Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Детские колонии

  1. #1
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    146,095

    По умолчанию Детские колонии

    Зона для несовершеннолетних: Как живут зэки на "малолетке"

    18:26 03.07.2019 (обновлено: 14:52 03.03.2020)
    7959



    © РИА Новости / Максим Блинов



    Наркотики и пьяные драки – самые частые причины, из-за которых подростки оказываются в исправительных колониях. Как живут малолетние преступники в тюрьме, и есть ли у них шанс на исправление – во второй части спецпроекта радио Sputnik "Недетские шалости".

    Мы отправились в Можайскую воспитательную колонию, чтобы увидеть, как наказывают малолетних преступников в России. За два с небольшим часа добрались от Белорусского вокзала до подмосковного Можайска, у железнодорожной станции нас уже ждал сотрудник колонии. По пути в поселок имени Дзержинского – именно там находится исправительное учреждение – поговорили немного о самом месте. Большинству заключенных от пятнадцати до восемнадцати лет. Если до совершеннолетия срок не заканчивается, их переводят в тюрьму для взрослых. Там к заключенным уже не будут относиться лояльно, поэтому по решению руководства колонии воспитанников могут оставить.



    © пресс-служба УФСИН России по Московской области

    Разговор с воспитанниками Можайской воспитательной колонии



    Можайская колония рассчитана на несколько сотен человек, но сидят в ней сейчас 49. Система наказаний изменилась, и за решетку попадают только за самые тяжелые преступления либо уже после неоднократных условных сроков.

    [COLOR=inherit !important]



    Реклама 37











    На территорию, где содержатся воспитанники, мы идем уже вместе с начальником колонии Олегом Александровичем Меркурьевым. Через КПП пропускают по двое. Неулыбчивый конвоир досконально проверяет как гостей, так и работников ФСИН. С собой разрешают пронести лишь блокнот, ручку и диктофон, последний только с особого разрешения начальника колонии.


    За дверью КПП начинается зона. Периметр – чуть больше километра. Здесь сидят преступники из Москвы и области, Твери и Ярославля. Территория колонии больше напоминает небольшой поселок, нежели тюрьму. Тут бараки, школа, больница, столовая, клуб и даже футбольное поле. Первым делом мы попадаем в карантинную зону, где новоприбывшие заключенные живут первые пятнадцать суток своего срока. За это время проверяют их психологическое и медицинское состояние, проводится санитарная обработка. В здании карантина нет ни конвоиров с автоматами и собаками, ни железных клеток с нарами, обстановка внутри похожа на пансионат – светлые достаточно просторные комнаты, новая мебель, свежевыкрашенные стены и добротный линолеум. В отличие от штаба сотрудников, где на полу потрескался старый кафель, а стены не видели маляра уже очень много лет. "А что делать, все лучшее – детям", – разводит руками Олег Александрович.



    © пресс-служба УФСИН России по Московской области

    Начальник Можайской воспитательной колонии Олег Александрович Меркурьев



    Бараки, где заключенные живут на протяжении всего срока, мало чем отличаются от карантинных. Комнаты рассчитаны на 6, 4 и 2-х человек. Изначально все попадают в обычные, но за хорошее поведение можно попасть в облегченные, а затем в льготные, хотя по факту комнаты отличаются только числом мест. От условий зависит и количество свиданий – если в обычном режиме их не больше десяти в год, то на льготном ограничений почти нет.

    У воспитанников есть свой уголок для релаксации, чтобы посидеть, подумать, помедитировать с аквариумными рыбками и черепашкой. Есть и кухня с микроволновкой и электрическим чайником, где можно перекусить между установленными распорядком приемами пищи. Заключенных кормят пять раз в день. Помимо обеда, завтрака и ужина есть еще второй завтрак и полдник. В меню – каши, супы, мясо, творог. Никакой "баланды", байки о которой так часто ходят в народе.


