пой, гармоника, вьюге назло,
    Заплутавшее счастье зови.
    Мне в холодной землянке тепло
    От твоей негасимой любви.
    ______________________
    *Песня. Музыка К. Листова.

    В годы войны было известно несколько вариантов «ответов» (как правило, анонимных) на песню «Бьётся в тесной печурке огонь...» Вот один из них.

    ОТВЕТ НА «ЗЕМЛЯНКУ»

    Ветер. Вьюга метёт и метёт.
    Ночь морозная смотрит в окно.
    А в холодной землянке поёт
    Загрустившее счастье моё.
    Слышу голос тоскующий твой,
    Слышу песню двухрядки твоей.
    Не грусти, дорогой мой, родной,
    Поиграй что-нибудь веселей.

    Пусть летит эта песня в снега,
    Веселя загрустивших друзей.
    Пропоёт над землянкой пурга
    О любви негасимой моей.
    В белоснежных полях холодно,
    Вьётся дым, над землянкой клубя.
    Не грусти, дорогой мой, родной,
    Я люблю как и прежде тебя.




    https://youtu.be/jcFMbHhEdVM




    Елена Васильева
    профессионал

    ИСКУССТВО






  2. #2
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    НЕСКОЛЬКО ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТОВ об Алексее Суркове — помимо всего бронзы многопудья.


    В 1941 году ему было присвоено звание батальонного комиссара [специальное воинское звание для старшего военно-политического состава]. Соответствовало воинскому званию майор.
    С 1949 года заместитель генерального секретаря, в 1953-1959 годах — первый секретарь Союза писателей СССР (едва ли не главный начальник над всеми советскими писателями и поэтами).
    В послевоенное время переводил стихи Мао Цзэдуна (!!!), Янки Купалы, Тараса Шевченко, Ивана Франко.

    Как отмечал известный германский славист, переводчик и литературовед Вольфганг Казак, «некоторые из стихотворений Суркова, проникнутые ненавистью, гневом и болью, с их естественностью, доходчивостью и мужественностью, выгодно отличаются от общей массы тогдашних произведений с их пустой патетикой». И это, черт возьми, чувствуется!!! А пустая патетика той эпохи всем нам хорошо знакома...

    В 1947 году опубликовал статью «О поэзии Пастернака», направленную против поэта. «Это был злой, хитрый, опасный человек, типичный аппаратчик», — характеризует Суркова в своих воспоминаниях переводчица Л.З. Лунгина. Сурков был одним из подписавших Письмо группы советских писателей в редакцию газеты «Правда» 31 августа 1973 года о Солженицыне и Сахарове.
    В то же время по просьбе Анны Ахматовой оказывал помощь поэту Иосифу Бродскому, рекомендовал в Союз писателей братьев Стругацких. По воспоминаниям К. Симонова, связанным с периодом «дела врачей», «Сурков глубоко, органически презирал и ненавидел и антисемитизм как явление, и антисемитов как его персональных носителей, не скрывал этого и в своем резком отпоре всему, с этим связанному, был последовательнее и смелее меня и Фадеева».

    Алексею Суркову посвящено одно из самых знаменитых и самых проникновенных стихотворений Великой Отечественной войны «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины», написанное Константином Симоновым в 1941 году.

    Что же до Александра Фадеева — очень показательным здесь будет стихотворение уже не раз процитированного мною в этой теме прекрасного поэта Константина Левина. Вчитайтесь — и попытайтесь прочувствовать, в том числе и всё тогдашнее ой какое непростое время:


