Показано с 1 по 2 из 2

Тема: Гинзбург Моисей

  1. #1
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    145,369

    По умолчанию Гинзбург Моисей

    Пост почитания Моисея Гинзбурга

    4 июня 1892 года родился Моисей Гинзбург, советский архитектор-авангардист, один из главных теоретиков конструктивизма. Мы в очередной раз вспоминаем, почему наследие этого архитектора-конструктивиста необходимо охранять, и рассказываем, что происходит с домом Наркомфина и другими его проектами.
    5 июня 2017 г.
















    4 июня 1892 года родился Моисей Гинзбург, советский архитектор-авангардист, один из главных теоретиков конструктивизма. Мы в очередной раз вспоминаем, почему наследие этого архитектора-конструктивиста необходимо охранять, и рассказываем, что происходит с домом Наркомфина и другими его проектами.
    История
    Моисей Яковлевич Гинзбург родился в Минске 4 июня 1892 года. Там же получил среднее образование, а за профессией архитектора он отправился за границу. Перед тем как обосноваться в Миланской академии художеств, Гинзбург занимался в парижской Академии изящных искусств и Тулузской архитектурной школе, но по-настоящему пленила его только Италия. В Миланской академии Гинзбург учится у одного из лучших профессоров, во время обучения путешествует по Италии, исследует архитектурные ансамбли и исторические памятники, вживую знакомясь с работами мастеров прошлого. Тогда же Моисей Гинзбург присматривается к европейской архитектуре и стилю модерн, который впоследствии завоюет его сердце.


    Архитектор Моисей Гинзбург (1892-1946).
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаПосле Европы Гинзбург решает продолжить обучение в Рижском политехникуме, находившемся тогда в Москве. В 1917 году молодому архитектору поступает первый заказ на жилой дом и предложение переехать в Крым, чтобы руководить проектом. Там Гинзбург проявляет интерес к архитектуре Крыма и по итогам собственного исследования выпускает научный труд “Татарское искусство в Крыму”.


    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея Гинзбурга


    Видео
    В гостях у Александры Толстой: русская эклектика в Лондоне

    Популярное









    В Москву молодой Гинзбург приезжает в 1921 году с накопленным багажом знаний, собственными прогрессивными идеями и мыслями о состоянии современной архитектуры. Уже в 1923 году он становится профессором ВХУТЕМАСа, и практически сразу после этого выходит его первая книга “Ритм в архитектуре”, которая четко обозначила намерения Гинзбурга-теоретика. В 1925 он вместе с Александром Весниным создает Объединение современных архитекторов (ОСА), что по сути означает официальное утверждение советского конструктивизма, одним из главных теоретиков и практиков которого был Моисей Гинзбург.


    Статья из журнала "Современная архитектура", посвященная проекту дома Наркомфина.
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаЗатем ОСА начинает выпускать журнал “Современная архитектура”, где архитектор публикует свои программные теоретические статьи. Один из первых реализованных объектов Гинзбурга – жилой дом Госстраха на Малой Бронной (1926–1927). В это время архитектор работает в области жилищного строительства и в 1927 году создает первый проект дома-коммуны. Гинзбурга всегда волновали проблемы планировки жилых комплексов, градостроительные теории. Одним из его главных экспериментов и впоследствии самым известным проектом стал дом Наркомфина на Новинском бульваре. Позднее под руководством Гинзбурга группой архитекторов был реализован проект “младшего брата” дома Наркомфина – Дома-коммуны на Гоголевском бульваре. О нем читайте подробнее в нашем отдельном материале.


    Дом Наркомфина, архивная фотография.
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея Гинзбурга


    Популярное









    В 1930-е годы Моисей Гинзбург увлекся идеями дезурбанизации и создал вместе с Михаилом Барщем конкурсный проект “Зеленый город”. Гинзбург считал, что необходимо расселить жителей Москвы вдоль магистралей, соединяющих столицу с другими городами, вокруг высадить леса, а в центре Москвы оставить административные здания и исторические памятники. Конечно, власти СССР раскритиковали подобную идею, посчитав ее абсолютно нереализуемой. Кроме того, Моисей Гинзбург в числе прочих советских архитекторов участвовал в конкурсах на проекты Дворца Советов, Парка культуры и отдыха, дома «Известий», здания Наркомтяжпрома на Красной площади и прочих знаковых построек.