    В колонии очень плотный распорядок. День начинается в 6:30 утра, после зарядки и утреннего туалета – завтрак, потом учеба, обед, снова учеба или работа. По закону в России дети могут работать с четырнадцати лет. Большинство трудятся из-за компенсации, которую нужно выплачивать по судебным искам. Свыше четырех часов никто, как правило, не работает, потому что руководство колонии делает упор совсем на другое.











    "В основном у нас работают по 4-4,5 часа. Потому что основное, что мы даем согласно законодательству – это обучение. Чтобы ребенок был с полным средним образованием, и от нас он уже вышел с профессией. То есть, чтобы он не вернулся обратно на круги преступления, должна быть профессия, по которой он может работать и получать минимальную зарплату", – говорит Олег Меркурьев.





    © пресс-служба УФСИН России по Московской области

    Работы воспитанников Можайской воспитательной колонии



    Школу здесь просто так не прогуляешь. Причиной может быть только болезнь или длительное свидание. Учеников распределяют по классам не по возрасту, а по объему знаний, поэтому шестнадцатилетний подросток запросто может оказаться семиклассником, рассказывает директор школы Ольга Васильевна:











    "Как правило, какие к нам приходят ученики? С большими пробелами в знаниях. Ведь одной из причин того, что они попали в места лишения свободы, явилось то, что в школу они не ходили, домашние задания не делали, были предоставлены сами себе и улице. Поэтому первоочередная задача, которая стоит перед нами, учителями, ликвидировать пробелы в знаниях и довести их до уровня. Мальчишки – они есть мальчишки со своими плюсами-минусами… Некоторые откровенно говорят: "Я на воле не учился и у вас учиться не буду, делайте со мной что хотите!" Был у нас такой воспитанник: пришел, рыдал – я не буду учиться, я не учил. Его не допустили до экзаменов в девятом классе. Потом второй год все – втянулся, закончил девятый класс, получил аттестат. Я говорю: "Саша, вот что было дурака валять?" – "Я был дурак, Ольга Васильевна".





    © пресс-служба УФСИН России по Московской области

    Директор школы Можайской воспитательной колонии, заслуженный учитель РФ Ольга Князькова



    Впрочем, заключенные и сами признают, что здесь становятся лучше. Мы поговорили с одним из мальчиков, он попросил не называть своего имени:


    – Я убил человека. Здесь я оказался три года назад. За это время, знаете, наверное, стал лучше, как-то подтянулся во всех планах.

    – Трудным подростком был?

    – Да, трудным.

    – Ты раскаиваешься в том, что произошло?


    – Да.

    – А как так произошло?

    – Так получилось.

    В расписании у подростков не только учеба, но еще и спорт. Сотрудники сами учат их играть в футбол. В колонии проходят товарищеские матчи. Мы попали на один из них. К воспитанникам приехала команда одной из городских школ Можайска. Результат – 10:0 в пользу колонии. Часто в гостях бывают знаменитые гости, как Федор Конюхов или спортсмен и депутат от Красногорска Джефф Монсон. Они проводят мастер-классы и лекции в местном клубе. Здесь же воспитанники смотрят фильмы и устраивают праздничные концерты. Особенно тщательно готовятся к девятому мая. Для города-героя Можайска это особенный день.



    © РИА Новости / Максим Блинов

    Осужденные в Можайской воспитательной колонии



    Отличников поведения стараются поощрять – устраивают экскурсии, например, в Москву на ВДНХ. Для многих воспитанников такие поездки в столицу оказываются первыми в их жизни - почти все заключенные из неблагополучных семей. На вопрос: как часто мамы и папы приезжают к мальчишкам, начальник колонии со вздохом рассказывает:











    "Хотелось бы почаще. Вот была неделя – никого не было. То есть в конце прошлой недели приехала мама с братом к одному, трое суток побыли. Потом к другому приехали, двое суток побыли. Потом затишье-затишье-затишье. Вот сегодня две мамы приехали к мальчикам. А так бывает, что недели две – пустота. Какие бы отношения ни были, мама – это святое. Но есть такие мамы, которых трудно мамами назвать… Некоторые ребята даже домой посылают деньги, чтобы мамы сюда приехали".