    ПАМЯТИ ФАДЕЕВА


    Я не любил писателя Фадеева,
    Статей его, идей его, людей его,
    И твердо знал, за что их не любил.
    Но вот он взял наган, но вот он выстрелил –
    Тем к святости тропу себе не выстелил,
    Лишь стал отныне не таким, как был.
    Он всяким был: сверхтрезвым, полупьяненьким,
    Был выученным на кнуте и прянике,
    Знакомым с мужеством, не чуждым панике,
    Зубами скрежетавшим по ночам.
    А по утрам крамолушку выискивал,
    Кого-то миловал, с кого-то взыскивал.
    Но много-много выстрелом тем высказал,
    О чем в своих обзорах умолчал.
    Он думал: «Снова дело начинается».
    Ошибся он, но, как в галлюцинации,
    Вставал пред ним весь путь его наверх.
    А выход есть. Увы, к нему касательство
    Давно имеет русское писательство:
    Решишься – и отмаешься навек.
    О, если бы рвануть ту сталь гремящую
    Из рук его, чтоб с белою гримасою
    Не встал он тяжело из-за стола.
    Ведь был он лучше многих остающихся,
    Невыдающихся и выдающихся,
    Равно далеких от высокой участи
    Взглянуть в канал короткого ствола.


    А теперь — предсмертное письмо Фадеева в ЦК КПСС [было изъято КГБ и опубликовано впервые лишь в 1990 году]:

    «Не вижу возможности дальше жить, так как искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-невежественным руководством партии и теперь уже не может быть поправлено. <…> Жизнь моя, как писателя, теряет всякий смысл, и я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушивается подлость, ложь и клевета, ухожу из жизни. Последняя надежда была хоть сказать это людям, которые правят государством, но в течение уже 3-х лет, несмотря на мои просьбы, меня даже не могут принять. Прошу похоронить меня рядом с матерью моей.

    [Предсмертное письмо А. А. Фадеева в ЦК КПСС. 13 мая 1956. «Известия ЦК КПСС», 1990, № 10, стр. 147-151)

    Кстати, небезынтересны слова Ильи Эренбурга о Фадееве [я б оттранслировал их и на Суркова]: «Фадеев был смелым, но дисциплинированным солдатом, он никогда не забывал о прерогативах главнокомандующего».




    ФОТО ВНИЗУ:

    1 июля 1941 года, Западный фронт. Военкоры на привале. Слева направо: Алексей Сурков, Константин Симонов, Евгений Кригер.
    Кстати, если б не точная датировка и не кубари в петлицах вместо погон — спутал бы по настроению с победным 1945-м







    27.03.2020



    ИСКУССТВО

    Последний раз редактировалось Gulzhan**; 27.03.2020 в 13:26.

  3. #3
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    Безсмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век". Давид Самойлов


    23 марта 2020


    Наступивший 2020 - год 75-летия Победы. Более 150 авторов нашей Антологии - участники Великой Отечественной войны. Благодаря тому, что сейчас стали открытыми многие архивы, удалось найти документы, связанные с этими именами. Будем публиковать их вместе со стихами и фотографиями в разделе "БЕЗСМЕРТНЫЙ ПОЛК АНТОЛОГИИ РУССКОГО ЛИРИЗМА".
    Как написал проф. Лит. института В. П. Смирнов "В этой Антологии помимо всех достоинств очень высокого ранга присутствует такой солдатский ранжир. Мне нравится эта медь и труба ратного строя, и не в парадной ипостаси, а в такой тяжёлой, горестной работе".



    БЕЗСМЕРТНЫЙ ПОЛК АНТОЛОГИИ РУССКОГО ЛИРИЗМА


    ДАВИД САМОЙЛОВ

    (1 июня 1920 — 23 февраля 1990)

    Давид Самуилович Кауфман, сын врача, родился в Москве. В 1938 году стал студентом ИФЛИ; до войны состоялось несколько публикаций (под своей фамилией; псевдоним — в память об отце — появился в 1946 году).
    С 1942 года на фронте; получил ранение, после госпиталя — писарь запасного полка (г. Горький); добился отправки на передовую, попал в разведку, дошёл до Берлина.

    Из наградного листа: «Ефрейтор КАУФМАН находясь в составе дозора при выполнении боевого задания по разведке 18 января 1945 г. в районе СКЛОБЫ принимал участие в захвате вражеского бронетранспортёра. Благодаря энергии и инициативе тов. КАУФМАН, дозором был захвачен бронетранспортёр и трое пленных, в том числе унтерофицер, давшие ценные сведения об отходящих силах противника.
    Ефрейтор КАУФМАН за отличное выполнение боевых заданий и образцовое несение службы достоин награждения орденом «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА».