    Жилой дом Госстраха на Малой Бронной в Москве. (1926-1927)
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаВажное место в архитектурной карьере Гинзбурга занимало проектирование санаториев. Один из его самых успешных проектов – санаторий Наркомтяжпрома в Кисловодске, который функционирует до сих пор. Еще два санатория – в Ореанде и Кисловодске – были закончены уже после смерти архитектора. После войны Моисей Гизбург занимается проектами восстановления разрушенных городов СССР. Одним из его самых крупных проектов было создание нового облика Севастополя, которое он не успел довести до конца.


    Санаторий Наркомтяжпрома в Кисловодске (1935-1937)
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея Гинзбурга


    Популярное









    Сегодня у нас есть возможность увидеть постройки Гинзбурга в Москве, Екатеринбурге, Кисловодске и других городах России. Например, в Екатеринбурге планируется создание музея “Ячейка F” внутри дома Уралоблсовета, еще одного “дома переходного типа”, построенного по проекту Гинзбурга в 1933 году. Куратор музейного проекта Никита Сучков рассказал, что сейчас уже полностью сформулирована концепция музея, основным принципом которой станет модульность и трансформируемость, а главным экспонатом – само пространство.
    Наследие
    О наследии одного из главных авангардистов и теоретиков конструктивизма Моисея Гинзбурга мы поговорили с его внуком – российским архитектором Алексеем Гинзбургом. Один из последних реализованных проектов Алексея – реставрация здания “Известий” на Пушкинской площади, построенного его прадедом – архитектором Григорием Бархиным.


    Алексей Гинзбург

    Почему конструктивизм – это важно?
    Архитекторы-авангардисты начала XX века формулировали принципы новой архитектуры, которая должна была соответствовать эпохе современного им мира. У нас этим занимались конструктивисты, и в большей степени их работа заключалась в формулировании подходов к потребностям современного человека, а не в социальных утопиях, с которыми обычно их ассоциируют, – дома-коммуны и прочие подобные идеи. Сейчас мы отчетливо понимаем, что, например, дом Наркомфина – это не дом-коммуна, а коммунальный дом (жилой дом с развитой общественной инфраструктурой).


    Дом Наркомфина, архивная фотография.
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаСейчас мы можем справедливо оценивать работы всех конструктивистов и наследие Моисея Гинзбурга как одного из лидеров этой группы и основного теоретика. Последующее развитие архитектуры и культуры показало, что то, о чем он писал в своих книгах, и в первую очередь в своем программном труде “Стиль и эпоха”, полностью соответствует реальности.
    О том, почему памятники конструктивизма тяжело, но важно сохранять
    Мы до конца не осознаем ценность того короткого десятилетия эпохи авангарда конца 1920-х – начала 1930-х годов. На самом деле это был наш главный вклад в мировую современную архитектуру. Это тот момент, когда мы вели за собой всю мировую культуру и заложили основы современной, модернистской архитектуры. К сожалению, в середине 30-х годов было декларировано негативное отношение к теоретическим воззрениям и материальной культуре авангарда. Было объявлено, что это буржуазный формализм, а интернациональный стиль слишком далек от потребностей социалистического общества. И в подсознании людей осталось ощущение того, что это какая-то ненужная и неважная архитектура.



    Популярное











    Лестница архитектора Ивана Леонидова в санатории Наркомтяжпрома в Кисловодске. Фото: Евгений Денисюк.
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаА также появился странный психологический феномен, основанный на том, что старое лучше сломать и построить новое. Он является опасным заблуждением, когда речь идёт об историческом наследии. Занимаясь реставрацией и реконструкцией, мне необходимо работать с другими участниками этого процесса и постоянно обсуждать степень вмешательства – что нужно сохранять, а что нет. Для архитектора этот выбор всегда очень сложен, но это касается не всех – многим кажется, что сломать и построить новое намного проще. Так старая материальная среда со временем заменяется новой.


    Общежитие рабочих ватной фабрики на проспекте Мира (1928-1931).
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаЕсть еще опасный миф о том, что конструктивистская архитектура плохо построена: все это хлипкое, шаткое, сделанное из камышита. Поэтому к ней сложилось такое небрежное отношение. На самом деле это не так. Здания того времени строились обдуманно, с помощью революционных, прорывных технологий. Сейчас мы, занимаясь реставрацией некоторых памятников авангарда, видим, что технические решения конструктивистов соответствовали эксплуатационным требованиям. Даже при использовании экспериментальных технологий авторами, людьми с высоким уровнем образованности и строительной культуры, продумывались мельчайшие детали новой архитектуры. Другой вопрос – как использовали многие из этих зданий. Здание любой эпохи при варварской эксплуатации можно довести до состояния руины.