    По словам полковника Меркурьева, после общения с психологами и воспитателями многие из ребят начинают выговариваться, рассказывать о своих обидах. На контакт заключенные идут не сразу, но после нескольких занятий все, что накопилось в душе, начинает выливаться. В тюрьме многие понимают, что жизнь может быть другой – без вечно пьяных родителей, постоянных побоев, унижений и нищеты, знакомых почти всем заключенным.











    "Возраст – 16-17 лет, в голове понимание "я все могу, я жизнь прожил", и нет контакта со взрослыми. То есть взрослые от него отвернулись. Ну он пару раз нехорошо себя повел где-то в каких-то моментах, и все – стену построили. И он стену выстроил, и к нему стену выстроили. В душе он считает, что не нужен никому – ни семье, ни школе, ни обществу", – рассказывает Меркурьев.





    © РИА Новости / Максим Блинов

    Осужденные в Можайской воспитательной колонии



    Начальник колонии говорит, что за последние три года ни один воспитанник не вернулся на зону. Но это не значит, что обошлось без рецидивов – возможно, воспитанники попадали уже во взрослую тюрьму. Ведь после освобождения они приезжают обратно к своим семьям, где вновь оказываются в тех условиях, о которых так старались забыть во время срока. В колонии все получают шанс на исправление, но стоит ли им воспользоваться – каждый решает сам.


    Авторы Мария Сметанина, Дарья Гудкова, радио Sputnik

    [/COLOR]
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  2. #2
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    146,095

    По умолчанию

    206














    История России65 395 подписчиков
    Подписаться






    Дети в тюрьме. Как живут в колониях для несовершеннолетних?

    14 октября 2018
    113 тыс. дочитываний
    3,5 мин.
    144 тыс. просмотров. Уникальные посетители страницы.
    113 тыс. дочитываний, 79%. Пользователи, дочитавшие до конца.
    3,5 мин. Среднее время дочитывания публикации.




    «Dura lex, sed lex», – говорили римляне, что в переводе с латыни значит: «Суров закон, но закон». Действительно, перед ним равны все, ведь речь идет о защите прав и свобод личности и о человеческой жизни. Малолетние преступники – не исключение. Но тюрьма ломает детскую психику настолько, что после освобождения лишь единицы смогут стать полноценными членами общества.




    На самом деле, тюрьма – это последнее, что ожидает юного преступника. Если преступление легкой или средней тяжести, дело суд, как правило, ограничивается условным наказанием. Но если статья серьезнее, к примеру убийство, терроризм или грабеж, ребенок попадает в воспитательную колонию. А уже то, что происходит за колючей решеткой – не для слабонервных…
    Первые две недели пребывания зэка в колонии – это так называемый карантин. В это время дети учатся ходить строем, знакомятся с внутренним распорядком, с ними беседуют следователи и психологи. Несмотря на то, что условия проживания и отношение в детских пенитенциарных учреждениях должны быть более мягкими, чем во взрослых, из детей так же выбивают признания и доносы на подельников. Потом заключенные живут по общему распорядку. В 6:30 – подъем, уборка спален по очереди, зарядка, завтрак. С 8:00 до 14:00 – работа. Дети занимаются изготовлением мебели, готовкой, шитьем и т.д. затем после обеда дети до 17:30 занимаются в школе, старшие ребята параллельно осваивают программу ПТУ, есть и программа политико-воспитательной работы, обязательная для всех. В 22:30 – отбой. Хотя, график по сравнению с тюремной иерархией – это далеко не так интересно.




    Низшая ступень среди всех власть имущих – активисты. Они, как правило, становятся старостами в классах и следят за порядком. Ну, как следят – бьют сокамерников за плохие оценки, замечания в течение дня, регулярно бьют даже нормальных, чтобы боялись, отбирают самые ценные вещи и еду из посылок. Администрация на такое самоуправство закрывает глаза – в конце концов, так порядка больше.
    Наказывают и за наколки, которые приходится выжигать марганцовкой. Но желающих сделать татуировку это не останавливает: делают и прибор, и чернила, бьют себе и другим. Примерно вот так:
    «…из тетрадки доставали скобу, затачивали ее и спаивали над огнем в ручку. А чернила готовили из пластмассы: поджигали ее — и копоть от горения собирали на каком-нибудь куске стекла. Потом счищали все это и смешивали с шампунем. И получались чернила».