    СОРОКОВЫЕ *


    Сороковые, роковые,
    Военные и фронтовые,
    Где извещенья похоронные
    И перестуки эшелонные.

    Гудят накатанные рельсы.
    Просторно. Холодно. Высоко.
    И погорельцы, погорельцы
    Кочуют с запада к востоку...

    А это я на полустанке
    В своей замурзанной ушанке,
    Где звёздочка не уставная,
    А вырезанная из банки.

    Да, это я на белом свете,
    Худой, весёлый и задорный.
    И у меня табак в кисете,
    И у меня мундштук наборный.

    И я с девчонкой балагурю,
    И больше нужного хромаю,
    И пайку надвое ломаю,
    И всё на свете понимаю.

    Как это было! Как совпало —
    Война, беда, мечта и юность!
    И это всё в меня запало
    И лишь потом во мне очнулось!..

    Сороковые, роковые,
    Свинцовые, пороховые...
    Война гуляет по России,
    А мы такие молодые!

    _________________________
    * На стихи написана музыка В. Берковским.










    Елена Васильева
    профессионал

    ИСКУССТВО




  4. #4
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    Константин ЛЕВИН (1924-1984)


    НАС ХОРОНИЛА АРТИЛЛЕРИЯ (1946)


    Нас хоронила артиллерия.
    Сначала нас она убила.
    Но, не гнушаясь лицемерия,
    Теперь клялась, что нас любила.

    Она выламывалась жерлами,
    Но мы не верили ей дружно
    Всеми обрубленными нервами
    В натруженных руках медслужбы.

    Мы доверяли только морфию,
    По самой крайней мере – брому.
    А те из нас, что были мертвыми, –
    Земле, и никому другому.

    Тут всё еще ползут, минируют
    И принимают контрудары.
    А там – уже иллюминируют,
    Набрасывают мемуары...

    И там, вдали от зоны гибельной,
    Циклюют и вощат паркеты.
    Большой театр квадригой вздыбленной
    Следит салютную ракету.

    И там, по мановенью Файеров,
    Взлетают стаи Лепешинских,
    И фары плавят плечи фраеров
    И шубки женские в пушинках.

    Бойцы лежат. Им льет регалии
    Монетный двор порой ночною.
    Но пулеметы обрыгали их
    Блевотиною разрывною!

    Но тех, кто получил полсажени,
    Кого отпели суховеи,
    Не надо путать с персонажами
    Ремарка и Хемингуэя.

    Один из них, случайно выживший,
    В Москву осеннюю приехал.
    Он по бульвару брел как выпивший
    И средь живых прошел как эхо.

    Кому-то он мешал в троллейбусе
    Искусственной ногой своею.
    Сквозь эти мелкие нелепости
    Он приближался к Мавзолею.

    Он вспомнил холмики размытые,
    Куски фанеры по дорогам,
    Глаза солдат, навек открытые,
    Спокойным светятся упреком.

    На них пилоты с неба рушатся,
    Костями в тучах застревают...
    Но не оскудевает мужество,
    Как небо не устаревает.

    И знал солдат – равны для Родины
    Те, что заглотаны войною,
    И те, что тут лежат, схоронены
    В самой стене и под стеною.


    ***********************************


    ПИЛОТЫ


    До нитки капюшоны их промокли.
    И суп остыл, и отсырел табак.
    Они глядят сквозь черные бинокли
    И папиросы комкают в зубах.
    Они пройдут к темнеющим машинам,
    В кабинах стиснут зубы и рули.
    И вскоре гул покажется мышиным
    Притихшим наблюдателям с земли.
    Они вплывут в тиргартенские ливни,
    В холодное Германии лицо.
    И долго в Дюссельдорфе и Берлине
    Их помнят скулы улиц и плацов.
    Мне снится молодая эскадрилья
    Над черной берхтесгаденской землей.
    Зенитный вальс, фугасные кадрили,
    Вампирский замок, рухнувший золой.
    Настанет утро. Фюрер не проснется.
    Зенитчик не поможет. На заре
    Пилоты в первый раз поздравят солнце,
    В последний раз направясь в лазарет.