    Популярное









    О доме Наркомфина
    Сейчас мы реставрируем дом Наркомфина и залезли настолько глубоко, как не удавалось ни разу за последние 30 лет. Мы исследуем внутренности стен, перекрытия, помещения, которые всегда были закрыты. И поэтому можем отличить мифы о конструктивистской культуре от реальности. Дом Наркомфина абсолютно инновационный проект во всех строительных деталях. Камышит, на который все сетуют, – предвестник современных утеплителей, и на самом деле он использован там далеко не везде, а только для утепления торцов бетонных балок. При строительстве этого дома впервые была использована трехслойная стена, сборные перекрытия и оригинальные системы инженерной коммуникации. Конечно, если не чистить внутренний водосток, допускать проникновение воды между стенами и штукатуркой, то довести дом до сегодняшнего состояния очень легко. И мне абсолютно понятно, что никаких проблем с инженерной мыслью и качеством материалов там не было.


    Дом Наркомфина, интерьер ячейки.
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаСегодня мы близки к началу реставрации дома Наркомфина как никогда. Мы выполнили всю реставрационную проектную документацию, тщательно исследуем интерьеры квартир вплоть до цветовых решений. Нам хочется создать прецедент настоящей, полноценной реставрации памятника современной архитектуры. В настоящий момент также дорабатываются сложные инженерные решения, которые требуются для того, чтобы опустить землю вокруг дома и освободить первый этаж от застройки. Изготавливаются опытные образцы окон – тех, которые мы будем воссоздавать: оригинальных осталось очень мало, но мы планируем заменить все в соответствии с авторским проектом. Мы подбираем нужные материалы, готовимся к демонтажу пристроек и началу реставрационных работ уже в этом году.
    О музее в Екатеринбурге
    В Екатеринбурге есть энтузиасты, занимающиеся музеефикацией одной из ячеек типа F в доме Уралоблсовета. И мне кажется, что этот феномен очень важен. Лет 25–30 назад домом Наркомфина активно интересовались и хотели туда попасть важные историки и исследователи архитектуры. 10–15 лет назад на дом Наркомфина постоянно хотели посмотреть иностранные архитекторы – все современные звезды архитектуры, приезжавшие тогда в Москву. А последние лет 5 я вижу, что появилось большое количество наших сограждан, заинтересованных в этом доме, и людей, которые сами водят туда экскурсии.


    Дом Уралоблсовета в Екатеринбурге (1933). Фото: Борис Демидов
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаИ я понял, что всплеск интереса к очень важной части нашей культуры проявляется именно так. Мне кажется, это то, что может спасти историческую среду вообще и памятники авангарда в частности, – память и знание своей истории. И особенно когда этим интересуются не только иностранцы, но и мы сами.
    О конструктивизме сегодня
    Безусловно, я не пытаюсь подражать каким-то конструктивистским работам на формальном уровне – это было бы странно. Я стараюсь воспринимать какие-то принципиальные мысли конструктивистов и им следовать. Для меня современная культура начинается с авангарда 1920-х годов, и через модернистскую архитектуру она приходит к сегодняшним принципам.


    Санаторий Наркомтяжпрома в Кисловодске (1935-1937). Фото: Евгений Денисюк.
    Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея ГинзбургаПодходы к формированию архитектурного стиля, описанные Гинзбургом в “Стиле и эпохе”, кажутся мне абсолютно понятными и правильными с точки зрения ориентации в творческом пространстве, и мне это очень помогает. Мне интересно учиться формулировать методологию, пользуясь наследием конструктивистов как фундаментом для осознания того, что и как нужно делать дальше. Основываясь на их видении современной архитектуры как отражении принципов новой исторической эпохи, я продолжаю архитектурную практику сегодня.
    Материал подготовила Софья Карпенко
    Фото: Софья Карпенко; Кирилл Матвеев; Евгений Денисюк; личный архив Алексея Гинзбурга
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

  2. #2
    Аватар для Пyмяyx**
    Пyмяyx** вне форума Основатель движения, Administrator, координатор по Израилю,

     Великий Гроссмейстер Пурпур Народный реферер purpur.jpg

    Регистрация
    31.01.2003
    Адрес
    Санкт-Петербург и Кирьят-Экрон
    Сообщений
    145,369

    По умолчанию

    Дом Наркомфина: история здания и уникальный процесс реставрации

    Летом 2020 года вернулся к жизни дом Наркомфина — главный шедевр эпохи конструктивизма в Москве. Рассказываем об истории здания и уникальном примере реставрации.

    Софья Карпенко

    17 ноября 2020 г.
