    У детей в колониях царят очень глупые обычаи. До 1991 года нельзя было, к примеру, иметь ничего из красных вещей и даже курить красную «Приму», слова «коммунист» и «комсомолец» считались ругательствами. Зэк мог даже к матери на свидание не выйти, если она была одета в красное. Сейчас все не настолько плохо, но малолетние преступники все равно живут в постоянном страхе не столько из-за распорядка, сколько из-за собственных странных правил.
    «Никакого перевоспитания на «малолетке» нет, там воспитывают, наоборот, криминал в большинстве случаев. Вот мне это не понравилось, и я больше туда не хочу».




    Проблема усугубляется еще и тем, что с каждым годом преступления «молодеют», и колонии пополняются бандитами, имеющими криминальный опыт в прошлом. К этой категории правонарушителей нельзя относиться однозначно – с одной стороны, дети в силу возраста не осознают тяжести собственных поступков и не умеют брать на себя ответственность за их последствия. С другой – они все же представляют опасность для общества, и с определенного возраста должны понимать, что за любым проступком или преступлением неизменно следует наказание.




    206














    История России65 395 подписчиков
    Подписаться






    Дети в тюрьме. Как живут в колониях для несовершеннолетних?

    14 октября 2018
    113 тыс. дочитываний
    3,5 мин.
    144 тыс. просмотров. Уникальные посетители страницы.
    113 тыс. дочитываний, 79%. Пользователи, дочитавшие до конца.
    3,5 мин. Среднее время дочитывания публикации.




    «Dura lex, sed lex», – говорили римляне, что в переводе с латыни значит: «Суров закон, но закон». Действительно, перед ним равны все, ведь речь идет о защите прав и свобод личности и о человеческой жизни. Малолетние преступники – не исключение. Но тюрьма ломает детскую психику настолько, что после освобождения лишь единицы смогут стать полноценными членами общества.




    На самом деле, тюрьма – это последнее, что ожидает юного преступника. Если преступление легкой или средней тяжести, дело суд, как правило, ограничивается условным наказанием. Но если статья серьезнее, к примеру убийство, терроризм или грабеж, ребенок попадает в воспитательную колонию. А уже то, что происходит за колючей решеткой – не для слабонервных…
    Первые две недели пребывания зэка в колонии – это так называемый карантин. В это время дети учатся ходить строем, знакомятся с внутренним распорядком, с ними беседуют следователи и психологи. Несмотря на то, что условия проживания и отношение в детских пенитенциарных учреждениях должны быть более мягкими, чем во взрослых, из детей так же выбивают признания и доносы на подельников. Потом заключенные живут по общему распорядку. В 6:30 – подъем, уборка спален по очереди, зарядка, завтрак. С 8:00 до 14:00 – работа. Дети занимаются изготовлением мебели, готовкой, шитьем и т.д. затем после обеда дети до 17:30 занимаются в школе, старшие ребята параллельно осваивают программу ПТУ, есть и программа политико-воспитательной работы, обязательная для всех. В 22:30 – отбой. Хотя, график по сравнению с тюремной иерархией – это далеко не так интересно.




    Низшая ступень среди всех власть имущих – активисты. Они, как правило, становятся старостами в классах и следят за порядком. Ну, как следят – бьют сокамерников за плохие оценки, замечания в течение дня, регулярно бьют даже нормальных, чтобы боялись, отбирают самые ценные вещи и еду из посылок. Администрация на такое самоуправство закрывает глаза – в конце концов, так порядка больше.
    Наказывают и за наколки, которые приходится выжигать марганцовкой. Но желающих сделать татуировку это не останавливает: делают и прибор, и чернила, бьют себе и другим. Примерно вот так:
    «…из тетрадки доставали скобу, затачивали ее и спаивали над огнем в ручку. А чернила готовили из пластмассы: поджигали ее — и копоть от горения собирали на каком-нибудь куске стекла. Потом счищали все это и смешивали с шампунем. И получались чернила».