    Осень 1941
    * * *
    Ты ждешь меня, красивая, как прежде...
    Читаешь Блока так, как я читал...
    Рассвет сквозь штору нестерпимо брезжит,
    Чужой патруль трамбует твой квартал.

    А мы отходим по степям Кубани:
    повозки, танки, пушки всех систем.
    И шепчем воспаленными губами святой приказ 0227.

    Настанет день – мы станем на Моздоке.
    Наступит год – мы вырвемся на Днепр.
    И выпью я без слова и без вздоха
    его струю, тоску найдя на дне...

    1942
    * * *


    Я буду убит под Одессой.
    Вдруг волны меня отпоют.
    А нет – за лиловой завесой
    Ударят в два залпа салют...

    На юге тоскует мама,
    Отец мой наводит справки...
    "Т-6", словно серый мамонт,
    Развертывается на прахе

    Вашего бедного сына...
    Свидетельница – осина.
    И пруд. И полоска заката –
    (Она как просвет погона) –
    России метр погонный,
    Сержант, грузин языкатый.

    И дождь. Он нахлынет с севера.
    Брезент на орудья набросят.
    Земля рассветет, как проседь.
    Сержанты вскроют консервы.
    Приказ принесут внезапно.
    Полк выступит на заре.
    Все раненые – в лазарет.

    А мертвые смотрят на запад.
    1943


    Виноват, я ошибся местом:
    Трудно все расчесть наперед.
    Очевидно, под Бухарестом
    Мне придется оскалить рот.

    В остальном никаких ремарок,
    Никаких "постскриптум" внизу.
    Танк в оправе прицельных марок
    Должен в мертвом темнеть глазу.

    Умирать у левой станины
    Нам Россиею суждено.
    В двадцать лет вырывать седины
    И румынское пить вино.

    Но меня – раз мне жребий выпал
    Хороните, как я солдат:
    Куча щебня, и в ней, как вымпел,
    Бронебойный горит снаряд!

    1944. Ясское направление


    ЭЛЕГИЯ

    И мальчик, который когда-то видел себя Заратустрой,
    Метил в Наполеоны и себялюбцем был,
    Должен сейчас убедиться – как это ни было б грустно, –
    Что он оказался слабее истории и судьбы.

    Что мир перед ним открылся кипящим котлом военным,
    Ворсистым сукном шинельным подмял его и облек.
    Что он растворил ему сердце, как растворяют вены,
    Что в эвкалипте Победы есть и его стебелек...

    Микроскопически тонкий, теоретически сущий,
    Отнюдь не напоминающий Ваграм и Аркольский мост.
    И терпкость воспоминанья: румын батальон бегущий,
    В зеленых горных беретах, – и тут же обвал в наркоз...

    И тут же зеленые версты, как в цуге, бегут с санлетучкой.
    Набухшие гноем гипсы... Идущий от сердца мат...
    А эти всегда беспечны – небесные странники, тучки...
    По крышам вагонов телячьих дождем посевным стучат.

    1945




    РЕКВИЕМ ВАЛЕНТИНУ СТЕПАНОВУ


    Твоя годовщина, товарищ Степанов,
    Отмечается в тишине.
    Сегодня, небритый, от горя пьяный,
    Лежу у моря, постлав шинель.

    Все пьют тут просто – и я без тостов
    Глотаю желтый коньяк в тоске,
    Черчу госпитальной тяжелой тростью
    «Сорокапятку» на песке.

    Сейчас ударит сквозь репродуктор
    «Вечною славою» Левитан.
    Над черной феодосийской бухтой
    Четыре дня висит туман.