    “Я хотел создать прецедент” — так начинает свой рассказ о процессе реставрации дома Наркомфина Алексей Гинзбург, внук Моисея Гинзбурга. Прецедент создать действительно получилось — вы вряд ли найдете реставрацию такого же уровня на территории России. Но сперва давайте углубимся в историю.


    Фасадам дома Наркомфина вернули оригинальный цвет, и он наконец-то вновь стал похож на тот самый “дом‑корабль”.


    Стеклянный витраж в коммунальном блоке вернулся к первоначальному облику, а пространство между колоннами-опорами вновь стало частью парка дома Наркомфина.
    “Дом переходного типа” на Новинском бульваре появился в 1930 году как результат эксперимента архитекторов-конструктивистов Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. Гинзбурга всегда волновали вопросы планировки жилых комплексов, он посвятил этому множество теоретических трудов и несколько глав своей программной книги “Жилище”. Дом Наркомфина стал идеальным воплощением всех его идей, но, к сожалению, просуществовал он в таком виде совсем недолго. Первыми жильцами “элитного” дома были сотрудники Наркомата финансов, и в том числе его глава Николай Милютин, для которого Гинзбург создал отдельный особняк на крыше — по сути, первый советский пентхаус. Квартиры-ячейки разных типов были предназначены как для больших семей (ячейки типа K на втором и третьем этажах), так и для одиночек (ячейки типа F и 2F).



    Видео
    Мастер-класс: выбираем комнатные растения вместе с флористом Кристофером Гриффином

    Популярное













    Одной из самых важных функций здания “переходного типа” по замыслу Гинзбурга была общественная. Поэтому там была устроена столовая, солярий на крыше, а пространство между колоннами должно было быть использовано для встреч и прогулок. По воспоминаниям жильцов дома, например Владимира Гинзбурга, отца Алексея Гинзбурга, столовой пользовались очень активно, и даже жители соседних домов приходили сюда на обед. Детский сад не был построен, но в коммунальном корпусе, прилегающем к основному зданию, организовали помещение для детских групп вместо спортивного зала. Чуть подальше, в прилегающем парке, стояло отдельное помещение самой современной прачечной. Все эти общественные пространства и коммунальные услуги были сосредоточены в доме для того, чтобы человек использовал свое свободное время для отдыха. Так видел себе Моисей Гинзбург не только дом нового типа, но и “человека нового типа” — современного и *не обремененного бытовыми заботами.



    Популярное











    Мастерская Моисея Яковлевича Гинзбурга в доме Наркомфина.


    Архивная фотография интерьеров коммунального блока.
    Именно к этой идее вернули дом новые собственники и авторы проекта реставрации. Уже в середине 1930-х годов колонны-опоры, которые воспевал и активно использовал в своих проектах Ле Корбюзье, были заложены — там появились дополнительные помещения и жилые площади. Часть ячеек превратилась в коммунальные квартиры, жильцы сменяли друг друга на протяжении многих лет, и практически все, что проектировали авторы, начиная от цветовых схем интерьеров и заканчивая сложнейшими инженерными системами Сергея Прохорова, к началу 2000-х было утеряно, а здание пришло в аварийное состояние.


    Аварийное состояние интерьеров в начале 2000-х в съемке Фрица фон дер Шуленбурга.



    Популярное











    Архивная фотография южного фасада коммунального корпуса.
    После многочисленных смен владельцев, эпохи креативных кластеров и йоги на крыше пришло время настоящей реставрации, которой занялись компания “Лига прав” во главе с Гарегином Барсумяном и архитектурное бюро “Гинзбург Архитектс”.


    Для того чтобы достичь оригинального зеленого цвета стен, студенты реставрационного колледжа сняли семь слоев краски. Как будет использоваться коммунальный корпус, пока не ясно — это еще обсуждается.


    Стеклянный витраж в коммунальном корпусе полностью оригинальный, реставраторы лишь очистили и заново покрасили его тонкие профили.



    Популярное











    Проект сделали за четыре года, и, как говорит Алексей, ничего, кроме Наркомфина, в эти годы в его жизни практически не было. Для того чтобы провести реставрацию такого уровня и превратить дом в объект элитной недвижимости, команде архитекторов и реставраторов требовалось провести огромный объем исследований. В первую очередь занялись инженерными решениями Сергея Прохорова и полностью восстановили их по оригинальным планам. Алексей оценивает этот пласт работ как самый сложный. Прохоров был абсолютным новатором для своего времени, он придумал “блоки Прохорова” — пустоты в межквартирных и междуэтажных перекрытиях, в которых прокладывали канализационные, водосточные и вентиляционные каналы. Архитекторам также удалось настоять на том, чтобы систему кондиционирования спрятали внутри, и она не портит облик здания.