    У детей в колониях царят очень глупые обычаи. До 1991 года нельзя было, к примеру, иметь ничего из красных вещей и даже курить красную «Приму», слова «коммунист» и «комсомолец» считались ругательствами. Зэк мог даже к матери на свидание не выйти, если она была одета в красное. Сейчас все не настолько плохо, но малолетние преступники все равно живут в постоянном страхе не столько из-за распорядка, сколько из-за собственных странных правил.
    «Никакого перевоспитания на «малолетке» нет, там воспитывают, наоборот, криминал в большинстве случаев. Вот мне это не понравилось, и я больше туда не хочу».




    Проблема усугубляется еще и тем, что с каждым годом преступления «молодеют», и колонии пополняются бандитами, имеющими криминальный опыт в прошлом. К этой категории правонарушителей нельзя относиться однозначно – с одной стороны, дети в силу возраста не осознают тяжести собственных поступков и не умеют брать на себя ответственность за их последствия. С другой – они все же представляют опасность для общества, и с определенного возраста должны понимать, что за любым проступком или преступлением неизменно следует наказание.


    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  3. #3
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    146,095

    По умолчанию

    Воспитательная колония №2: Как живут подростки в месте, которое похоже на концлагерь фото


    Единственная в Беларуси колония для несовершеннолетних преступников находится в Бобруйске. По приглашению родителей осужденных подростков могилёвский журнал о правах человека mspring.online посетил это место, чтобы рассказать о реалиях печального заведения, где, можно сказать, пытают детей.От взрослых зон бобруйская воспитательная колония №2 отличается только численностью контингента. Здесь всего три отряда, в каждом из которых примерно по 80 человек. За каждым отрядом закреплено четыре воспитателя. В остальном, особенно по строгости содержания, колония ничем не уступает взрослым, а по жестокости нравов может и дать фору. На “малолетке” нет так называемых “смотрящих” от воровского мира, которые во многом следят за порядком во взрослых исправительных учреждениях. Тут выживает сильнейший.Несмотря на то, что все зеки здесь это, по сути, ещё не сформировавшиеся юноши, родителей, приезжающих к своим чадам, встречает всё тот же деревянный забор в два человеческих роста из тщательно сбитых досок. Ни намёка на щель. Эта морально устаревшая технология сокрытия всего от посторонних глаз характерна для всех белорусских колоний и не меняется с 1937 года.Два отряда из трёх – это “наркоманы”. Так здесь называют осуждённых по статье 328 УК “Незаконный оборот наркотиков”. Фигуранты громких историй — когда школьникам дают по 10 лет заключения, содержатся именно здесь. Если бы не было безумных сроков за попытку купить спайсы или марихуану, бобруйскую колонию для малолетних можно было бы расформировать, а её сотрудников уволить. Ведь, фактически, преступников, осуждённых за серьёзные уголовные преступления вроде грабежей или краж всего несколько десятков. В большинстве своём это те, кому заменено условное наказание на реальный срок из-за невыполения правил поведения. Уже и в третьем отряде, если верить мамам, появились осуждённые за наркотики. МВД умеет создавать себе рабочие места.Юные зеки панически боятся рассказывать кому-либо о реалиях их зоны. Об этом чаще можно услышать от тех, кому повезло покинуть эти стены. Кое-что выведывают несчастные матери. Они тоже боятся говорить, но всё же и молачть не могут. Иногда их прорывает. Особенно, когда повод для недовольства создаёт сама администрация ВК №2.Совсем недавно в комнате свиданий специальной непрозрачной плёнкой было затянуто окно, выходившее на территорию колонии. Речь идёт о месте, где родители в течение суток могут повидать своих малолетних преступников. Видимо, даже одного дня хватало, чтобы кое-что стало видно невооружённым взглядом, и мамы начинали жаловаться. Теперь они будут смотреть только на четыре стены. Но крамольные с точки зрения администрации новости всё равно просачиваются сквозь заборы.