    На контуры воспоминаний вначале
    Я нанесу Уральский хребет.
    Не там ли «нулевкой» нас обкорнали,
    По норме девятой сварили обед?

    Не там ли морозим щеки на тактике,
    Не там ли пристреливаем репера
    И вместе сидим на «губе»? И так-таки
    Утром однажды приходит: «Пора».

    Свежей кирзой запахнет в каптерке.
    Сорок курсантов, сорок мужчин
    Погоны нацепят на гимнастерки –
    Дорого стоящий первый чин...

    И ты усмехнешься мне: «Ясно-понятно,
    Фронт – не миниатюр-полигон».
    Младшие новенькие лейтенанты,
    Вместе влезаем в телячий вагон.

    И он сотрясается той же песней,
    Какой нас год донимал старшина.
    Армянские анекдоты под Пензой
    Сменяют дебаты про ордена.

    Еще наши груди таких не знали.
    Лишь Васька Цурюпа, балтийский бес,
    Отвинчивает с гимнастерки «Знамя»,
    Мелком и суконкой наводит блеск.

    В артиллерийских отделах кадров
    Растут анкетные холмы.
    С пустой кобурою и чистой картой
    В свои батареи приходим мы.

    Мы наступаем Манштейну на пятки,
    И педантичны, как «ундервуд»,
    Щелкают наши «сорокапятки»,
    Что «прощай Родина» в шутку зовут...

    Тогда-то на эти координаты,
    На этих юных, стойких орлят
    Спускают приземистых «фердинандов» –
    Надежду и копию фатерланд.

    Самоуверенны, методичны –
    Единый стиль и один резонанс –
    Железная смертная мелодичность
    С холмов накатывает на нас.

    И понял я: все дорогие останки,
    Родина, долг, офицерская честь –
    Сошлись в этом сером тулове танка,
    Пойманном на прицеле шесть...

    –––––––
    Неделю спустя, в бреду, в медсанбате,
    Закованный в гипс, почти как в скафандр,
    В припадке лирических отсебятин
    Я требовал коньяку и «гаван».

    И только в лазоревом лазарете
    Прошу сестру присесть на кровать.
    И начинаю подробности эти
    Штабистским слогом ей диктовать.

    О нет, никогда таким жалким и скудным
    Еще не казался мне мой словарь.
    Я помню: в эти слепые секунды
    Я горько жалел, что я бездарь.

    Но все-таки я дописал твоей маме,
    Чей адрес меж карточек двух актрис
    Нашел я в кровавом твоем кармане,
    В памятке «Помни, артиллерист».

    Но где-то, Валя, на белом свете,
    Охрипши, оглохши, идут в поход
    Младшие лейтенанты эти –
    Тридцать восьмой курсантский взвод.

    Россию стянули струпья курганов,
    Европа гуляет в ночных кабаре –
    Лежат лейтенанты, лежат капитаны
    В ржавчине звездочек и кубарей...

    Сидят писаря, слюнят конверты
    (Цензура тактично не ставит штамп),
    И треугольные вороны смерти
    Слетаются на городской почтамт.

    И почтальонши в заиндевелых,
    В толстых варежках поскорей
    Суют их в руки остолбенелых
    И непрощающих матерей.

    И матери рвут со стены иконы,
    И горькую черную чарку пьют,
    И бьют себя в чахлую грудь, и драконом
    Ошеломленного Бога зовут.

    Один заступник у их обиды –
    Это «эрэсов»* литой огонь!
    Богиня возмездия Немезида
    Еще не сняла полевых погон...

    1945–1947
    * «Эрэс» – реактивный снаряд.



    ИСКУССТВО

  5. #5
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    Семён Петро́вич Гудзе́нко — русский советский поэт и журналист, военный корреспондент.