    Лобби дома Наркомфина. Архитекторы ставили перед собой задачу создать интерьер в стилистике 1920-х годов, но не делать имитацию оригинального лобби.



    Популярное









    Второй важнейший пласт работ был связан с цветовыми схемами. Их разрабатывал один из мастеров школы Баухаус Хиннерк Шепер вместе с Гинзбургом. Конечно, все эти цвета — голубой, желтый, зеленый, красный — были утеряны, и перед реставраторами стояла амбициозная задача буквально докопаться до правды: стены исследовали буром и слой за слоем двигались к оригинальному цвету. Весь процесс реставрации задокументирован, и жители дома и его посетители могут изучать его прямо сейчас.


    Наглядный пример восстановления оригинальных цветовых схем — красный на потолке и голубой с желтым на стенах. На место также вернули ксилолитовые ступени.


    Законсервированные следы истории на перилах.
    Алексей Гинзбург настоял на том, чтобы на стенах остались незакрашенные куски — “культурные слои”, которые в конечном итоге привели реставраторов к первоначальному варианту, воссозданному как в общественных зонах, так и в некоторых квартирах. К счастью, девелопер проекта “Лига прав” абсолютно разделяет этот подход к реставрации. Именно на таких “кусочках истории” и строится это еле уловимое ощущение того, что обновленный дом Наркомфина — это живой памятник архитектуры, в котором бережно и с любовью восстановили все трещинки, законсервировали царапины на перилах, очистили дверные ручки квартир и воссоздали дух времени. “Я все время боялся ощущения новодела, это было для меня настоящим наваждением” — так описывает свои эмоции Гинзбург.


    Коридоры — “горизонтальные артерии” здания. Двери ячеек типа F исторически были покрашены в белый и черный цвета, так различались входы в нижние и верхние ячейки соответственно.





































    1 / 7










    Важным достижением реставраторов стала восстановленная система сдвижных окон. Архитекторы заново отлили железобетонные неподвижные рамы и отреставрировали уцелевшие подвижные деревянные, все это сложилось в аутентичную ленточную систему остекления, задуманную Гинзбургом. Удалось сохранить даже некоторые ручки, а новые отлили по их образцу на производстве.


    Деревянные оконные рамы и реплики оригинальных ручек.


    “Мы подняли культуру реплик на новый уровень”, — с гордостью заявляет Алексей Гинзбург. В доме Наркомфина они действительно достойны отдельного упоминания. Новые чугунные радиаторы изготовлены на том же заводе в Егорьевске, что и оригинальные радиаторы в 1930 году, светильники в общих зонах и коммунальном корпусе выполнены по фотографиям того времени, а новые дверные ручки органично блестят на белых и черных полотнах дверей.


    Те самые “кусочки истории”, по которым виден процесс реставрации. Гинзбург решил специально оставить открытым кусок камышита, который использовался для утепления перехода в коммунальный корпус, чтобы окончательно развеять все мифы по поводу низкого качества использованных Моисеем Гинзбургом материалов.




    Об интерьерах квартир-ячеек тоже позаботились. Гарегин Барсумян и Алексей Гинзбург сошлись во мнении, что новые жители должны въезжать в полностью готовые интерьеры, добавляя в них только мебель и декор. Во всех квартирах есть современные кухни, санузлы с оригинальной метлахской плиткой, а также система “умный дом”. История закольцевалась, и элитный дом для современного человека Моисея Гинзбурга вновь стал таким — уже для нового поколения своих обитателей.




    На крыше тоже провели исследование культурных слоев и нашли элементы оригинальной плитки 1930 года, по образцу которой произвели реплики. Функцию солярия крыше вернули.
















    Фото: Ольга Мелекесцева; Fritz Von Der Schulenburg/архив AD; Архив Дома Наркомфина
    На смёпках с 1 Израильской

    Хочу переделать мир. Кто со мной?

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
И как мы все понимаем, что быстрый и хороший хостинг стоит денег.

Никакой обязаловки. Всё добровольно.

Работаем до пока не свалимся

Принимаем:

BTС: BC1QACDJYGDDCSA00RP8ZWH3JG5SLL7CLSQNLVGZ5D

LTС: LTC1QUN2ASDJUFP0ARCTGVVPU8CD970MJGW32N8RHEY

Binance Pay ID: 431624865

Список поступлений от почётных добровольцев

Денежные переводы в Россию - не работают !!!



Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Архив

18+