Стало известно, что в каждом отряде есть по три активиста из числа осуждённых (председатель отряда это официальное назначение, плюс ещё два помощника). Практически все они старше своих соратников по несчастью, им примерно по 21 году, но они не уезжают на взрослую зону, так как за подобный “активизм” им может грозить расправа со стороны заключённых, чтущих воровские понятия.Они досидят свой срок на “малолетке”, выполняя любые приказы начальства, и для этого им позволено делать то, чего делать нельзя. Сразу несколько матерей признались, что обеспокоены практикой избиения своих детей деревянной палкой – активисты так расправляются с неугодными.Чтобы понять воспитательные приёмы, царящие в ВК №2, достаточно рассказа о питании малолетних заключённых. Ладно, они все тощие из-за некалорийной еды. Но им на приём пищи ещё и отведено время – норматив четыре минуты.То есть, словно скот, эти дети должны очень быстро впихнуть в себя то, что приготовила для них родина. А если кто-то потом хочет перекусить в отряде и попить чаю, то здесь нужно кланяться активистам. На отряд в 80 человек выделен всего один чайник. Чтобы добыть кипятка нужно записаться в очередь, которая может подойти, например, через три дня. Ну, или есть другой способ – заплатить активисту сигаретами. Все родители утверждают наперебой, что предлагали купить по чайнику чуть ли не на каждого сидельца, но администрация ответила отказом. Незачем.Практически все матери на длительное свидание (длится ровно сутки) везут детям домашнюю еду и обязательно таблетки типа “Мезим” для улучшения пищеварения. Продуктов везут по минимуму, самое вкусное малыми порциями. Дело в том, что резкий переход с тюремной еды на домашнюю вызывает резкие боли в желудке. Полуголодные дети жадно набрасываются на еду, а потом им становится плохо.Что же касается краткосрочных свиданий, то они длятся всего четыре часа и проходят исключительно в присутствии сотрудника колонии, контролирующего, как цензор, каждое слово. Так что дети, даже если и захотят, не смогут рассказать о своих проблемах родителям. Лишним будет говорить, что письменные жалобы за забор просто не выходят. Здесь нельзя ничего.Даже к своему собственному персоналу администрация колонии предъявляет жёсткие требования.Чем же занимаются днями малолетние преступники? Как оказалось, в отличие от взрослых зон, где “наркоманы” очищают провода от изоляции, в Бобруйске дети добывают руками резину. В буквальном смысле слова. По одной из родительских версий, соседняя “Белшина” отправляет сюда брак и некондицию. По другой, на переработку могут попасть и просто старые покрышки.Теперь мамы знают, что автошина — это резино-металло-тканевая оболочка, и эффективного способа отделения резины от металлокорда нет. Выгоднее всего использовать рабский труд, что и делают в Бобруйске. Задачей малолетних зеков является вытягивание всего корда, чтобы за смену выработать норму – один килограмм чистой резины для переработки. За эту работу администрация платит от 2 до 5 рублей в месяц. И это не описка, корреспондент mspring.online лично видел расчётные листки с этой настоящей каторги. Детям платят от одного до двух с половиной долларов в месяц. Напомним, отработанные покрышки являются отходами IV класса опасности.Матерями зафиксирован случай, когда зимой подростков заставили руками носить снег из-за того, что не было работы. Для администрации важно, чтобы у зеков не было ни минуты свободного времени. Главное держать их в “ежовых рукавицах”, а о правах можно и не вспоминать.Например, осуждённые имеют право на телефонные звонки. В субботу и воскресенье у них есть законные 15 минут разговора. Но не на бобруйской “малолетке”. Практически все матери в один голос твердят, что дольше 4 минут с детьми не разговаривали. Ну, может, только активисты имеют возможность потрепаться, пользуясь благосклонностью начальства.