    (5 марта1922, Киев12 февраля1953, Москва)


    ПЕРЕД АТАКОЙ

    Когда на смерть идут — поют,
    а перед этим
    можно плакать.
    Ведь самый страшный час в бою —
    час ожидания атаки.
    Снег минами изрыт вокруг
    и почернел от пыли минной.
    Разрыв —
    и умирает друг.
    И значит — смерть проходит мимо.
    Сейчас настанет мой черед,
    За мной одним
    идет охота.
    Будь проклят
    сорок первый год —
    ты, вмерзшая в снега пехота.
    Мне кажется, что я магнит,
    что я притягиваю мины.
    Разрыв —
    и лейтенант хрипит.
    И смерть опять проходит мимо.
    Но мы уже
    не в силах ждать.
    И нас ведет через траншеи
    окоченевшая вражда,
    штыком дырявящая шеи.
    Бой был короткий.
    А потом
    глушили водку ледяную,
    и выковыривал ножом
    из-под ногтей
    я кровь чужую.

    1942


    МОЕ ПОКОЛЕНИЕ

    Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
    Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты.
    На живых порыжели от крови и глины шинели,
    на могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

    Расцвели и опали... Проходит четвертая осень.
    Наши матери плачут, и ровесницы молча грустят.
    Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел,
    нам досталась на долю нелегкая участь солдат.

    У погодков моих ни стихов, ни любви, ни покоя -
    только сила и зависть. А когда мы вернемся с войны,
    все долюбим сполна и напишем, ровесник, такое,
    что отцами-солдатами будут гордится сыны.

    Ну, а кто не вернется? Кому долюбить не придется?
    Ну, а кто в сорок первом первою пулей сражен?
    Зарыдает ровесница, мать на пороге забьется,-
    у погодков моих ни стихов, ни покоя, ни жен.

    Кто вернется - долюбит? Нет! Сердца на это не хватит,
    и не надо погибшим, чтоб живые любили за них.
    Нет мужчины в семье - нет детей, нет хозяина в хате.
    Разве горю такому помогут рыданья живых?

    Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
    Кто в атаку ходил, кто делился последним куском,
    Тот поймет эту правду,- она к нам в окопы и щели
    приходила поспорить ворчливым, охрипшим баском.

    Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают
    эту взятую с боем суровую правду солдат.
    И твои костыли, и смертельная рана сквозная,
    и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат,-
    это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,
    подымались в атаку и рвали над Бугом мосты.

    ...Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели,
    Мы пред нашей Россией и в трудное время чисты.

    А когда мы вернемся,- а мы возвратимся с победой,
    все, как черти, упрямы, как люди, живучи и злы,-
    пусть нам пива наварят и мяса нажарят к обеду,
    чтоб на ножках дубовых повсюду ломились столы.

    Мы поклонимся в ноги родным исстрадавшимся людям,
    матерей расцелуем и подруг, что дождались, любя.
    Вот когда мы вернемся и победу штыками добудем -
    все долюбим, ровесник, и работу найдем для себя.





    ​ИСКУССТВО

  6. #6
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    146,297

    По умолчанию

    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  7. #7
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    Безсмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век". Анатолий СОФРОНОВ




    31 марта 2020






    АНАТОЛИЙ СОФРОНОВ(19 января 1911 — 10 сентября 1990)

    Родился в Минске. Отец из казаков, юрист по профессии (в 1927 г. расстрелян большевиками за службу в Белой армии).
    Детство и юность провёл в станице Усть-Медведицкой; с 1921 года ‒ в Ростове: школа, работа на строительстве Ростсельмаша, потом на самом заводе ‒ слесарем, фрезеровщиком, сотрудником многотиражки. В 1934 году – первая книга стихов «Солнечные дни», в 1937-м ‒ диплом об окончании филфака педагогического института; в дальнейшем ‒ профессиональный литератор.
    В 1941–1945 гг. – военный корреспондент.