Нет и возможности читать книги, на них просто нет времени. Здесь же вызревает ещё один щекотливый вопрос – взыскания. Из-за нехватки времени практически все дети пишут письма глубоким вечером, а это запрещено. Писать можно только в период “личного времени”, а его на самом деле нет. Поэтому любой из здесь сидящих в любой момент может получить пару взысканий и лишиться права на досрочное освобождение.Зато по субботам дают посмотреть второсортные российские сериалы. На это есть два часа. Детям постоянно напоминают, что они преступники.Шок первого посещения у матерей быстро проходит. Реально оценив своё положение, они быстро понимают, что ничего человеческого в белорусской пенитенциарной системе нет и начинают бороться за здравый смысл. Особой болью в бобруйской ВК №2 можно назвать вроде бы такую элементарную на свободе вещь, как обувь. Здесь её можно купить только в тюремном магазине. Стоит она недорого, всего 50 рублей, но и качества её хватает лишь на три месяца осторожной носки.Видимо, эти обувные изделия выпускает какая-то другая колония, и таким нехитрым образом предприятие делают рентабельным за счёт родителей юных зеков. Такие же ботинки, но качественные, привезённые родителями, запрещены. Если вдруг в магазине не оказалось нужного размера, то значит какому-то парню не повезло. Заставить купить обувь на пару размеров больше, чем нужно – это скорее норма, чем исключение. Таковы негласные тюремные правила.Ещё одна тема, о которой матери осуждённых детей говорят рыдая, это банно-постирочный день по субботам. Оказывается, второй комплект одежды малолетним зекам не положен. То есть, дети должны сами помыться, потом постирать свою одежду, и за одну ночь эти вещи должны высохнуть. При этом радиаторов для сушки только три, один из которых отдан, конечно же, активистам. Если одежда не высохла, значит не повезло. Но можно ведь одеться и не в сухое.В остальном матери всем довольны. В колонию для подростков можно раз в два месяца передавать посылки весом в 30 кг. Одна проблема – чтобы собрать хорошую посылку, нужно примерно 400-500 рублей. Для этого большинство матерей работают на двух работах.Бобруйская колония для малолетних производит странное впечатление. Она находится на самой окраине, недалеко от дымящей трубами местной ТЭЦ. Но бобруйские власти построили большой жилой квартал прямо возле тюремного забора. Выглядит это очень необычно.И ещё. Даже в отличие от взрослых колоний, здесь постоянно слышен лай собак. ВК №2 имеет своё кинологическое хозяйство.Всё очень серьёзно. С полосой препятствий для собак. Не покидает ощущение, что сотрудники Департамента исполнения наказаний (ДИН) готовятся к чему-то большему, чем охрана 240 вчерашних школьников.Комично выглядят дети на фото. Все мамы хранят в телефонах их изображения. За редким исключением, это типажи хрестоматийных хилых “ботаников”, которых суд по каким-то причинам признал участниками организованных преступных группировок (часть 4 статьи 32.Отлично упитаные охранники же внешне выгдядят примерно, как три таких подростка. В определенный момент сотрудники колонии заметили журналиста и решили поинтересоваться его активностью, однако не поняв цели визита, пошли по своим делам. По ощущениям, пара контролёров такой комплекции, тем более вооружённые дубинками, могли бы запросто расправиться с целым отрядом недоедающих детей.Но воспитательная колония для несовершеннолетних поражает своей бескомпромиссностью. На следующем фото, если присмотреться, видно, что между деревянным внешним забором и вышкой охранника натянуты три ряда густой колючей проволоки. В определённый момент между ними была замечена спущенная служебная овчарка без поводка. Выглядело это всё зловеще: вместо слова “воспитательная” мозг предлагал назвать колонию всё же “карательная”.



    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до пока не свалимся

Принимаем:

BTС: BC1QACDJYGDDCSA00RP8ZWH3JG5SLL7CLSQNLVGZ5D

LTС: LTC1QUN2ASDJUFP0ARCTGVVPU8CD970MJGW32N8RHEY

Binance Pay ID: 431624865

Список поступлений от почётных добровольцев

Денежные переводы в Россию - не работают !!!



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+