    Из наградного листа А. Софронова: «Корреспондент газеты «Известия» Софронов Анатолий Владимирович в период наступления наших частей на оборону противника в районе х. Ржевский и высота 101 с 4 февраля с/года – всё время находился в частях корпуса на передовой линии. Своим личным примером в бою, горячим словом в задушевных беседах с казаками, изданием статей и песен, как «Казачья Слава», «Песнь 5 Гв. Корпуса», «Песнь 63 Кавдивизии» и разучивание их с казаками, ‒ воодушевлял казаков на новые подвиги.
    Тов. Сафронов достоин награждения медалью «За боевые заслуги»…»


    ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС *

    Шумел сурово брянский лес,
    Спускались синие туманы.
    И сосны слышали окрест,
    Как шли на битву партизаны.
    Тропою тайной меж берёз
    Спешили дебрями густыми.
    И каждый за плечами нёс
    Винтовку с пулями литыми.
    В лесах врагам спасенья нет.
    Летят советские гранаты.
    И командир кричит им вслед:
    «Громи захватчиков, ребята!»
    Шумел сурово брянский лес,
    Спускались синие туманы.
    И сосны слышали окрест,
    Как шли с победой партизаны.
    1942

    _____________________
    * Песня. Музыка С. Каца



    ИСКУССТВО

  8. #8
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    Безсмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век". Михаил БОРИСОВ



    31 марта 2020




    МИХАИЛ БОРИСОВ(22 марта 1924 ‒ 9 марта 2010)


    Родина ‒ Алтай. Родители ‒ крестьяне. Летом 1941 года вызвался добровольцем; вместо окопов отправили в Томск, в артиллерийское училище. Потом Крымский фронт, Керченкий десант, тяжёлое ранение, госпиталь. Дальше Сталинград, Курская битва…

    Из наградного листа М. Борисова на орден «Красной звезды»: «Сержант Борисов Михаил Фёдорович, будучи наводчиком орудия 3й бат. в боях с немецкими оккупантами проявил доблесть и геройство. Его орудием в районе с. Красное 1.02.43 было подбито: 1 броневик, а в р-не Поповка 1.02.43 1 самоходная пушка, уничтожен один транспортёр и до 50 солдат и офицеров пр-ка. 15.02.43 в р-не совх. Челюскин подбито 1 орудие, 1 бронетранспортёр и уничтожено до 30 фрицев и 2 танка пр-ка. 24.02.43 в р-не д. Кицовка его орудие подбило 1 немец. танк. Т. Борисов достоин правительственной награды ордена «Красной Звезды»…»


    ВСЁ ЭТО ОНА

    Взбесившимся чёртом
    Металась война,
    Поштучно и оптом
    Платила она.
    Хватая в объятья,
    Швыряла «на щит»…
    Был дважды распят я
    И трижды убит.
    Но двадцать медалей
    И все ордена,
    Что мне перепали,
    Сковала война.
    Не с ней ли дороги
    Мы брали в штыки
    От матушки Волги
    До Шпрее-реки?
    Закат без рассвета.
    Как гром тишина.
    Любовь, что не спета.
    Всё это ‒ она!



    ИСКУССТВО

  9. #9
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    Безсмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век". Сергей НАРОВЧАТОВ

    31 марта 2020




    СЕРГЕЙ НАРОВЧАТОВ(3 октября 1919 — 22 июля 1981)



    Родился в городе Хвалынске (Саратовская губерния). С 1933 по 1937 год всей семьёй Наровчатовы прожили на Колыме.

    Учился в МИФЛИ и Литературном институте, участвовал в финской кампании. Войну с Германией прошёл и как солдат, и как журналист.

    Из наградного листа С. Наровчатова (на орден Отечественной войны II степени): «…В период боёв по прорыву вражеской обороны в районе реки Нарев и во время наступательных операций нашей армии в Восточной Пруссии, тов. Наровчатов всё время находился в действующих подразделениях, оперативно давая животрепещущий материал в газету, сплачивая вокруг газеты военкоровский актив. Вместе с передовыми частями тов. Наровчатов вступил в города Пултуск, Мариенбург, Эльбинг, Граундзянзд, Данциг. Когда противник 30-31-01 пытался контратаковать на участке 5-й роты, 97 с/п., 326 с.д, тов. Наровчатов вместе с политработниками полка организовал отражение контратаки…»



    В ТЕ ГОДЫ

    Я проходил, скрипя зубами, мимо
    Сожжённых сёл, казнённых городов
    По горестной, по русской, по родимой,
    Завещанной от дедов и отцов.
    Запоминал над деревнями пламя,
    И ветер, разносивший жаркий прах,
    И девушек, библейскими гвоздями
    Распятых на райкомовских дверях.
    И вороньё кружилось без боязни,
    И коршун рвал добычу на глазах,
    И метил все безчинства и все казни
    Паучий извивающийся знак.
    В своей печали древним песням равный,
    Я сёла, словно летопись, листал,
    И в каждой бабе видел Ярославну,
    Во всех ручьях Непрядву узнавал.
    Крови своей, своим святыням верный,
    Слова старинные я повторял, скорбя:
    — Россия, мати! Свете мой безмерный,
    Которой местью мстить мне за тебя!



    ИСКУССТВО


    ИСКУССТВО


  10. #10
    Регистрация
    15.06.2016
    Адрес
    Kyrgyzstan,Bishkek
    Сообщений
    29,180

    По умолчанию

    Безсмертный полк "Антологии русского лиризма. ХХ век". Глеб Пагирев


    29 марта 2020



    ГЛЕБ ПАГИРЕВ
    (19 апреля 1914 — 18 сентября 1986)


    Родом с Кубани (Екатеринодар). Отец преподавал в гимназии русский язык и литературу, воевал с немцами в первую мировую; вернувшись, умер. Сын после семилетки работал подручным слесаря, фрезеровщиком, наладчиком станков, мастером цеха, конструктором, — в том числе и на таких гигантах промышленности, как Уралмаш, ЗИС. С середины 30-х начал печататься.
    Свою войну начал чертёжником в Генштабе РККА, но добился перевода на фронт (сперва рядовым-лыжником на Синявинских болотах) и окончил командиром батальона, участвовавшего в разгроме курляндской группировки, — тогда получил самое тяжёлое (седьмое!) ранение. Победу встретил в госпитале (потом почти не мог ходить).
    «Имею девять наград», — написано в автобиографии.

    Из наградного листа: «Старший лейтенант ПАГИРЕВ в боях 25, 26, 27 января 1944 года показал себя как замечательный, волевой, инициативный и умный командир, обладающий редкой энергией и исключительной храбростью. В боях за населённый пункт ВОСКРЕСЕНСКОЕ, он уничтожил 10 огневых точек противника, расположенных в домах и дворах населённого пункта. Настигая огнём миномётов отходящего противника, он меткими выстрелами уничтожил до 2-х взводов вражеской живой силы. При форсировании реки СУИДА, миномётным огнём отразил бешеную контратаку неприятельских автоматчиков, разбил 2 неприятельских землянки».



    ТИШИНА


    Короткий дождь прошёл по обороне,
    Земля была дождём оглушена,
    Во всём обороняемом районе
    Стояла неземная тишина.

    Поблёскивали лужицы в сторонке,
    Брусникой пахла мокрая кора,
    И над водой, заполнившей воронки,
    Плясала золотая мошкара.

    Весь батальон от мала до велика
    На бруствер вылез в полной тишине.
    Ни выстрелов, ни грохота, ни крика, —
    Бывает же такое на войне!

    Степное солнце близилось к закату,
    Прохлада поднималась над жнивьём.
    «Вот благодать! — подумалось солдату. —
    Глядишь, и до победы доживём».


    1947


    ИСКУССТВО

Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до пока не свалимся

Принимаем:

BTС: BC1QACDJYGDDCSA00RP8ZWH3JG5SLL7CLSQNLVGZ5D

LTС: LTC1QUN2ASDJUFP0ARCTGVVPU8CD970MJGW32N8RHEY

Binance Pay ID: 431624865

Список поступлений от почётных добровольцев

Денежные переводы в Россию - не работают !!!



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+